Posted 5 июля 2023,, 09:03

Published 5 июля 2023,, 09:03

Modified 1 февраля, 20:17

Updated 1 февраля, 20:17

Дмитрий Прокофьев. Почему странам БРИКС не нужна общая валюта

5 июля 2023, 09:03

Роберт Манделл, автор теории оптимальных валютных курсов («человек-который-придумал-евро»), объяснял в свое время, в каких случаях разным странам выгодно проводить согласованную денежно-кредитную политику (и иметь общую валюту).

Денежно-кредитная политика (ДКП) — это, в первую очередь, механизм компенсации экономических шоков. Что-то случилось? Повышаем или понижаем ставки, увеличиваем или уменьшаем предложение денег — затыкаем провалы рынка.

Согласно Манделлу, если экономики разных стран подвергаются похожим шокам (имеют одинаковые проблемы), то им выгодно проводить сходную ДКП. А то и завести общую валюту — это позволит снизить транзакционные издержки на обмене при взаимной торговле, а фирмы смогут расширить рынок.

Например, «старая Европа», основатели ЕС. На макроуровне различия между Францией, ФРГ и Бенилюксом некритичны — почему бы им не считать между собой (и у себя) на «одинаковые деньги»?

Для южной Европы выигрыш уже не так очевиден (поэтому там и вечные проблемы с бюджетом).

А вот Польша — восточный член ЕС и поставщик Германии — держится за свои злотые, и понятно почему: хочет иметь демпфер, который в случае чего позволит ей снизить цену своего экспорта (по отношению к зоне евро). Так же и Норвегия «считает на кроны» — ее «газовая экономика» непохожа на экономики других европейских соседей. И Британия, даже будучи членом ЕС, «считала на фунты» — другая экономика, другая валюта.

Но может быть и так: и страны разные, и экономики у них разные, и на проблемы в экономике реагируют они по-разному, но в силу каких-то причин есть возможность оперативно маневрировать факторами производства между этими странами. Это пример США. С точки зрения «экономико-географического ландшафта» штаты — совершенно разные страны. И вызовы для них — тоже разные. Техас — нефтяная сверхдержава, Массачусетс — центр образования, Нью-Йорк — глобальная агломерация, Айова — продовольственная столица, Калифорния — производная от спроса в Юго-Восточной Азии. В такой ситуации общий доллар им вроде бы незачем (было время — в каждом штате печатали собственные деньги). Но! Высокая мобильность труда и высокая мобильность капитала позволяют штатам компенсировать шоки не за счет игры со ставками, а за счет быстрого маневра трудом и капиталом. Труд: нет работы в Луизиане — значит, поехали в Миннесоту. То же и с капиталом: обанкротился Детройт — вложимся в Сиэтл. Зачем терять на разнице курсов? Давай общий доллар!

А теперь вопрос: что общего между экономиками Индии, Китая, Южной Африки, Бразилии и РФ (ну и кто там еще обещал в БРИКС «записаться»), чтобы им имело смысл проводить скоординированную ДКП или «по-быстрому» обмениваться капиталом и трудом? У стран БРИКС даже большой торговли друг с другом нет. С Китаем по отдельности есть, а между собой — нет. Правда, Индия вот начала скупать РФ нефть <…>, но купить-то у Индии особо нечего — вот РФ почти ничего там и не покупает. Ну и надеюсь, что никто здесь особо не рассчитывает ни на «бразильские инвестиции», ни на «трудовые ресурсы ЮАР».

Нет причин для общей ДКП и возможности маневра факторами производства — нет и общей валюты.

Дмитрий Прокофьев, экономист, автор Telegram-канала «Деньги и песец»