Posted 7 июля 2023,, 10:02

Published 7 июля 2023,, 10:02

Modified 1 февраля, 20:17

Updated 1 февраля, 20:17

Андрей Серенко. Провал западной модернизации Афганистана стал пирровой победой талибов

7 июля 2023, 10:02

Два года нахождения талибов у власти в Афганистане продемонстрировали тупиковость и бесперспективность проекта «Талибана»* (террористическое движение, деятельность которого в России запрещена). Представляется, что его замена на проект ИГИЛ (запрещенная в РФ террористическая организация) / «Вилаят Хорасан» (филиал запрещенной в РФ террористической организации «Исламское государство») является лишь делом времени.

Проект «Талибана» оказался новой формой очередной традиционалистской реакции на очередной же модернизационный (на этот раз — западный) проект для Афганистана. Успех талибов в 2021 году — это не только торжество пакистанского силового истеблишмента, сумевшего использовать «Талибан» для борьбы за контроль над Афганистаном. Это еще и реванш традиционалистов и фундаменталистов над очередными афганскими модернизаторами-неудачниками.

Однако поражение республиканского проекта западной модернизации Афганистана стало в итоге пирровой победой талибов.

Крах республиканского проекта в Афганистане в 2021 году подвел черту под длительной эпохой афганских модернизационных экспериментов. Она началась в 70-е годы ХХ века после успешного госпереворота Дауд Хана, который попытался реализовать проект национальной модернизации, используя возможности сотрудничества Кабула одновременно с Советским Союзом и США. Проект был прерван апрельской революцией 1978 года и приходом к власти НДПА.

После этого начался второй модернизационный эксперимент — советский, который потерпел крах и привел к реваншу традиционалистов в виде корпорации моджахедов. Однако победившие систему НДПА моджахеды не смогли предложить собственный проект национального развития для страны, в итоге не выдержав конкуренции с новым фундаменталистским проектом «Талибана», который снес анархическую тиранию моджахедов.

Вторжение США и НАТО в Афганистан в 2001–2002 годах дало старт третьему модернизационному проекту — западному. Он спустя 20 лет также завершился провалом и реваншем фундаменталистских сил в лице «Талибана 2.0». Однако, как и моджахеды в начале 90-х годов, талибы оказались сегодня неспособными предложить перспективный проект национального развития. В результате Афганистан оказался в проектном вакууме.

Выход из этой ситуации может быть либо через новый модернизационный проект, либо через еще более радикальный проект фундаменталистской реакции.

С модернизационным проектом 4.0 для Афганистана все плохо — его просто нет, как нет и ресурсных национальных элит, способных такой проект не просто выработать, но и навязать стране.

Остается трек фундаменталистской реакции, на котором режим «Талибана» конкурирует с проектом ИГИЛ / «Вилаят Хорасан». Очевидно, что ИГИЛ является более последовательным, глубоким и пассионарным реакционным проектом, чем «Талибан». Последний не может сегодня предложить Афганистану ни новой глубокой модернизации, ни новой глубокой фундаменталистской реакции.

Пока ИГИЛ / «Вилаят Хорасан» в Афганистане недостаточно силен (почти как талибы в середине 90-х годов прошлого века). Однако он уверенно набирает силу, в том числе — за счет пассионарного размывания и «погружения в быт» талибского проекта. Если ситуация будет развиваться таким образом, как сейчас, то успех проекта ИГИЛ / «Вилаята Хорасан» в Афганистане будет возможен (или даже неизбежен) уже через несколько лет.

Андрей Серенко, политолог, эксперт по Афганистану