Posted 11 сентября 2023,, 11:57

Published 11 сентября 2023,, 11:57

Modified 30 марта, 08:12

Updated 30 марта, 08:12

Директор по разработке Splunk Андрей Шелег: IT-индустрии нужны универсальные специалисты

11 сентября 2023, 11:57
Эксперт в области инновационных технологий — о том, какие кадры востребованы на рынке в кризис.

Рынок IT в 2023 году переживает волну массовых увольнений. Такого вынужденного исхода программистов не наблюдалось с конца 2000-х. Как стать IT-специалистом, за которого компании будут бороться даже во времена кризисов? Об этом в интервью «Росбалту» рассказал Андрей Шелег бывший технический директор белорусской компании Octonion Technology, в мае нынешнего года занявший пост Director of Engineering в краковском офисе известного американского разработчика ПО Splunk. Андрей Шелег также работал в компаниях Octonion Technology и Mapbox, принимал непосредственное участие в создании спортивного трекера PIQ, платформы Brainium и программного продукта Octonion Machine Intelligence.

— Андрей, на IT-рынке в этом году неспокойно: свой штат «оптимизируют» и гиганты отрасли, и небольшие компании. Насколько серьезна ситуация?

— Есть известный портал layoffs.fyi, который отслеживает информацию об увольнениях в технологической отрасли. Если использовать его в качестве источника данных, то можно увидеть, что количество увольнений в IT-компаниях за время пандемии COVID-19 в 2020 году составило около 80 тысяч человек. А в нынешний кризис, начиная с четвертого квартала 2022-го и завершая первым полугодием 2023-го, сокращения составили более 290 тысяч, то есть их несоизмеримо больше.

— В чем, по-вашему, причина кризиса, и есть ли признаки изменений к лучшему?

— Причин кризиса в IT, на мой взгляд, две. Первая — это глобальный экономический спад, который подтолкнул как компании, так и индивидуальных потребителей к экономии на потреблении услуг IT-отрасли. Вторая — бурный рост спроса на IT-продукты во время пандемии, для ответа на который компании начали массово нанимать специалистов. Во многих случаях цифры найма были завышены из-за прогнозов продолжения роста спроса. Но события 2022 года скорректировали спрос, обнажив факт чрезмерно раздутого штата специалистов у IT-гигантов, которые и запустили волну увольнений. А за ними уже пошли и компании поменьше, вызвав настоящую лавину сокращений.

По моим наблюдениям, ситуация сейчас стабилизировалась на некотором нижнем уровне. Если в ближайшее время не произойдет глобальных политических и макроэкономических потрясений, то IT-отрасль перейдет к умеренному росту и восстановлению.

— Работа в Octonion Technology принесла вам известность в международном IT-сообществе. Но, думаю, даже профессионалу с вашим багажом новая руководящая должность досталась не даром?

— Конкуренция на управленческие позиции в топовые IT-компании — а Splunk относится именно к ним — была и ранее, до этапа массовых увольнений. А в последние полгода она стала очень серьезной. Сейчас компании могут выбирать не просто специалистов с необходимыми опытом и знаниями, но тех, чьи взгляды совпадают с конкретной корпоративной культурой. По понятным причинам у меня нет точной информации относительно количества кандидатов на позицию, но, как я мог видеть, лишь через сеть Linkedin (заблокирована в РФ — ред.)на вакансию было подано более 50 заявок. Мне пришлось пройти восемь этапов собеседований, от проверки технических знаний до решения сложных управленческих задач.

— На прежних местах работы, в том числе в минском офисе HTC и Octonion Technology, вы успевали совмещать функции руководителя и разработчика ПО. Это и помогло победить конкурентов?

— Думаю, что победить в этом конкурсе мне помогла комбинация знаний из нескольких областей: это технические навыки (разработка и архитектура программного обеспечения), опыт разработки продуктов, понимание масштабирования процессов разработки, а также существенный опыт управления командой. В личном плане могу сказать, что мои ценности — стремление к инновационности и постоянному движению вперед, открытость к сотрудничеству для достижения общих целей — совпадают с ценностями компании, и это очень помогло найти общий язык с коллегами еще на этапе собеседования.

— Как директор по разработке ПО — Director of Engineering — вы занимаетесь и решением кадровых вопросов, и стратегией развития продукта. Какие задачи на новом месте вы считаете приоритетными?

— В 2023 году Splunk начал активно развивать офис в Кракове, чтобы улучшить качество предоставляемых сервисов для клиентов в Европе. Это логичный шаг в трансформации Splunk из американской компании в международную. Я работаю в департаменте, который отвечает за критически важный путь поступления данных от систем наших клиентов в платформу Splunk. Часть команды и ранее работала в Кракове, но моя задача — обеспечить рост команды в несколько раз всего лишь за несколько месяцев. И речь идет о полном цикле работы — начиная с обсуждения желаемого профиля потенциальных кандидатов с командой найма и заканчивая проведением собеседований на ключевые позиции, а также принятием решений о найме. Цели в Splunk есть у всех, от генерального директора до обычного разработчика, и обычно это цели на ближайшие полгода. Мои цели связаны как раз с наймом сотрудников и масштабированием процессов разработки в связи с возросшим размером команды.

— Вашим серьезным преимуществом является то, что вы можете разговаривать с командой на одном языке, поскольку сами являетесь разработчиком ПО. При вашем непосредственном участии был создан спортивный трекер PIQ, который успешно продавался в Европе и в Америке. Для каких видов спорта он был предназначен?

Чтобы сразу объяснить контекст, скажу, что мультиспортивный трекер PIQ — это схожее с умными часами миниатюрное носимое устройство, содержащее в себе микроэлектромеханические датчики: акселерометр, гироскоп и некоторые другие. Данные с датчиков обрабатываются на микроконтроллере в составе PIQ, без отправки на сервер или в «облако», и при помощи алгоритмов машинного обучения осуществляется распознавание типов движений спортсменов. Официально трекер поддерживал пять видов спорта: гольф, теннис, горные лыжи, кайтсерфинг, бокс. Кроме того, мы сделали еще около десяти прототипов. Я лично проплыл в бассейне более 20 километров, собирая данные для разработки трекера для пловцов. За пять лет, с 2015 по 2020 год, было продано приблизительно 130 000 устройств PIQ.

— Работая над трекером, вы стали соавтором трех международных патентов, в том числе патента Method for measuring angular speeds, associated device, and sensor. Расскажите, чем была вызвана необходимость их создания?

В самом начале разработки PIQ у меня еще было достаточно времени, чтобы непосредственно заниматься анализом данных и созданием алгоритмов. Например, я был автором первой версии нашей внутренней разработки, которая позволяла автоматически определять несогласованность в данных с датчиков. Вместе с коллегами мы проанализировали данные о более чем 3 000 замахов клюшкой для гольфа, пытаясь решить проблему переполнения диапазона измерений гироскопа в случае очень резких движений. Эти наработки и легли в основу международного патента US20200309805A1 — Method for measuring angular speeds, associated device, and sensor (способ измерения угловых скоростей, связанные c ним устройство и датчик — ред.), где я был соавтором.

Основная задача, которую мы ставили перед собой при разработке патентов, — это защита интеллектуальной собственности на высококонкурентном американском рынке, где продавались устройства PIQ.

— В IT-индустрии защита интеллектуальной собственности крайне актуальна, поскольку продукты связаны с инновационными технологиями. Насколько мне известно, вы несколько раз сталкивались с копированием ваших разработок, что говорит о признании продукта на рынке. Как вы относитесь к плагиату?

— Мы всегда считали плагиат критерием успешности продукта: если тебя копируют, значит, ты делаешь то, что нравится людям, и достоин подражания. Но плагиат — это скорее удел рынка Китая, где производится огромное количество клонов оригинальных брендов.

Мы действительно дважды сталкивались с плагиатом наших разработок. Самый первый — это скопированный визуальный стиль PIQ для мобильного приложения и рекламных буклетов, так называемый design book, в который входят логотип, шрифты, комбинация цветов для оформления, расположение элементов и так далее. Наши стиль был скопирован в приложении для организации правильного питания для китайского рынка.

Второй пример: копирование самого устройства PIQ. Мы заметили товар на одном из китайских сайтов для продажи поддельных брендов, даже сделали заказ с нескольких адресов, но так и не получили ни одного устройства. В обоих случаях мы не считали нужным бороться с подделками.

На американском рынке мы сами сталкивались с претензиями от других компаний, в основном они касались методов обработки сигналов для носимых устройств. Но благодаря наличию собственного патентного портфолио все претензии были сняты нашими юристами без огласки и судебных разбирательств.

— Вы член престижного клуба Leaders Excellence Harvard Square — онлайн-сети бизнесменов со всего мира, которую поддерживают такие институции, как Стэнфорд и Гарвард, и попасть куда можно лишь за особые заслуги. Что дает членство в этом элитном сообществе, помимо возможности украсить свой профиль в LinkedIn его официальным сертификатом?

— Как вы правильно сказали, это элитное сообщество профессионалов из различных отраслей со всего мира. Поэтому первая ценность такого участия — это само сообщество и социальные связи: вы можете общаться с экспертами с разными взглядами и мнениями, открывая абсолютно новые аспекты тех вопросов, которые казались уже давно решенными. И наоборот, можно получить помощь с решением вопросов, которые казались вам ранее нерешаемыми.

Второй аспект членства в ассоциации — доступ к уникальным обучающим курсам от самого престижного альянса бизнес-образования AACSB International. То есть, становясь участником Leaders Excellence Harvard Square, вы обретаете уникальную возможность получить доступ к мировому уровню бизнес-образования прямо из дома.

— Возвращаясь к IT-индустрии, какие отрасли кажутся вам сегодня наиболее перспективными в творческом и карьерном плане?

— Возможно, это прозвучит неожиданно, но я бы посоветовал не привязываться к какой-то одной отрасли, которая «на волне» прямо сейчас. Мы уже проходили «волны» разработки веб-сайтов, бум мобильной разработки, всеобщий интерес к «большим данным». Сейчас мы наблюдаем активный рост генеративного искусственного интеллекта. Что будет перспективным в ближайшие 5–10 лет? Беспилотные автомобили? Или метавселенная с цифровыми двойниками людей? Гадание — неблагодарное занятие для инженера.

— Как человек, который прошел путь от рядового разработчика до одного из технических директоров бренда с мировой репутацией, какие советы вы можете дать начинающим IT-специалистам?

В гибкой разработке программного обеспечения есть такое понятие, как «Т-образные» — T-shaped специалисты. Оно обозначает потребность в универсальных специалистах в командах. Поэтому я бы посоветовал развиваться как в какой-то основной области — что соответствует вертикальной черте в букве Т, — так и затрагивать смежные — горизонтальная черта буквы. Это сделает из вас более ценного на рынке специалиста.

Беседовал Андрей Михайлов