Москва - все новости
14 апреля 2021, 14:17
265

Юристы призывают конкретизировать понятие провокации взятки

© Фото ИА «Росбалт»

Российские парламентарии, адвокаты, а также социологи заявили о необходимости внести должную ясность в понятие провокации взятки. Речь идет о злоупотреблениях со стороны сотрудников правоохранительных органов в ходе борьбы с коррупцией. Обсуждение темы прошло в московском пресс-центре «Росбалта.

Как рассказал заместитель председателя комитета Государственной думы по безопасности и противодействию коррупции Анатолий Выборный, в Уголовном кодексе под провокацией понимается попытка передать деньги, ценные бумаги имущество или оказать услуги имущественного характера конкретному лицу, которое занимает государственную или муниципальную должность, либо руководящую должность в бизнесе, без его согласия.

Однако статья 304 УК РФ о провокации взятки в реальности применятся очень редко: в 2017 году в стране было рассмотрено всего шесть таких дел, в 2018 году — четыре, а в 2019-20 годах — ни одного. Между тем, жалоб на полицейские провокации такого рода довольно много, и нередко в судах разваливаются дела якобы о взятках.

«Проблема в деталях, — отметил парламентарий. — В законе об оперативно-розыскной деятельности нет четкого разграничения, что же собой представляет оперативный эксперимент и где грань его правомерности». Хотя в законе прописано, что подстрекать, склонять, побуждать к получению взятки запрещено, реальные ситуации порой оказываются сложнее этой формулировки. Анатолий Выборный призвал предельно четко прописать, каковы границы эксперимента, и все иные результаты, полученные за этой гранью, признавать несостоятельными.

О том, что в законодательстве нет четких критериев, определяющих провокацию взятки, говорил и управляющий партнер адвокатского бюро FORTIS Вячеслав Земчихин.

«Пленум Верховного суда РФ дополнил постановление по делам о взятках и коррупции рекомендацией проверять законность и обоснованность проведения оперативно-розыскных мероприятий (ОРМ), — сообщил адвокат. — При этом Верховный суд отмечает, что такую проверку следует делать вне зависимости от признания или непризнания фигурантом своей вины».

«Но это только лишь рекомендация, — подчеркнул Земчихин. — Сотрудники же правоохранительных органов не осведомлены, каковы признаки провокации дачи или получения взятки, и чего стоит избегать при проведении ОРМ. У следователей и судей отсутствует обязанность по назначению лингвистической экспертизы, которая могла бы помочь выявить провокацию. А показания сотрудников о том, что они не допускали провокационных действий, возводятся часто в ранг доказательств. Хотя это недопустимо ввиду прямой заинтересованности в исходе дела».

В качестве примера Земчихин привел громкое дело в Самаре с бизнесменом Вячеславом Усыниным. По мнению адвоката, его подзащитный был вынужден дать взятку сотруднику правоохранительных органов, так как имела места провокация и даже торг: размер взятки за неуплату налогов вырос с 1 млн рублей до трех. Взятка была передана в пакете вместе с бутылкой дорогого коньяка.