Навальный «навалился» на решетку, суд и президента

«Кому-то очень хотелось, чтобы я ни одного шага не сделал по своей стране, вернувшись», — уверен оппозиционер.


«Суть дела в том, чтобы меня посадить по делу, по которому я уже был признан невиновным», — считает Навальный. © Пресс-служба Мосгорсуда

Судебное заседание 2 февраля, на котором Алексея Навального отправили-таки за решетку, стало своего рода «битвой гигантов». Сам подсудимый держался очень по-боевому, показывая, что не боится ничего — костерил в хвост и в гриву всю государственную машину во главе с первым лицом, а двое его адвокатов старались не отстать от подзащитного.

Суд, прокуратура и ФСИН держались подчеркнуто-корректно, возмутителю спокойствия предоставили возможность выговориться, лишь вяло призывая его к порядку. Однако всем было понятно, что за ними государство со всей его мощью, которое уж точно настоит на своем.

Это было выездное заседание Симоновского суда г. Москвы в помещении Московского городского суда — власти решили подобрать зал побольше из-за обилия прессы. Правда, в рядах самых непримиримых оппозиционеров уже созрела версия, что от Симоновского суда, хоть он и расположен близ «Автозаводской», прямой путь по набережной до Кремля, что создавало некоторое напряжение. А Мосгорсуд находится в районе Преображенки, где «все запутанно». Так или иначе, силовиков и автозаков на подходе к Мосгорсуду было достаточно.

В зале, можно сказать, шла игра «трое на трое». Подсудимый Навальный плюс адвокаты Вадим Кобзев и Ольга Михайлова, а напротив них прокурор Екатерина Фролова и представитель органов ФСИН капитан Александр Ермоленко. Судья Симоновского суда Наталья Репникова в гордом одиночестве восседала «промеж сторон», и даже отклонила один из прокурорских вопросов, но всеми воспринималась тоже как часть государственной машины.

© Фото Леонида Смирнова, ИА «Росбалт»

Капитан Еромоленко сухо изложил позицию уголовно-исполнительной системы. Как известно, Алексей навальный был осужден Московорецким судом г. Москвы 30 декабря 2014 года за мошенничество на 3,5 года условно с испытательным сроком на пять лет. Каковой срок ему был продлен в 2017 году еще на год — и в итоге растянулся до конца года 2020-го. Теперь представитель ФСИН заявил, что Навальный грубейшим образом нарушал обязанности условно-осужденного, особенно в прошлом году. А именно: шесть раз не явился в уголовно-исполнительную инспекцию на регистрацию. А после своего лечения в Германии уведомил инспекцию лишь о своем лечении в августе–сентябре — и боле ничего не сообщил, и не явился сам. Посему ФСИН и объявила его накануне Нового года в розыск — и просит, наконец, примерно наказать и заставить отбыть срок уже реально.

Нетрудно догадаться, что Навальный выразил диаметрально противоположное видение дела. По поводу своих неявок, он сам и адвокаты напомнили, что Навальный являлся-таки на регистрацию — правда, не по понедельникам, как хотели инспекторы, а по четвергам, как это было в прошлые годы.

«Приговором установлена моя обязанность являться в инспекцию два раза в месяц, — заявил подсудимый. — Я пять лет ходил в вашу инспекцию два раза в месяц. Несколько лет по четвергам — потом они захотели по понедельникам. Но я взрослый человек, у меня есть работа, семья, планы».

По поводу лечения, в ходе дискуссии сторон выяснилось, что Навальный и его защита посылали в инспекцию ФСИН уведомление 23 ноября, а затем еще 7 декабря справку из берлинской клиники «Шарите». Содержание этих документов, однако, власти не удовлетворило.

«В своем письме во ФСИН от 23 ноября вы указали, что проходили лечение в клинике „Шарите“ до 23 сентября? Да или нет?» — спросила прокурор Фролова, наверняка пародируя известный митинговый клич Навального.

© Пресс-служба Мосгорсуда

Навальный пояснил на это, что до 23 сентября он находился на стационарном лечении в клинике, однако затем ему требовалось еще длительное амбулаторное лечение и интенсивная физиотерапия. «После того, как я вышел из комы, я довольно продолжительное время ничего не понимал и не узнавал людей», — заметил он.

По мнению властей, этого обстоятельства Навальный с должной внятностью не указал. Тут произошло несколько словесных пикировок. «Товарищ капитан, вы уважаете президента Владимира Владимировича Путина?» — едко спросил Навальный, и в ответ на удивленные призывы к порядку пояснил, что даже глава государства лично упоминал о том, как знаменитый оппозиционер лечится в Германии. Тем более, об этом знали все остальные, «даже охранники на парковке».

И сам Навальный, и адвокат Кобзев напомнили, что у инспекции имелись телефоны жены и матери Навального и всей его защиты — так что узнать, где же Навальный скрывается, ничего бы не стоило. Наконец, адвокат Кобзев рассказал, что накануне 29 декабря, дня объявления оппозиционера в розыск, он получил СМС от ФСИН с просьбой передать Навальному, что если он вернется, его объявят в розыск. Так что — все все знали!

Также адвокат заявил, что судебная власть нарушила закон: а именно, то постановление Верховного суда РФ, где разъяснено, что отменить условное наказание после истечения условного срока можно только, если осужденный скрылся. ФСИН на этом и настаивает: что он-таки скрылся! А защита на все лады разъясняла, что к данной ситуации слово «скрылся» никаким боком не применимо. Все координаты человека были налицо! В конце концов, Навальный вернулся в Россию 17 января, везя с собой свой «больничный лист» — справку о завершении лечения, но доставить ее в инспекцию не смог, ибо тут-то его и задержали.

© Стоп-кадр видео

Ну, и, разумеется, Навальный от души высказался по главной для него теме. «Я хотел бы сказать пару слов о небольшом слоне в этой комнате, — заявил подсудимый. — Суть дела в том, чтобы меня посадить по делу, по которому я уже был признан невиновным, и которое уже было признано сфабрикованным. Европейский суд по правам человека черным по белому написал, что даже состава преступления нет».

«Кому-то очень хотелось, чтобы я ни одного шага не сделал по своей стране, вернувшись», — сказал Навальный, и разъяснил, кому, по его мнению. Конечно же, главе государства, по которому оппозиционер прошелся кратко, но со всей силы. При этом судья лишь очень вяло пыталась остановить его — дескать, судебное слушание — это не митинг, но в конечном счете дала все высказать.

«Главное в этом процессе — не то, чем он закончится для меня — а запугать огромное количество людей», — подчеркнул Навальный. Двумя фразами обрисовал он незавидное положение всех небогатых россиян, которые «получают 20 тысяч рублей и получают от национальных богатств ровно ноль!» И призвал всех не бояться власти и бороться, а от суда потребовал немедленного и полного освобождения.

Чуда, конечно же, не произошло. После двухчасового перерыва (истолкованного оппозицией, опять же, как желание не допустить в тот же день демонстраций) судья Репникова удовлетворила просьбу ФСИН. Итого: три с половиной года колонии, при этом почти год пребывания под домашним арестом зачтен в срок заключения день за день.

В момент вынесения приговора Навальный стал очень мрачен, а его супруга Юлия заплакала и попыталась снять маску, но была остановлена приставом. «Все будет хорошо! Пока!», — успел крикнуть жене оппозиционер, прежде чем исчезнуть за спинами конвоиров.

Леонид Смирнов


Читайте также «Воруют в РФ, а деньги хранят в ЕС»: в Германии предложили арестовать активы российских олигархов

«А чем такое количество ОМОНа занимается, когда мы дома сидим?»: в соцсетях показывают, как все было 31 января

Люди не знают, как реагировать на стендап на похоронах