Как «террорист» Каленов закаливался в тюрьме

Подозреваемые в подрыве «Невского экспресса» - Андрей Каленов и Денис Зеленюк - отпущены на свободу. Следователи так и не нашли доказательств их вины. Молодой анархист Каленов теперь похож на Ленина после ссылки – он закалился в борьбе за свободу. Теперь понятно, как «железная пята правосудия» кует непримиримых революционеров.

Подозреваемые в подрыве «Невского экспресса» - Андрей Каленов и Денис Зеленюк - отпущены на свободу. Следователи так и не нашли доказательств их вины. Молодой анархист Каленов теперь похож на Ленина после ссылки – он закалился в борьбе за свободу. Теперь понятно, как «железная пята правосудия» кует непримиримых революционеров.

13 августа вечером в 21.38 по московскому времени на перегоне железной дороги Бурга-Красненка Маловишерского района Новгородской области из-за взрыва сошел с рельсов пассажирский поезд N166 Москва-Петербург. Молодые анархисты Андрей Каленов и Денис Зеленюк, собиравшиеся в Москву, тогда еще не подозревали, что вскоре окажутся в самом центре этих событий.

Тем временем, версия о теракте стала главной сразу же после беглого осмотра места происшествия специалистами. Северо-Западная транспортная прокуратура возбудила уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 3 статьи 205 Уголовного кодекса РФ (терроризм). Президент России Владимир Путин, находящийся в Сибири, связался по телефону с директором ФСБ Николаем Патрушевым и попросил информировать его о дальнейшем расследовании. По тревоге были подняты многочисленные спецслужбы, наводнившие Новгородскую область.

Проходит несколько часов, и Каленов с Зеленюком узнают, что движение поездов после теракта восстановлено. Им предстоит веселая анархическая поездка в Москву на электричках. Как поется в песне Сергея Чигракова, «денег нет, но зато есть пригородный блюз». На Каленове – камуфляжная форма, на шее повязана "арафатка", на Зеленюке – черная «косуха». Между тем, идет второй день расследования теракта. Политики требуют раскрытия преступления, а подозреваемых пока нет. В этой ситуации для следствия хороши любые результаты.

Около 19.00 часов мск электричка доставляет друзей на конечную станцию Малая Вишера. Дальше им нужно пересесть на электричку в сторону Бологого и ехать по направлению в Москву. Но следующая электричка отправится лишь в 4.00 часа утра, и вольные анархисты решают продолжить путь автостопом. По пути на шоссе их на двух машинах и задержали милиционеры.

Дальнейшее развитие событий может потрясти лишь неокрепшее воображение западных правозащитников, слабо знакомых с тонкостями российского правосудия. По словам Каленова, сначала задержанных привезли в милицию и попытались обвинить их в хулиганстве, а именно - в том, что они нарушили спокойствие вечерней Малой Вишеры отборным и громким матом. Стоит лишь позавидовать жителям этого города, проповедующим чистоту русского языка, и маловишерским милиционерам, столь же рьяно эту чистоту охраняющим. Правда, Андрей Каленов вспомнил, что под таким же предлогом от анархистов зачищали Петербург перед Саммитом G8. На свою беду анархисты отказались признавать себя матерящимися и потребовали адвоката. Тогда протестующих молодых людей увезли в СИЗО.

После разговора со следователем весы Фемиды чуть было не склонились в сторону анархистов. По словам Каленова, сначала следователь вызвал Зеленюка и выдал ему справку об освобождении. Однако отпущенный на свободу «террорист» не спешил ретироваться. Он печально бродил вокруг милиции, ожидая своего друга и свои вещи, которые почему-то сразу возвращать ему не захотели. Но тут, когда следователь оформлял освобождение Каленова, очевидно, сработало «телефонное право». В кабинете раздался звонок, после которого следователь снова отправил Каленова в камеру, а вскоре там появился и вновь «схваченный» Зеленюк. Через несколько дней друзья, вопреки обязательному правилу раздельного содержания опасных сообщников, очутились в одной четырехместной камере в компании с еще двумя заключенными. По отзывам Каленова, у «террористов» с соседями сложились «гладкие отношения».

После этого анархисты довольно быстро надоели следователям. Но отпускать их не захотели, вероятно, оставив «про запас». Вопросы, касающиеся подрыва поезда, следователи задавали задержанным всего два раза на протяжении первых трех дней ареста. После этого их вызывали на допросы редко, и в основном допросы были посвящены политической деятельности и знакомствам подозреваемых. «Не все допросы велись с соблюдением процессуальных норм. Нам задавали уйму наводящих вопросов, при этом на нас оказывалось психологическое давление, а также нам угрожали давлением физическим и требовали признаний», - заявил Каленов.

Кроме того, Каленов заявил, что сначала следователи пользовались его незнанием результатов обыска в его квартире и утверждали, что там найдена взрывчатка. «Однако во время заседания суда, посвященного изменению меры пресечения на подписку о невыезде, следователь подтвердил, что в моей квартире не найдено ничего криминального», - отметил освобожденный.

Находясь в изоляции от остального мира, Каленов не перестал бороться за свои права и свободы. «На следующий день я отказался от пищи и приступил к сухой голодовке, о чем письменно уведомил администрацию СИЗО на третий день, после суда, когда у меня появилась ручка. Я голодал против моего безосновательного задержания», - рассказал анархист.

Таким образом, Каленов проголодал 9 суток. При этом сотрудники СИЗО угрожали ему насильственным кормлением, однако эти угрозы так и не были воплощены в конкретные действия. В конце концов, Каленову стали угрожать «одиночкой», и он, отчасти из-за того, что следствие по его делу сдвинулось с мертвой точки, а отчасти, оттого что не хотел оставлять товарища в одиночестве, голодовку прекратил.

Освобождение из-под стражи тоже не обошлось без курьезов, если таковыми можно назвать пропажу вещей. Каленов появился в Петербурге с ленинской бородой, гордым взглядом, без носков и кошелька с 1 тысячей рублей, который куда-то исчез. Анархист объяснил потерю вещей тем, что их перечень при задержании составлялся милиционерами без его участия и подписан им не был.

Но свобода дороже презренных денег, и Каленов хорошо осознал это за почти месячные «посиделки» в столице Древней Руси. За его окончательную свободу будет бороться адвокат. «Решение освободить Каленова правильное, но не совсем, так как подписка о невыезде как мера пресечения не отменяет уголовного преследования. Мой подзащитный абсолютно не причастен к теракту, и мы будем добиваться прекращения его уголовного преследования», - заявил адвокат Каленова Ренат Гусманов. Он отметил, что освобождению Каленова и Дениса Зеленюка поспособствовали два факта. Во-первых, у обоих подтвердилось железное алиби, а во-вторых, адвокаты анархистов подали ходатайство в Генеральную прокуратуру РФ. После прекращения преследования, скорее всего, подадут иск о возмещении морального и физического вреда.

Между тем, Каленов ожидает официальных извинений и реабилитации от прокуратуры. Свое состояние после освобождения он описал, как «средненькое», напомнив, что в июне этого года пережил клещевой энцефалит и отек мозга. Про своего друга и сокамерника – Дениса Зеленюка, которого сразу по прибытии в город забрали домой родители - он высказался так: «Денис физически крепок, но сильно подавлен».

Возможно, подавленность – лишь самое малое, что могли бы почувствовать анархисты в случае, если следствие все-таки попыталось бы сделать из них «козлов отпущения». Но, хочется надеяться, что дело расследуется по-другому. Каленов с Зеленюком теперь наверняка укрепятся в своих анархических убеждениях, а мы лишний раз удивимся способности российского государства с легкостью наживать себе врагов и непримиримых противников.

Филипп Мостоцкий, ИА «Росбалт-Петербург»