Posted 15 июня 2023,, 21:01

Published 15 июня 2023,, 21:01

Modified 5 февраля, 07:08

Updated 5 февраля, 07:08

Доллар заставят услышать злые голоса

15 июня 2023, 21:01
Сценарий, при котором китайская валюта на глобальных рынках теснит или полностью заменяет американскую, в США рассматривают как уже «лежащий на столе».

Тот факт, что западные санкции напрямую бьют по доллару, поскольку попавшие под них страны начинают искать другие средства платежа, в Вашингтоне наконец признали на официальном уровне. Министр финансов США Джанет Йеллен, выступая на слушаниях в комитете по финансовым услугам Палаты представителей Конгресса, заявила, что американским властям «приходится с этим мириться».

Тем не менее, по ее словам, «для большинства стран практически не существует серьезного обходного пути» в условиях американских санкций в связи с тем, что доллар остается резервной валютой. Йеллен также констатировала «некоторое увеличение запасов других резервных активов» по всему миру, отметив, что этого следовало ожидать в условиях растущей мировой экономики. «Со временем постепенно увеличится доля других активов в резервах стран в силу естественного стремления к диверсификации, но доллар, несомненно, продолжит оставаться доминирующим резервом», — уверена глава Минфина США (цитаты по ТАСС).

Подобные настроения пока превалируют и в Европе. В условиях, когда экономика США работает лучше, чем экономика еврозоны, доллар «выглядит более привлекательной валютой для покупки по сравнению со многими другими, включая евро», приводит агентство Reuters слова главы отдела валютных и корпоративных исследований в Danske Bank Кристоффера Ломхольта.

Соединенные Штаты своим главным экономическим соперником считают КНР, поэтому все более серьезно относятся к перспективе того, что реальный вызов доллару бросит китайский юань. Впрочем, еще в апреле этого года один из ведущих американских финансово-экономических журналов Forbes вышел с таким заголовком: «Плохие новости для Си: почему китайский юань не заменит доллар США в качестве мировой резервной валюты». В этой публикации говорилось, что «китайский лидер Си Цзиньпин хочет, чтобы его страна заменила США в качестве мировой сверхдержавы», а важнейшей инициативой для достижения этой цели является занятие юанем того места в глобальной экономике, которое сейчас занимает доллар США. При этом в конечном счете утверждалось, что эта попытка обречена на неудачу.

Число тех, кто отказывается слепо верить таким оптимистическим прогнозам, растет, и, как видно, среди них есть вполне влиятельные и статусные политики. Месяц назад член Сената США от Флориды Марко Рубио в статье, написанной специально для британского издания The Daily Telegraph, предупредил, что способность Вашингтона «наказывать» другие страны с помощью финансовых и банковских санкций «ставится под сомнение китайским юанем, который в настоящее время является самой торгуемой валютой в России».

По оценке сенатора, появление альтернативной финансовой системы «создает слепое пятно», в котором те или иные страны и компании, ведущие бизнес с Соединенными Штатами, «могут скрыть сомнительное поведение от мирового сообщества». «По мере того как экономика Китая продолжит расти, все больше стран войдут в орбиту Пекина и этой новой системы альтернативных финансов», — написал Рубио, отметив, что из этого следует сделать два политических вывода.

Во-первых, по его мнению, США нужно оживить внутреннее производство. «Чтобы выжить и процветать в многополярную эпоху, мы должны иметь возможность снова производить самые разные товары — от полупроводников до фармацевтики и всего, что между ними», — написал он. Второй вывод сенатора заключается в том, что США необходимо проводить более ответственную внешнюю политику с целью находить и сохранять союзников, поскольку Штаты больше не могут рассчитывать на согласие других стран по умолчанию следовать в американском фарватере.

При этом, чтобы уравновесить растущую антиамериканскую коалицию Пекина и сохранить доллар «настолько сильным, насколько это возможно», Рубио призвал администрацию США создать собственную коалицию.

В последующем интервью The Hill Рубио заявил, что китайцы в конечном итоге хотят создать «новый мировой порядок». «Они сказали это открыто — особенно если вы читаете английский перевод речей на китайском языке», — заметил сенатор, напомнив, что КНР создает собственные институты, параллельные тем, что были учреждены на Западе после Второй мировой войны (Всемирный банк, МВФ, ВТО и так далее). «В конечном итоге валюта станет частью этого», — предсказал Рубио, аргументировав свой прогноз тем, что Пекин «работает по планам на 50 лет вперед, а не на две недели, как мы».

Позицию тех, кто скептически относится к подобным предостережениям, в своей колонке с заголовком «Борьба БРИКС против доллара — бесполезное упражнение» изложил обозреватель Bloomberg Маркус Эшворт.

Соглашаясь с тем, что США пользуются «непомерной привилегией» благодаря статусу доллара, Эшворт, тем не менее, скептически оценивает перспективы соперничества со стороны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, КНР и ЮАР), даже несмотря на большое количество стран, желающих присоединиться к этому объединению.

Постулируя, что «определяющим элементом резервной валюты является то, что она является второй наиболее используемой валютой для внутренних операций», Эшворт напоминает, что почти каждый товар в мире, включая нефть и золото, торгуется в долларах и даже криптовалюты связаны почти исключительно с долларом США. «Если ОПЕК не может придумать нефтевалюту, какие шансы есть у случайной группы географически разрозненных стран?» — задается вопросом обозреватель, приходя к выводу, что ни одна страна БРИКС, и даже все они вместе, не в состоянии «по волшебству» создать альтернативную валюту.

«Доминирование доллара может казаться утомительным, но близкой альтернативы нет. Злитесь на долларовую машину сколько угодно — она вас не слушает», — заключает Эшворт.

Правда, Джанет Йеллен, которой приходится иметь дело больше с реальными цифрами, чем с красивыми лозунгами, явно не считает, что вызов, брошенный доллару, можно не принимать во внимание, отгородившись от Пекина стеной. «Для нас было бы катастрофой пытаться полностью порвать с Китаем. Снижение рисков? Да. Полный разрыв отношений? Абсолютно нет», — заявила она в минувшую среду.

Михаил Макаров