Posted 3 июля, 19:00

Published 3 июля, 19:00

Modified 8 июля, 20:51

Updated 8 июля, 20:51

Ипотечный допинг, даровой труд и реликты верфей Петербурга

Ипотечный допинг, даровой труд и реликты верфей Петербурга

3 июля 2024, 19:00
Фото: трансляция на сайте ifcongress.ru
О чем Набиуллина, Греф, Костин и Дерипаска дискутировали на Финансовом конгрессе Банка России в Санкт-Петербурге.

Финансовый конгресс Банка России в среду начал работу в Санкт-Петербурге с пленарной сессии, в которой приняли участие председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина, глава Сбербанка Герман Греф, глава ВТБ Андрей Костин, а также общественный деятель Олег Дерипаска (в прошлом глава «Русала»). Главный финансовый форум года проводится в Северной столице меньше, чем через месяц после главного экономического — ПМЭФ-24, на котором президент РФ Владимир Путин обозначил 10 идей по структурному изменению экономики страны. Также стоит отметить, что в этом году местом проведения Конгресса выбраны две площадки, каждая из которых является по-своему знаковой для Санкт-Петербурга. Программа первого дня открылась в БКЗ «Октябрьский», второй и третий день пройдут на новой сцене Александринского театра.

Контекст. Программа Финансового конгресса Банка России, работа которого завершится 5 июля, состоит из 24 деловых мероприятий с участием более 120 спикеров, среди которых представители органов государственной власти, лидеры финансового рынка, эксперты в области экономики и финансов. Тематика для дискуссий также весьма обширна: стратегия развития экономики в условиях трансформации, денежно-кредитная политика, укрепление финансового рынка, защита прав потребителей и интересов розничных инвесторов.

Впереди у России «марафон с препятствиями»

В первый день работы конгресса в рамках пленарной сессии «Рост в условиях ограничений» каждый из участников дискуссии назвал свой топ проблем, которые ограничивают экономическое развитие России. Эльвира Набиуллина обозначила их так: «рабочая сила, технологии, институты». Андрей Костин подчеркнул, что без возможности осуществлять трансграничные расчеты «Россия будет абсолютно беспомощна». Это, по его мнению, сейчас один из главных вызовов.

Герман Греф назвал главными приоритетами эффективность и работоспособность институтов. «Если правила игры всем понятны и есть конкуренция во всех секторах экономики, то все остальное становится лишь прикладной проблемой», — сказал он. При этом глава Сбербанка проиллюстрировал свой тезис такими цифрами: для роста ВВП частные инвестиции в полтора с лишним раза более эффективны, чем государственные.

В то же время Эльвира Набиуллина отметила, что хотя в 2022 году экономика «быстрее оправилась от шока, чем мы сами ожидали», важно осмыслить нынешнюю ситуацию и понять, что предстоит длинный забег. «Это не короткая дистанция, а действительно марафон, причем по пересеченной местности и с препятствиями», — подчеркнула она.

Что Костин обнаружил на верфях Петербурга

Одной из центральных тем для обсуждения стал острый дефицит рабочей силы. Яркий пример здесь привел Андрей Костин, по словам которого «на всю Россию осталось от 30 до 40 сварщиков по титану».

В минувшем году в доверительное управление ВТБ была передана Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), принадлежащая правительству. Так что Костину не понаслышке известны проблемы как нехватки кадров, так и устаревшего оборудования. На Финансовом конгрессе он вновь напомнил, что на петербургских верфях ОСК до сих пор используются станки 1932 года выпуска. Ранее он уже рассказывал журналистам, что эти станки были вывезены из Германии по репарациям после Великой Отечественной войны.

«Люди больше не должны работать даром»

Герман Греф отметил, что проблема нехватки кадров решается непривычным для нашей страны образом. По его словам, такого в истории у нас не было — произошел резкий рост доходов во всех секторах, не только оборонных. «В этом смысле мы находимся в нетрадиционной картинке и ее надо переосмыслить», — добавил он.

Говоря о том, что работодатели теперь вынуждены бороться за квалифицированные кадры, предлагая более высокие зарплаты, чем ранее, Олег Дерипаска заявил: «Мы не должны плакать от того, что люди перестали работать даром. Это нормально».

Как резюмировали участники дискуссии, ситуацию способен исправить только рост производительности труда, а это значит, что нашей стране крайне необходим доступ к современным технологиям, многие из которых, как заметил Костин, Россия продолжает приобретать за рубежом.

Россия остается открытой миру

После ухода из РФ западных компаний и капитала, а также в условиях «тотальных ограничений» отечественной экономике нужно развивать доступ к новым рынкам, подчеркнул Дерипаска. Он привел такой факт: в ближайшее десятилетие в дружественных странах Глобального юга родится миллиард человек. «России есть что им предложить», — сказал Дерипаска, предложив «идти дальше, чем в Китай — до Малайзии, Индонезии, всей Юго-Восточной Азии, Африки, Индии».

В связи с этим нужны масштабные инвестиции в инфраструктуру, прежде всего, транспортную. «Это основная проблема для многих компаний, ведь при движении на восток по железной дороге средняя скорость у нас меньше 40 километров в час. У нас составы стоят от Урала до Владивостока, одна сплошная пробка», — рассказал Дерипаска.

Эпитафия льготной ипотеке

Завершение с 1 июля этого года госпрограммы льготной ипотеки, которая выдавалась под 8% годовых, участниками конгресса было названо одним из наиболее существенных решений, принятых за последнее время.

По образному выражению Германа Грефа, эта программа была чем-то вроде употребления «стимулирующих средств» (допинга), чем не следует злоупотреблять. «Если ты выпил что-то такое и пробежал стометровку, после этого желательно прекращать прием, иначе позже это очень дорого обойдется. А уж если два года принимать стимулирующие препараты, то потом из этой истории придется выходить уже с помощью специалиста», — заявил глава Сбербанка.

Отметив, что в 2020 году, когда была принята программа льготной ипотеки, это было необходимо, чтобы удержать на плаву строительную отрасль, пострадавшую от последствий пандемии ковида, Греф подчеркнул, что «с выходом из этой программы мы затянули». В результате, по его словам, конечному потребителю, в особенности в Москве и Петербурге, лучше не стало, потому что доступность жилья за это время упала примерно на 10%, разогнались цены, резко увеличился разрыв в стоимости жилья на первичном и вторичном рынках, вдобавок стали строиться квартиры крайне малой площади. Наконец, инвестиционное жилье «перестало быть предметом мечтаний», потому что дорого продать квартиру стало невозможно.

«Выиграли от всего этого только девелоперы, у которых росли доходы», — резюмировал Греф. Теперь, по его прогнозу, кредиторы и заемщики «пару лет вместе поболеют — будет дальше нарушаться доступность жилья, девелоперам будет тяжело и банкам будет непросто». Однако рынок за это время должен вернуться в равновесное состояние. Так что, как говорит глава Сбербанка, последствия будут, «но не думаю, что очень драматические».

В свою очередь, Эльвира Набиуллина подтвердила свою прежнюю позицию по этому вопросу — широкую фронтальную поддержку ипотеки необходимо прекращать, нужен более адресный подход к кредитованию на рынке жилья и донастройка соответствующих ипотечных программ.

Дебаты о ключевой ставке

Конечно, финансовый конгресс, да еще и проводимый Банком России, не мог обойтись без обсуждения денежно-кредитной политики (ДКП), проводимой под руководством Эльвиры Набиуллиной. А проще говоря, того обстоятельства, что ключевая ставка, от которой зависит «стоимость» заемных денег, в России с декабря этого года удерживается на уровне 16% годовых. Более того, вопреки прежним планам, согласно которым смягчение ДКП должно было начаться во второй половине этого года, рынки активно готовятся к тому, что на ближайшем заседании совета директоров ЦБ РФ, запланированном на 26 июля, ставка будет поднята еще на один, а может, даже два процента.

Всему виной неутихающая инфляция, в связи с чем глава Банка России вновь подтвердила, что борьба с ростом цен остается главным приоритетом.

Справка. По данным Росстата, темпы роста цен в РФ существенно увеличились — годовая инфляция на 1 июля ускорилась с 8,61% до 9,22%. При этом провозглашенной целью денежно-кредитной политики Банка России является поддержание годовой инфляции «вблизи 4% постоянно».

Что касается сторонников смягчения ДКП, к которым относится Олег Дерипаска, то они утверждают, что экономика «встала на паузу» из-за того, что бизнес не в состоянии брать деньги на развитие под 18% годовых и выше (ставка ЦБ плюс «надбавка» банков). По этой причине звучат призывы не просто снизить ставку, а сделать это крайне резко — сразу до 4-5%.

Инфляция — налог на бедных

«Мы понимаем, что для развития экономики нужны долгосрочные финансовые ресурсы», — сказала в ответ Набиуллина. Тем не менее, по ее словам, «долгосрочных кредитов просто не бывает при высокой инфляции».

«Критики жесткой денежно-кредитной политики часто забывают, что инфляция — это перераспределение. Высокая инфляция обесценивает долги, она делает лучше тем, кто набрал большие кредиты, перераспределяет выгоды от вкладчиков, работников в сторону акционеров и должников». — пояснила Набиуллина.

Подчеркнув, что «инфляция — это налог на бедных», глава Банка России указала, что это вредная вещь не только экономически, но и социально. Что же касается торможения экономики, то Набиуллина в ответ напомнила, что корпоративное кредитование в России, несмотря на высокую ставку, не просто не рухнуло, а напротив, ускоряется — на 21% в пересчете год к году.

А что, если снизить ключевую ставку сразу втрое?

«Если мы снизим ставку до 4-5%, побежите ли вы раздавать длинные дешевые деньги?», — спросила Набиуллина у Костина и Грефа. Главы двух крупнейших банков страны вместо прямого ответа де-факто выступили с заверениями в своей поддержке нынешнего курса ЦБ. «Как скажет Центробанк, так и правильно. Но инфляция — это действительно беда», — отреагировал Костин, напомнив при этом, что Маргарет Тэтчер в Великобритании в свое время «убрала инфляцию и подняла экономику».

Ответ Грефа был таков: если бы регулятор в нынешних условиях действительно снизил ставку втрое, «это был бы сигнал всей экономике что последний наш здравомыслящий институт дал серьезный сбой». «Все тогда вообще перестали бы выдавать деньги, ответом был бы страх», — добавил глава Сбербанка. При этом Греф вновь прибег к высокой риторике, провозгласив, что «Банк России проводит специальную операцию по борьбе с инфляцией».

Набиуллина со своей стороны нарисовала такую картину последствий резкого смягчения ДКП: банки несколько снизили бы ставки по депозитам и краткосрочным кредитам, но затем, когда доходность по банковским вкладам перестала бы покрывать инфляцию, люди начали бы уходить в доллар и продолжили разогревать рынок жилья. «А долгосрочные кредиты тогда вообще исчезают, так что результат стал бы обратным ожиданиям», — сказала Набиуллина.

Так что простые рецепты — «напечатать денег, раздать дешевые кредиты», часто ошибочны, резюмировала глава ЦБ РФ.

Михаил Макаров