Posted 8 февраля, 13:00

Published 8 февраля, 13:00

Modified 12 февраля, 15:21

Updated 12 февраля, 15:21

Алексей Наумов. Россия в очередной раз доказала, что ее место — в европейском мире

Алексей Наумов. Россия в очередной раз доказала, что ее место — в европейском мире

8 февраля 2024, 13:00
Фото: Стоп-кадр видео

Настоящая причина пристального внимания к Такеру Карлсону в российском информационном пространстве — вовсе не «раболепие и низкопоклонство», как пишут острые на язык комментаторы. Настоящая причина — совершенная неестественность, чуждость происходящего ныне с Россией разворота на Глобальный Юг. Никакие саммиты «Россия-Африка», никакие камлания о «мировом большинстве», никакие братские и теснейшие отношения с Китаем и Ираном не могут скрыть одной простой истины: Россия — европейская страна, и российское общество в массе своей абсолютно европеизировано.

И речь не про ЕС и не про политику: отождествлять Европу и Евросоюз — преступление против логики. И мы — часть европейской цивилизации, как и американцы, причем даже больше, чем они. Париж, Рим, Венеция, Нью-Йорк — это все близкое и свое, а Тегеран, Пекин, Шанхай и Ханой — чужое. Караваджо и Пикассо — свои, а Гу Кайчжи — чужой. Александр Дюма — свой, а Юкио Мисима — чужой. Чужой не в значении «враг», а именно что «не свой».

Нитей, делающих Россию частью Европы, — миллионы, от культурных и мировоззренческих до кулинарных, и никакие политические разногласия и войны не смогут эти нити разорвать. В телевизоре можно сколько угодно показывать китайские новые года и жизнерадостные лица африканских артистов — люди выкинут это при первой возможности и будут следить за Такером Карлсоном. Точно так же туры в солнечный Исфахан моментально поменяются на привычный Париж при потеплении отношений и возвращении Шенгена.

Европейское самоощущение вполне справедливо для всего российского общества, в том числе для его самой консервативной, радикальной части. Более того, если люди либеральных взглядов среди европейских коллег могут найти множество единомышленников и всегда ощущать себя частью общеевропейского мейнстрима по всему кругу социальных и политических вопросов, то консерваторам приходится куда сложнее.

Русские антилиберальных и консервативных взглядов из общеевропейского мейнстрима выпадают, и потому тем отраднее для них увидеть, что и в других частях европейского мира есть их единомышленники — за «жесткую руку», за «военные методы решения споров», «за традиционную семью» и за, прости господи, два туалета в конце коридора. И такие воззрения есть в нашей большой европейской семье.

Вы никуда не денете контекст и, что называется, мироощущение — и потому у меня не вызывает ни малейшего сомнения, что будущее России именно в этом европейском мире (да и настоящее, собственно, в нем).

Алексей Наумов, журналист-международник, политолог, автор Telegram-канала «Внешпол»