Posted 2 марта 2022,, 16:15

Published 2 марта 2022,, 16:15

Modified 1 февраля, 17:31

Updated 1 февраля, 17:31

Россия рискует погрузиться в «архаику»

2 марта 2022, 16:15
Уход Apple — цветочки, в случае объявления санкций ведущими игроками отрасли в РФ уже через полгода может рухнуть качество мобильной связи.

Среди промышленных отраслей России, за которые тревожно в связи с невиданными ранее международными санкциями, особенно выделяются электронная и IT. Как известно, отечественного мобильного телефона никто (или почти никто) в руках не держал. Что теперь будет с российской системой мобильной связи? С корреспондентом «Росбалта» беседует исполнительный директор Общества защиты Интернета Михаил Климарев.

— Михаил, вот очередная новость: корпорация Apple объявила о прекращении продажи в России айфонов — а заодно и об ограничении работы системы электронных платежей Apple Pay. Чем это грозит российскому «среднему классу», пока он еще существует?

— В рамках санкционных списков, Apple отказался поставлять в РФ какую-либо новую технику. Не будет никаких айфонов. Понятно, что станут какие-то серые схемы вводить, но рост цен неизбежен, и большой. Сервисы Apple Pay — и Google Pay, который обслуживает гораздо больше телефонов, смартфонов на андроидах — уже не работают, они отключены.

Что еще могут отключить? Потенциально Apple может вообще отключить, «окирпичить» все айфоны, которые находятся на руках в России. Это делается в рамках стандартной функции, которая называется «локатор». Там можно определить, где телефон находится — и если его украли, то с помощью i-cloud заблокировать. Пока этого не происходит, не слышу никаких воплей — думаю, что отключен доступ к каким-то отдельным функциям, например, к AppleStore. Это связано с получением денег из России, поэтому думаю, что какие-то платные услуги от Apple получить будет нельзя, включая i-cloud.

— А у смартфонов на андроидах?

— Операционная система «Андроид» — там сложнее немножко, сама эта система более открытая. У некоторых производителей есть похожие функционалы — по поводу «окирпичивания» всего телефона. У «Самсунга» — есть, а у других… Там же китайских еще много. Все эти аппараты работают через Google Pay. Так что оплата в интернете отключена везде. И также будет закрыто принятие платежей из России.

Не в первый раз это, кстати, случается. У России есть Республика Крым, где все это мы проходили в 2014 году, просто не так широко. В Крыму было запрещено много сервисов, операторы отказались работать — в смысле, принимать деньги. Вполне естественное течение дел: РФ под санкциями. Доменный регистратор Go Daddy отказался работать с крымчанами. Сейчас примерно такое же происходит с NameCheap. И люди тоже страдают — как и куда переносить домены? Booking отказался бронировать жилье на территории полуострова. Понятно, VISA, Mastercard, PayPal, доставка в Крым Amazon и E-bay, Microsoft даже вводил меры.

Сейчас это все будет повторяться — и умножаем на два. Компания Cloudflare перестанет предоставлять защиту от DDOS-атак российским компаниям. Это очень крупный оператор связи, который защищает ресурсы от этих DDOS. А им подвержены практически все интернет-ресурсы в РФ. В том числе ТАСС, kremlin.ru — там бешеные DDOS-атаки.

— Но в Крыму эту проблему решили?

— Да, но в Крыму-то все это было локально. Решали долго, с помощью VPN, без которой в Крыму ничего не работает. Украинские операторы связи там закрылись, российские вошли под чужими именами. Насоздавали «дочек», а скорее — «внучек» через несколько ходов, чтобы и концов нельзя было найти. Всякие МТС и «Билайн» работают, но считается, что это Краснодар. Платежные системы тоже перерегистрировались. Люди просто приезжали поближе, в тот же Краснодар, открывали там счета в Сбербанке и пользовались ими в Крыму.

В сегодняшних масштабах такое, конечно, уже не сработает. Ехать-то некуда, нет больше такого Краснодара, куда мы могли бы уехать и открыть банковскую карту. Все российские карты будут рано или поздно заблокированы — а если не заблокированы, то, по крайней мере, не будут приниматься в международных сервисах. Много сервисов просто по идеологическим причинам откажутся работать с россиянами.

И это еще только цветочки, потому что есть же еще всякие санкции, которые будут наложены на поставку оборудования. Сейчас уже пишут, что Nokia отказалась от поставок оборудования в Россию — и не телефонов, а телекоммуникационного оборудования. Базовые станции, коммутаторы. Она занимает, думаю, процентов 30 на мировом рынке. Основных вендоров, которые делают оборудование для мобильной связи, по сути дела, три. Это Nokia, Ericsson — два европейских и Huawei китайский. Ericsson отзывает лицензии у российских операторов связи. Остается Huawei — но он не покрывает всей цепочки.

— А можно ли программное обеспечение Apple и Google заменить «хуавеевским»?

— Быстро — никак не получится, все равно придется как-то с ними взаимодействовать. Я все же надеюсь, что они не будут все ПО отключать удаленно, дадут какое-то время…

И это очень плохо — иметь только одного поставщика, вы попадаете в его власть, и он может вам выкручивать руки. И кстати, будет ли Huawei — тоже не факт. Потому что есть вторичные санкции — если, например, Intel запретил продавать его процессоры в Россию, даже в составе оборудования Huawei. Так что я не думаю, что Huawei так уж ломанется выручать российских операторов связи, да еще по дешевым ценам.

По крайней мере — на развитии телекоммуникации в России можно ставить крест. Про новый стандарт мобильной связи пятого поколения 5G вообще можно забыть.

— А то, что уже есть?

— Работоспособность тоже ставится под сомнение — работать будет все хуже и хуже, и через полгода, наверное, уже мы заметим снижение качества связи.

Это же годами строилось. Операторы связи ведь не просто же так покупали одни железки у одного поставщика, другие — у другого. Там сделки на миллионы долларов — серьезный подход, смотрят на характеристики и на то, как поставщик себя ведет. И если бы «Хуавей» работал очень хорошо, никакого Ericsson не было бы и раньше. Строили мультивендорные сети. Сейчас все это ушло.

В России построено порядка 250 тысяч базовых станций. Их строили почти 20 лет. И если сейчас на трети из них выйдет из строя оборудование — оно выйдет надолго. Заменить его нечем. Huawei, даже если постарается, не сможет поставить такой объем. Заменить Ericsson на Huawei, в принципе, можно — но на это уйдут годы. А сеть-то должна работать, а она не будет. Связь будет работать все хуже и хуже.

И еще одно: не так страшны сами санкции, как наши антисанкции.

— В том числе и в IT-сфере?

— Я понятия не имею, что в головах наших руководителей, но они могут ввести антисанкции, как против сыра. Возьмут и заблокируют YouTube. Или Google. А все эти сервисы довольно серьезно в российский интернет интегрированы, это повлечет за собой падение многих других сервисов. И если мы думаем, что прекратим пользоваться YouTube и все перейдем на RuTube, и ничего не изменится — так нет, изменится. Потому что на RuTube нет такого количества контента, в том числе обучающего и рекламного видео. Его невозможно перетащить ни на какой RuTube. Если появится такая функция, ее Google запретит.

В интернете очень много сервисов, которые завязаны на другие сервисы. Дернешь за веревочку — все валится. Отключения больших сервисов там еще не было. Есть понятие «полный шатдаун», когда полностью отключают интернет, как это было в январе в Казахстане. А там уже все банки работали через интернет, все предприятия, транспорт. Вся экономика Казахстана легла на 120 часов. На третий день интернет начали включать, пусть ненадолго, потому что невозможно…

А есть частичный шатдаун — когда отключают один большой сервис. Мы не знаем, что произойдет, если взять и Google отключить. Это операционная система Android, которая работает не только на телефонах — но и на ТВ, и на кассовых аппаратах, которые связаны с налоговой службой. Так что стоит опасаться как того, что Google отключит от себя всю Россию — так и того, что его Роскомнадзор запретит.

А на телефонах есть еще такая функция — обновление программного обеспечения. Оно тоже идет через Google. Если не обновлять — этим воспользуются хакеры, которые станут воровать данные и деньги.

Это апокалипсис. Россия «интегрируется» в анархию.

— Жуть… На этом фоне, как следует относиться к словам депутата Госдумы Марии Бутиной, которая гордо демонстрировала модель отечественного вроде бы смартфона AYYA T-1?

— Это многое говорит о наших депутатах. Телефон же на микропроцессорах. А их в России не делают. Их делает тайваньская компания ТSMC, а она уже объявила, что даже наших «Байкалов» делать не будет. Где Бутина станет их заказывать?

— А сами мы не можем наладить производство?

— Сколько раз мы ни пытались их делать — «после обработки напильником получается автомат Калашникова». Есть у нас завод «Микрон» под Москвой, и там делают чипы для карточек. Довольно бойкое производство — но они сами работают на французском оборудовании.

А главное — производство микропроцессоров настолько сложно, что ни одна страна их не делает полностью. TSMC на Тайване, Samsung в Южной Корее и Intel в США. Больше нигде. Причем: на Тайвань привозят чертежи, заготовки, и они на этой основе доделывают. А есть еще английская фирма IRM, которая делает ядра микропроцессоров, программный код, на основе которого делают инженерные решения. В Нижнем Новгороде у Intel была лаборатория, которая писала софт для производства компиляторов под микропроцессоры. Насколько я знаю, последнего человека они в прошлом году вывезли. А начали — в 2014-м.

Беседовал Леонид Смирнов