Posted 12 января 2021,, 13:00

Published 12 января 2021,, 13:00

Modified 1 февраля, 03:40

Updated 1 февраля, 03:40

Антон Орехъ. По многочисленным просьбам

12 января 2021, 13:00

Любое публичное высказывание о Рамзане Кадырове хорошо бы начинать с извинений. Как говорится, лишним не будет. Но я извиняться не стану — потому что целиком и полностью поддерживаю идею назвать мечеть в Грозном его именем.

Ну, а чьим еще? Был бы Путин мусульманином, назвали бы именем Путина. Но Путин — православный, поэтому в Грозном есть просто проспект имени Путина, упирающийся в здание Правительства Чечни.

Такова местная специфика. Здесь не ждут, пока выдающиеся люди покинут нас, а воздают им заслуженные почести при жизни. Тем более, что, как сообщается, назвать мечеть в честь Рамзана Кадырова решили «по многочисленным просьбам». Насколько эти просьбы были многочисленны, так сказать, в непосредственном цифровом исчислении, уточнять не стали. Не видел я и кадров с этими многочисленными просителями.

С другой стороны, это каяться перед главой республики надо поименно и под запись, а просить назвать в честь своего вождя мечеть, можно в заочной, безличной форме. Но мы же советские люди, мы выросли на «многочисленных просьбах» простых тружеников.

А еще я считаю, что решение назвать мечеть в честь Рамзана Кадырова — честное. Потому что это не только его мечеть, но и его республика. Потому что Кадыров добился для Чечни реальной самостоятельности. Благодаря только своей харизме и обаянию. Иной раз уже трудно понять — то ли это Чечня является частью России, то ли Россия является частью Чечни.

Рамзан Кадыров заслужил не только персональный храм, он заслужил право вообще не обращать внимание на наше мнение. Не важно, что думаю об этом я, не важно, что думаете вы, не важно, как отнесутся к этому мусульмане в других регионах, политики, депутаты.

Спросите ради интереса об этом Пескова на ближайшем брифинге, и он ответит на этот вопрос настолько аккуратно, словно идет по минному полю с завязанными глазами. Вот это и есть признание величия и заслуг.

А мечеть — лишь часть общей картины безграничного уважения к руководителю Чеченской республики. У которого я, на всякий случай, под конец, все-таки попрошу прощения. Вдруг меня как-то неверно поняли. Так что лишним не будет. И пусть мой голос утонет в хоре «многочисленных просьб».

Антон Орехъ, обозреватель