Навального ждет приговор дуплетом

Ближайшая суббота будто нарочно объявлена рабочей, чтобы Фемида могла ударно потрудиться — в этот день главного российского оппозиционера будут судить дважды.


Развязка «Дела о торговле дедом» вновь перенесена на следующее заседание. © Стоп-кадр видео

Прения сторон по делу о клевете со стороны Алексея Навального в адрес ветерана Великой Отечественной войны Игната Артеменко прошли во вторник, 16 февраля, в Бабушкинском суде столицы в спортивном темпе. Время даром почти не тратили.

Суть уже довольно затянувшегося процесса (предыдущее заседание по этому делу состоялось 12 февраля) можно изложить в одном абзаце. 2 июня 2020 года появился рекламный ролик производства Russia Today, в котором ряд людей, включая знаменитости, выступили с призывом голосовать за поправки в Конституцию. Среди них был 94-летний Игнат Сергеевич Артеменко, в полковничьем мундире с наградами. Увидев этот ролик, Алексей Навальный отреагировал в своих Twitter и Telegram такими словами: «Вот они, голубчики. Надо признать, что пока команда продажных холуев выглядит слабовато. Посмотрите на них. Это позор страны, люди без совести». При этом в Twitter еще добавил и слово «предатели».

Собственно, «вопрос был прост и краток»: оклеветал Навальный почтенного ветерана — или только оскорбил. Именно это теперь и выясняет суд. При этом никаких «хороших» вариантов тут нет — никто не утверждает, что Навальный поступил с Артеменко благородно.

Однако, как вновь напомнили суду и сам Навальный, и его адвокат Ольга Михайлова, клевета — это распространение ложных сведений (при этом заведомо ложных). Оскорбление же есть оценочное суждение. Как выразился в данной связи один публицист: «Если бы про меня написали, что я убил старуху-процентщицу, вот это была бы клевета. Но если бы про меня написали, что я дурак, это было бы в худшем случае оскорбление».

«Цена вопроса», которую, возможно, не всякий благополучный обыватель сразу и поймет, достаточно велика. Клевета — это уголовная статья 128.1, и по части 2, в которой обвиняется Навальный, влечет за собой наказание вплоть до двух лет лишения свободы. Оскорбление — это статья. 5.61 Кодекса об административных правонарушениях. Она предусматривает штраф до 5 тысяч рублей (для физических лиц).

Ранее в ходе судебного следствия два приглашенных эксперта, профессор Института русского языка РАН имени В.В. Виноградова Анатолий Баранов со стороны защиты — и отчасти эксперт-лингвист экспертного центра Следственного комитета РФ Альбина Глотова со стороны обвинения отметили, что было оценочное суждение.

Несмотря на это, прокурор Екатерина Фролова бросилась в атаку: нет, было все! И распространение ложных сведений — было, и клевета — была! Фролова настаивала, что фраза Навального «свидетельствует о низком моральном качестве указанных лиц, об их продажности». Что это «информация о незаконном и недобросовестном поведении потерпевшего».

В сорокаминутной речи подполковника Фроловой промелькнуло немало выражений, живо напомнивших проработку разного рода «стиляг» на советских собраниях. «Навальный надеялся, что мы забыли о своих предках, — предположила она. — Но мы не забыли».

Далее Навальному вменялась «сознательная дискредитация Победы, часть последовательной кампании по искажению исторической правды». А также «подрыв ценностей, дискредитация истории, унижение защитников Отечества». Обвинитель заявила, что Навальный «был националистом, использовал риторику Власова». Что «это его сторонники в 2020 году разместили на сайте „Бессмертного полка“ портреты Гитлера, Гиммлера и Власова», и что «это его сторонник 31 января плюнул в спину своему дедушке и помочился на него». (О том, что Навальный если и был националистом, то русским, а отнюдь не немецким, прокурор предпочла умолчать).

После слова «Прошу…» Фролова замялась — и Навальный тут же едко ввернул: «Расстрелять?» Однако обвинитель, напоминая, что на Навальном висят еще прошлые дела, просила дать ему по совокупности приговоров три с половиной года общего режима и штраф в 950 тысяч рублей.

Сам знаменитый оппозиционер ожидаемо показал характер. Приносить извинения ветерану Навальный и ранее отказывался, не стал он этого делать и сейчас. Более того, в адрес внука Артеменко, Игоря Колесникова, представлявшего интересы потерпевшего, Навальный довольно грубо сказал, что он просто «торгует своим дедом». Он заметил, что Колесников имеет официальный доход в три тысячи рублей в месяц, его жена — 1900 рублей, при этом они «разъезжают в кабриолетах, а бизнес на дедушку записан» (слова «зицпредседатель» Навальный не употребил, но смысл был как раз такой). «Звание „Внук ветерана“! — зло хмыкнул Навальный. — Смотреть отвратительно».

Заодно Навальный потребовал почерковедческой экспертизы, настаивая, что подписи Артеменко везде разные.

Собственно, адвокатам к такой линии защиты оставалось добавить совсем немного (Навальный явно снял с них немалую часть нагрузки). Ольга Михайлова заметила, что «Артеменко принял участие в съемках политической рекламы, призывающей голосовать за поправки в Конституцию», и что там было сказано: «Российские артисты и общественные деятели». «О ветеране Russia Today в заголовке не упоминает, — подчеркнула Михайлова. — Тем не менее, обвинение делает вид, что Навальный оклеветал именно ветерана».

«Человек, вступающий в публичную общественную деятельность, берет на себя определенные риски, — заметил адвокат Вадим Кобзев. — В том числе, обременение становиться объектом публичных нападок со стороны оппонентов». Кобзев напомнил, что в свое время Верховный суд США оправдал ныне покойного скандальнейшего журналиста Ларри Флинта, постановив, что «моральные страдания лиц, вовлеченных в активную политическую деятельность, не могут быть основанием для ограничения свободы слова».

На этом заседание вдруг закончилось. Это было неожиданно, поскольку, по логике вещей, надлежало заслушать последнее слово подсудимого, которое Навальный рвался произнести. Но судья Вера Акимова решила поставить финальную точку в субботу, 20 февраля.

На этот же день ранее было назначено рассмотрение апелляции на приговор Навальному по делу «Ив Роше». Из-за этого не только у журналистов, но и даже у адвокатов возник вопрос, как теперь поспеть всюду.

«В 10.00 в Мосгорсуде состоится заседание по нашим апелляционным жалобам на замену условного срока реальным, — сказала Ольга Михайлова журналистам. — А на 14.00 суд перенес последнее слово Алексея по неизвестным причинам. Каким образом мы разорвемся на два судебных заседания, совершенно непонятно».

Зато куда больше ясности с прогнозами относительно будущих приговоров. Они сейчас «очень плохие по всем делам», — сказала защитница, по оценке которой, «право не имеет никакого отношения к ситуации, сложившейся с Навальным».

Леонид Смирнов


Читайте также В Госдуме подготовили поправки об уголовном наказании за оскорбление ветеранов

Кремль только рад разозлить Запад всерьез

Повстанцы в ЦАР сообщили об убийстве нескольких бойцов ЧВК «Вагнер»