Posted 5 июня 2023,, 16:05

Published 5 июня 2023,, 16:05

Modified 1 февраля, 20:12

Updated 1 февраля, 20:12

Алексей Макаркин. Единственным политиком, способным «взорвать» ситуацию, остается Трамп

5 июня 2023, 16:05

В 1980-е годы советское телевидение освещало борьбу троих кандидатов в президенты США: Рональда Рейгана, Уолтера Мондейла и Гэса Холла. Последний баллотировался от компартии США и, несмотря на явные симпатии к нему советских медиа, получил в 1984 году лишь 0,04%, ухудшив свой результат 1980 года (тогда у него было 0,05%).

Еще в СССР перевели «Комедиантов» Грэма Грина, где одним из персонажей был симпатичный и полностью оторванный от реальной жизни мистер Смит, кандидат в президенты США от одной из «третьих» партий. Разумеется, у него не было шансов, что признавал и он сам, и его жена: «У нас не было своей организации, — сказала миссис Смит. — Нам это было не по средствам. И тем не менее мы получили больше десяти тысяч голосов».

А еще в США есть кандидаты и от двух ведущих партий, которые тоже не претендуют на победу, но хотят заявить о себе. Они делятся на две части — «постоянные кандидаты» (аутсайдеры на многочисленных выборах) и «дебютанты» (которые пробуют свои силы).

Сейчас в России охотно цитируют кандидатов, для которых главное — участие. Уже давно цитируют «постоянного кандидата» из штата Кентукки Джеффри Янга, поддерживающего внешнюю политику России (он пять раз баллотировался в Палату представителей и три раза в губернаторы; в нынешнем году на праймериз демократов в штате получил 5% голосов). А только что появился «дебютант» Вивек Рамасвами (в президентской кампании от республиканцев), настаивающий на том, что Украина должна пойти на большие уступки России. Впрочем, по своей риторике он мягче «отвязанного» Янга, но все же расходится с мейнстримом.

Однако позиции истеблишмента — как демократического, так и республиканского — наглядно проявились при недавних голосованиях в Конгрессе по законопроекту о недопущении дефолта, когда было принято двухпартийное решение о том, что военные расходы урезаны не будут. И голоса правых республиканцев (как и левых демократов) ничего изменить не могли.

Единственным политиком, способным «взорвать» ситуацию, остается Дональд Трамп. Не потому, что он «пророссийский», а из-за сильнейшей неприязни к тому, что он и его сторонники называют deep state, — а по сути, ко всей американской государственной машине со всеми ветвями власти (даже Верховный суд, принявший антиабортное решение, им не нравится, так как он отверг претензии Трампа на пересмотр результатов выборов-2020).

Если в 2016 году Трамп победил неожиданно для себя и буквально шел на ощупь, назначая на ключевые посты неизвестных ему людей и быстро в них разочаровываясь (видя в них все тех же представителей истеблишмента, в погонах и без них), то сейчас ситуация может быть иной. Трамп доверяет только проверенным трампистам, которые не отвернулись от него, когда он был «хромой уткой» и искал малейшие шансы, чтобы остаться в Белом доме. И Трамп в случае избрания способен причинить много неприятностей государственной машине — поэтому будет сделано все возможное, чтобы 2016 год не повторился. Тем более что и сам Трамп своим радикализмом отпугивает колеблющихся избирателей, которые и решают исход выборов.

Алексей Макаркин, политолог — для Telegram-канала Bunin&Co