Posted 21 января, 17:03

Published 21 января, 17:03

Modified 5 февраля, 07:08

Updated 5 февраля, 07:08

Как остановить предсказанные старение и вымирание России

Как остановить предсказанные старение и вымирание России

21 января 2024, 17:03
Фото: CC0 Public Domain
Демографический кризис из области «пугалок» шагнул в реальность.

Убыль и старение населения стали одними из основных угроз для экономик большинства развитых и развивающихся стран мира. И Россия в их числе.

Россиян становится все меньше

В конце 2023 года Росстат представил основные гипотезы и результаты прогнозных расчетов численности населения России до 2045 года. По итогам последней переписи населения, на начало 2023-го в РФ проживали 146,4 млн человек. При среднем прогнозе население страны продолжит сокращаться до 2045 года — и составит к началу 2046-го 138,8 млн. Негативный вариант прогнозирует 130,6 млн человек, а оптимистичный — 150,9 млн. Причем в последнем случае умеренная убыль населения будет продолжаться до 2030 года, а затем возобновится рост.

Еще одна проблема, характерная для России, — старение граждан. По среднему сценарию численность населения трудоспособного возраста снизится с 84 млн 747 тыс. человек до 79 млн 771,9 тыс. на начало 2046 года. Причем этот процесс будет идти неравномерно: с 2026 года количество трудоспособных россиян будет расти, а с 2036-го — снижаться. Однако с подобными вызовами сталкивается не только Россия.

Мировые тренды не радуют

Как отмечает эксперт по Восточной и Юго-Восточной Азии Роман Файншмидт, демографические тренды современного мира достаточно сложны и неоднозначны. «Так, хотя в развитых странах заметно старение населения, но его сокращение происходит не везде, поскольку в отдельных государствах имеют место заметный миграционный приток, а также уровень рождаемости выше или около уровня воспроизводства в 2,1 рождений на женщину (например, суммарный коэффициент рождаемости (СКР) в Израиле составляет 2,9, а во Франции — 1,8). Именно поэтому в странах Скандинавии, США, Израиле или во Франции население продолжает расти», — пояснил он в комментарии «РосБалту».

Заметные проблемы с рождаемостью и старением населения наблюдаются в Восточной Азии. В Японии сокращение населения идет уже с 2010 года, а более 30% граждан — люди в возрасте 65 лет и старше. В Китае с уровнем СКР в 1,1-1,2 население сокращается с 2022 года, хотя КНР продолжает оставаться развивающейся экономикой. Такая же проблема в скором времени может коснуться и Таиланда, где СКР равен 1,3 и который также принадлежит к экономикам с доходами лишь выше среднего (по классификации Всемирного Банка). При этом показатель СКР демонстрирует сокращение почти во всех странах мира. Даже в Индии количество рождений на женщину упало ниже уровня воспроизводства — с четырех в 1991 году до двух в 2021-м.

Безусловно, проблему пытаются решать на уровне государств, однако результаты таких попыток сильно разнятся. «В качестве успешного кейса традиционно рассматривается Франция, где была создана социальная инфраструктура, создающая условия для рождения и воспитания детей (расширение системы учреждений дошкольного образования, налоговые льготы для семей с несколькими детьми, а также оплачиваемые отпуска по беременности и т. д.). Тем не менее успех Франции не удалось повторить ряду других стран», — отмечает Файншмидт.

Например, в Южной Корее в период с 2006 по 2021 год на демографическую политику (отмена оплат детских садов, фиксация платы за обучение в вузе, ввод выплат за рождение ребенка, предоставление отдельных пособий за детей до 1 года и до 7 лет и т. д.) было потрачено более $200 млрд, однако рождаемость все равно упала до самых низких в мире значений — до 0,78 на женщину.

«Корейский кейс наглядно продемонстрировал, что при реализации демографической политики необходимо четко фокусироваться именно на проблемах, с которыми сталкиваются молодые семьи, а не пытаться все свести к денежным выплатам (хотя для решения отдельных проблем они также необходимы)», — поясняет эксперт.

К концу XXI века, согласно расчетам ООН, ряд стран столкнется со старением и сокращением (депопуляцией) населения. Наиболее ярко это будет заметно в Восточной Азии: например, население Китая упадет с 1,409 млрд в 2023 году (из которых около 20% старше 60 лет) до примерно 750-770 млн человек (старше 60 лет будут 47-48%).

Как отмечает Роман Файншмидт, ожидается, что население продолжит стремительно расти прежде всего в странах с доходами ниже среднего: в таких регионах, как Африка (например, в Нигерии, ДР Конго, Египте, Эфиопии, Бурунди, Гане и др.), Латинская Америка (Перу, Гаити, Гватемала) и Азия (Пакистан, Афганистан, Ирак, Сирия, Йемен). «Не следует исключать, что динамика и численность населения будут скорректированы, однако, скорее всего, это может произойти в сторону понижения, поскольку даже страны с самой высокой фертильностью женщин (Нигер, Чад, Бурунди и др.) демонстрируют замедление этого показателя, что связано с ростом качества медицины, расширением использования средств контрацепции и распространением образования и рабочих профессий среди женщин», — отмечает эксперт.

В свою очередь, учредитель международного благотворительного фонда «Дети должны жить» Екатерина Машина пояснила «РосБалту», что демографическая ситуация в беднейших африканских странах, таких как Кения и Бурунди, тесно связана с экономическим и социальным развитием данных регионов. «В Кении, особенно в районе Кибера, уровень бедности достигает критических масштабов. Многодетные семьи выживают на доход, который в лучшем случае составляет около 90 рублей в день. Это означает, что у людей нет доступа к достаточному питанию и качественной медицинской помощи. Отсутствие адекватной медицинской инфраструктуры и услуг приводит к негативным последствиям, включая повышенную смертность и проблемы с репродуктивным здоровьем, распространением инфекционных заболеваний», — подчеркнула эксперт, добавив, что многие местные жители за всю за свою жизнь ни разу не видели врача.

Все эти факторы влияют на миграцию: значительное количество людей покидает свою родину в поисках лучшей жизни и экономических возможностей, что, в свою очередь, может привести к недостатку рабочей силы и потере человеческого капитала.

Кадры решают все, но их нет

Демографический кризис влияет на экономику России в разных аспектах. Один из них — рынок труда. «В первом квартале 2023 года дефицит кадров достиг своего пика, показав самые высокие значения с момента создания мониторинговых ресурсов Центробанка в 1998 году. Особенно сложная ситуация сложилась в отрасли добычи сырья, обрабатывающего производства, промышленности, водо- и теплоснабжения (да и в целом в ЖКХ), логистике и так далее. Более 80% работодателей в 2023 году столкнулись с недостатком квалифицированного персонала», — отмечает гендиректор компании «Металворк» Роман Панасенко.

По данным Росстата, ежегодное пополнение трудовых ресурсов России за счет вступающей в трудоспособный возраст молодежи с 2000 по 2020 год упало на 40%. «В результате происходит сокращение численности рабочей силы и ее старение: больше половины занятых — это лица старше 40 лет. По прогнозам, в ближайшее десятилетие потери в занятости могут составить 3–5 млн человек. Возрастает нагрузка пожилых людей на экономику: доля населения старше трудоспособного возраста уже превышает 25%, т. е. каждый четвертый в стране является пенсионером. В таких условиях привлечение дополнительных работников из-за рубежа имеет реальное практическое значение», — отмечает член Глобальной ассоциации экспертов по миграционной политике, д. э. н. Ирина Ивахнюк.

Однако очевидно, что лишь за счет мигрантов, особенно учитывая несовершенство современной миграционной политики, которое признается и в обществе, и на высших уровнях власти, проблему не решить. Как указывают эксперты, здесь необходим комплексный подход: повышение производительности труда, в том числе за счет автоматизации и механизации рабочих функций и применения искусственного интеллекта, реформирование профобразования с учетом меняющегося спроса на рынке труда, подготовка кадров на предприятиях и сотрудничество с учебными заведениями, а также более активное вовлечение женщин и пенсионеров в рабочий процесс.

Заставить рожать — или убедить

Самым действенным способом преодоления демографического кризиса является повышение рождаемости — до 3-4 детей на семью. Причем очевидно, что борьба с абортами, в спорах о необходимости которой последние годы активно ломают копья лидеры общественного мнения и депутаты, к решению это задачи большого отношения не имеет — их число снижается и без участия чиновников (в 2010 году абортов было зафиксировано 1,186 млн, то в 2022-м уже 0,503 млн), но количество детей не растет.

По разным причинам женщины или не готовы рожать вовсе, или готовы, но не столько, сколько хотелось бы государству: по данным Росстата, 70% россиянок заявляют о намерении иметь не более двоих детей — в 2022 году СКР составил лишь 1,45. И просто заставить их рожать не получится.

В прогнозе Минэконоразвития на 2024–2026 годы указывается, что рождаемость падает в том числе из-за снижения численности молодых женщин. Доктор медицинских наук, ректор Высшей школы организации и управления здравоохранением (ВШОУЗ) Гузель Улумбекова отмечает, что ежегодно их количество уменьшается в среднем на 400 тысяч — и такая картина может фиксироваться до 2028 года. Кроме того, наблюдается «откладывание рождений на более поздние годы», что, в частности, объясняется сложностью экономической ситуации и отсутствием устойчивой уверенности в завтрашнем дне.

Государство планирует воздействовать на ситуацию по нескольким направлениям — путем повышения значимости семьи с детьми, профилактики прерывания беременности, создания дополнительных мест в детских садах, и, конечно, выплат. Как пояснила Улумбекова, по последним данным Минэкономразвития, Россия тратит на стимулирование рождаемости около 3 трлн рублей: это и единое детское пособие, и маткапитал, и повышение доступности жилья, и единовременные выплаты по ипотеке.

Однако, считают эксперты, систему нужно подкорректировать. «Большая ошибка, что мы изменили модель начисления материнского капитала со второго ребенка сразу на первого. Потому что и так рождения были на среднем значении, а мы всю модель мотивации, по сути, сломали», — высказывает мнение демограф Вадим Безвербный. Кроме этого, полагает он, сами суммы выплат следует увеличить.

С этим согласна и Гузель Улумбекова: сотрудники ВШОУЗ, изучив меры господдержки во Франции, Швеции и Германии, где удалось добиться серьезного повышения коэффициента фертильности, пришли к показательному выводу. «Оказалось, это серьезная экономическая поддержка: они тратят от ВВП три с лишним процента на семейную политику, а мы тратим 1,8%», — указывает эксперт.

Также, по ее мнению, важно создать дружественную среду для воспитания детей — расширяя сеть бесплатных кружков, детских садов, продленных группы, формируя корпус нянь, развивая медицинскую помощь и вариативность форм занятости для женщин. «Если с 2024-го мы примем эти меры, и будет соответствующая идеология — что государство будет заботиться о вашем ребенке и не позволит вам впасть в нищету, — уверяю, мы дополнительно сможем к 1,3 миллиона родить 200–300 тысяч в год», — полагает Улумбекова.

В целом эксперты согласны, что выправить положение возможно лишь при сочетании ряда факторов. «Перспективы и сроки возможного подъема рождаемости до уровня воспроизводства в России зависят от успешности реализации мер поддержки семей, улучшения экономического положения и социальных условий, а также степени интеграции молодых семей в общество и рынок труда. Этот год в России назван Годом семьи, посмотрим по какому он вектору направит демографию», — отмечает политолог Илья Марголин.

Елена Дудина