Posted 8 июля, 09:00

Published 8 июля, 09:00

Modified 8 июля, 09:00

Updated 8 июля, 09:00

Андрей Никулин: Левые выиграли, но не победили

Андрей Никулин: Левые выиграли, но не победили

8 июля 2024, 09:00
Фото: Pixabay
Итак, итоги французских парламентских выборов.

Первое место — Левый народный фронт, шаткая коалиция коммунистов, социалистов, зеленых и сторонников Меланшона, которые из упомянутых считаются самыми радикальными и нерукопожатными. 182 мандата, из них около восьмидесяти приходится на меланшонистов, дюжина мест на коммунистов, на социалистов порядка 65 мандатов и на экологов примерно 35 мест. Социалисты и экологи теоретически могут вступить в альянсы с макронистским центром, хотя вряд ли в первые месяцы — слишком уж демонстративно это будет выглядеть.

В целом левый блок разнороден и с высокой вероятностью может развалиться. На это, возможно, один из расчетов Макрона — расколоть их и попытаться укрепиться за счет голосов социалистов и зеленых. Разговоры об этом уже пошли, как и правительственные намеки на то, что политику необходимо скорректировать в левую сторону. Однако у социалистов сильна и неприязнь к президентскому блоку. Посмотрим.

Второе место — центр, состоящий из трех партий сторонников Макрона, 168 мест. В целом они потеряли порядка семидесяти голосов, но проигравшими — с учетом печальных прогнозов еще недельной давности — их сложно назвать. Если развалится левый блок, они станут крупнейшей группой в парламенте.

Третье место — коалиция лепеновского Национального объединения и части примкнувших к нему голлистов-республиканцев. 143 мандата, из них у лепеновцев сто двадцать с лишним, полтора-два десятка у раскольников-голлистов. Лепеновцы формально набрали тридцать с лишним новых депутатов и увеличили свою представленность в парламенте на треть, но фактически проиграли и остаются вне будущих правительственных и коалиционных дел. Раскольники-голлисты проиграли еще серьезнее и с высокой вероятностью окажутся в итоге поглощены своими старшими партнерами.

Что получается: левые выиграли, но не победили. С одной стороны, они будут настаивать на праве сформировать правительство, с другой — не найдут для получения большинства коалиционных партнеров и в любой момент могут развалиться на несколько фракций из-за внутренних противоречий.

Макроновцы не победили, но и не проиграли, хотя и потеряли немало мандатов. У них и так было фактически правительство меньшинства, меньшинство и осталось. Из надежд — дробить левых, подминать под себя мелких, внефракционных депутатов из числа регионалистов, центристов и правых. Если получится — расколоть и без того ослабленных уходом части партии к лепеновцам голлистов. И попытаться заключить по крайней мере ситуативный альянс с социалистами и зелеными.

За все это придется платить уступками, но основные свои законопроекты они уже провели, на большее все равно не пришлось бы рассчитывать. Если получится, то создадут шаткий фракционный кабинет, существенно полевевший. Если нет — возможно снова «правительство меньшинства» или «кабинет технократов», то есть состоящий из беспартийных министров.

В любом случае Макрон остается президентом с существенными полномочиями — он сумел избежать их ограничения, которое возникло бы, если бы правые или левые смогли получить абсолютное большинство в парламенте.

Лепеновцам же остается выжидать, рассказывать об украденной у них победе и копить силы к грядущим через пару лет президентским выборам. Они снова оказались в гетто, отгороженные от основного политического поля, и никаких шансов на то, чтобы конвертировать полученные голоса во власть, у них нет.

Будущие расклады и торги вокруг правящей коалиции мы скоро увидим. Единственное, что пока можно отметить, — Макрон в итоге не сильно потерял и вывернулся из тех апокалиптических прогнозов, которые ему сулили еще неделю назад. Другой вопрос — к чему было заваривать всю эту кашу и создавать проблемы, которые ему теперь приходится героически решать? Возможно, ответ на это мы тоже скоро узнаем, если в итоге сложится относительно удобная для него коалиция, где он отдаст часть имеющейся власти в обмен на свежий мандат легитимности после внеочередных выборов. А может, затея с выборами была просто глупым, эмоциональным шагом, где ставки не сработали и последствия которого пришлось с такими усилиями расхлебывать. Увидим…

Завершая, с удовлетворением могу отметить, что мои прогнозы недельной давности по итоговым выборным раскладам в целом сбылись. Никакого тайного знания у меня не было, только некоторое понимание местных политических традиций, балансировки разных партий и блоков и особенностей избирательного процесса. Тем занятнее было читать бравурные либо, наоборот, апокалиптические тексты, прочащие лепеновцам под три сотни голосов и большинство. Спокойнее надо быть.

Осталось посмотреть — исполнятся ли прогнозы о составе будущего правительства.

В любом случае коренным образом французская политика не изменится — ни внутренняя, ни тем более внешняя. Макрон остается пусть и ослабевшим, но основным игроком, состав парламента не позволит ни крайне правым, ни крайне левым составить серьезную для него конкуренцию. И все готовятся к президентским выборам, в которых сам Макрон уже не сможет принять участия. Второй срок у него заканчивается, а лукавых формулировок в Конституции, позволяющих продлить президентское правление до бесконечности, не нашли.

Андрей Никулин, философ, политолог