Posted 28 июня, 09:41

Published 28 июня, 09:41

Modified 28 июня, 18:22

Updated 28 июня, 18:22

Белоусов меняет традиции с опорой на Уголовный кодекс

Белоусов меняет традиции с опорой на Уголовный кодекс

28 июня 2024, 09:41
Фото: kremlin.ru
Эксперты называют новую экономическую модель в РФ «военным кейнсианством».

Любые шаги нового министра обороны Андрея Белоусова вызывают повышенное внимание не только политологов и политических журналистов, но и прежде всего его непосредственных подчиненных в военном ведомстве и в целом людей погонах.

Например, один раз министр появился в камуфляжной форме — на совещании президента с членами Совета Безопасности. Кстати, формально Белоусов стал постоянным членом этого органа гораздо позже, чем занял главное кресло в Минобороны. Учитывая бюрократические процедуры, можно предположить, что само его назначение случилось неожиданно и к нему не успели подготовиться. На всех остальных публичных мероприятиях Белоусов был в подчеркнуто гражданской одежде, что вызвало недовольство определенных ультрапатриотических блогеров, мол, сейчас не время для цивильных нарядов.

Однако как раз прежде всего формой одежды новый министр обороны показывает, если хотите, круг своих полномочий. Если коротко, их можно уместить в слова «военная экономика» или «военное кейнсианство», то есть государственное регулирование экономических процессов в сфере национальной обороны. Примером может служить инспекция состояния дел на Дальнем Востоке, в ходе которой Андрей Белоусов пригрозил уголовным делами за срывы сроков сдачи военных объектов. Такой вот надзор — с опорой на Уголовный кодекс. Причем, он сказал, что объекты необходимы для ветеранов СВО, которые скоро вернутся по месту службы. То есть помимо госрегулирования новый глава Минобороны, видимо, еще отвечает за военный оптимизм.

Но проблемы не ограничиваются Дальним Востоком. Серьезной задачей (причем не только военной) выглядит создание двух новых военных округов — Московского и Ленинградского. Последний может вообще стать главной ареной противостояния с Западом, учитывая то, где проходят его границы. Соответственно, в Петербурге и окрестностях инспекции Белоусова, можно не сомневаться, будут регулярными.

Переориентация военного ведомства на экономику была подчеркнута и при назначении новых заместителей министра. Первым замминистра стал выходец из Минфина Леонид Горнин, отвечавший как раз за военные финансы. Простыми заместителями стали Анна Цивилева, возглавлявшая Фонд «Защитники Отечества», первый зампред управделами президента и сын бывшего премьера Павел Фрадков, а также аудитор Счетной палаты и бывший министр по делам Крыма Олег Савельев.

Понятно, кто будет отвечать за финансы, кто за социальную сферу, кто за строительство и управлением имуществом, а кто за аудит. При этом весьма условно к команде Белоусова можно отнести только Савельева, а остальные выглядят как буквально прямые президентские назначенцы.

Объяснить это можно тем, что извлечен опыт из карьеры в Минобороны другого совсем гражданского министра Анатолия Сердюкова, который привел в ведомство свою команду из Федеральной налоговой службы, и это сыграло с ним злую шутку. У Белоусова такой команды нет, поэтому она буквально с колес формируется из кадрового резерва Кремля. Вот вам и смысл такого назначения министра обороны. Белоусов свободен от так называемых ведомственных «групп по интересам». Он недолго возглавлял Минэкономразвития, а затем был помощником президента и первым вице-премьером. Именно такая биография и стала поводом для неожиданного назначения. Но надо понимать, что в каком-то смысле Кремль пошел ва-банк — провалы, а тем более коррупционные скандалы нельзя будет списать на нерадивого министра.

Военная же сфера отдана Генштабу и теперь он существенно меньше пересекается с Минобороны. В среду Владимир Путин провел совещание по модернизации флота, и докладчиком был главком ВМФ Александр Моисеев. Так что можно предположить, что если планы реформ отданы военным, то их финансовое обеспечение и контроль над исполнением на заводах от Санкт-Петербурга до Камчатки будет осуществлять уже формируемая сейчас команда министра обороны.

Сейчас многие традиции только формируются, потому что под началом Анатолия Сердюкова работа велась в совершенно других и куда более спокойных условиях. Да и публику больше интересовали его амурные дела, чем военная реформа, которую ни в коем случае не стоит считать провальной. Именно под началом экс-главы ФНС российская армия максимально избавилась от советского наследия.

Сейчас же действительно самое время обратить внимание на мелкие детали в деятельности Белоусова, поскольку до конкретных результатов работы требуется существенно больше времени.

Например, новый министр обороны шел чуть сзади президента, когда Владимир Путин 22 июня возлагал цветы к стелам городов-героев в Александровском саду в Москве. Многие политологи и военные эксперты заметили, что такое случилось впервые и стали гадать, что с точки зрения «классической кремленологии» это значит. Здесь вновь можно вспомнить крупного государственного деятеля советского времени Дмитрия Устинова, который тоже отвечал в должности министра обороны за экономику и ВПК, причем в эпоху брежневского застоя, когда выводы о переменах во властных коридорах делались исходя из расстановки на Мавзолее во время торжественных мероприятий.

Скоро состоится военно-морской парад в Санкт-Петербурге в честь Дня ВМФ и опять же многие журналисты и эксперты напишут о том, во что был одет и где стоял Андрей Белоусов. Есть и традиции 9 мая, когда даже Анатолий Сердюков объезжал войска и принимал парад. Неизвестно, сохранятся ли они при его фактическом преемнике.

В целом все напоминает то, что Андрей Рэмович будет работать даже не настоящее, а на будущее. С учетом того, что даже оптимисты отводят геополитическому противостоянию с Западом годы, а обычно десятилетия, Минобороны нуждается в модернизации, четком разделении полномочий с Генштабом и работе над адаптацией «военного кейнсианства» под российские реалии. Это означает и изменение кадровых традиций и даже формы одежды, несмотря на внутреннее сопротивление, погубившее неплохую карьеру того же Сердюкова. Преимущество же Белоусова сейчас в том, что это самое внутренние сопротивление в условиях СВО может быть опасно не просто завершением многих карьер, но масштабными уголовными делами — и не факт, что только по коррупционным статьям.

Кирилл Шулика