Posted 14 июня, 15:13

Published 14 июня, 15:13

Modified 14 июня, 15:15

Updated 14 июня, 15:15

Алексей Макаркин: К кому обращается Путин

Алексей Макаркин: К кому обращается Путин

14 июня 2024, 15:13
Фото: kremlin.ru
О высказываниях Владимира Путина на встрече с руководством МИД.

1.⁠ ⁠Условия по Украине — это не запросная позиция, которая не выносится в публичное пространство, а обсуждается в кулуарах. Сейчас кулуаров в отношениях с Западом больше нет. Серьезные переговоры если и ведутся, то по локальному вопросу обмена заключенными — такая повестка существовала и во времена холодной войны, когда меняли «разведчиков на шпионов». Отдельные неформальные зондажи к кулуарам отношения не имеют. Для торга нужно хотя бы минимальное доверие друг к другу — а его нет с обеих сторон.

2.⁠ ⁠Заявленная на высшем уровне позиция — это условия России, основанные на ее конституционных положениях. Включение в состав РФ четырех регионов в 2022 году вкупе с поправкой в Конституцию 2020 года о запрете «действий, направленных на отчуждение части территории Российской Федерации» обозначили российскую позицию, которая сейчас публично озвучена. То есть отказ от включения в возможные параметры торга новых территорий был жестко зафиксирован еще в 2022 году — и сейчас лишь поступило очередное подтверждение этого.

3.⁠ ⁠Заявление Путина перед конференцией в Женеве должно «перебить» информационную повестку. На первый взгляд, оно адресовано Украине и Западу, но понятно, что условия российского президента приняты не будут. На самом деле главный реальный адресат — это страны Глобального Юга, которые не хотят делать выбор между Россией и Украиной и выступают за скорейшее прекращение огня. Только что Владимир Зеленский встретился с Нарендрой Моди на полях саммита G7 в Италии, а до этого посетил Саудовскую Аравию, где был принят кронпринцем Мухаммедом бен Салманом. Россия дает понять Югу, что она не против прекращения огня, но только на своих условиях.

4.⁠ ⁠В частности, заявление Путина — это сигнал Китаю. Россия официально не отвергает китайский план урегулирования, в котором говорится о прекращении огня (этот документ более напоминает декларацию «за все хорошее»), но настаивает на принятии своих предварительных требований в виде вывода украинских войск из четырех регионов и публичного отказа от вступления в НАТО. А уже дальше — набор вопросов, обсуждавшихся в 2022 году в Стамбуле (демилитаризация, денацификация и др.), о которых российская сторона также забывать не намерена.

5.⁠ ⁠И еще о России и Западе — уже без прямой связи с сегодняшними заявлениями. Десятилетия переговоров между СССР и западными странами проходили в условиях, когда вопросы идентичности по негласной договоренности откладывались в сторону, а обсуждались темы, по которым можно договориться. Сейчас этого нет — и в обозримом будущем не предвидится. Причем не только из-за геополитики (она как раз не исключает компромиссов), а из-за идентичности. Для современной российской власти Великая Отечественная война, говоря словами автора слов советского и российского гимнов, — «это вроде как вчера». Для западного политического класса Вторая мировая война — это глубокая история.

Алексей Макаркин, политолог — для Telegram-канала Bunin&Co