Роддом на дому?

На днях в Петроградском районном суде состоялось заседание, посвященное одному из самых беспрецедентных уголовных дел: в осуществлении нелицензированной частной медицинской практики, повлекшей по неосторожности смерть шести детей и тяжелые родовые травмы у двух новорожденных, обвиняются супруги Ермаковы, создатели Центра родительской культуры «Колыбелька».

На днях в Петроградском районном суде состоялось заседание, посвященное одному из самых беспрецедентных уголовных дел: в осуществлении нелицензированной частной медицинской практики, повлекшей по неосторожности смерть шести детей и тяжелые родовые травмы у двух новорожденных, обвиняются супруги Ермаковы, создатели Центра родительской культуры «Колыбелька». Сейчас дело отравлено на доследование, поэтому мы не вправе давать однозначную оценку действиям Ермаковых и их коллег из «Колыбельки». Однако, поскольку Центр и сегодня продолжает активно работать, мы считаем своим долгом рассказать о его деятельности.

Елена и Алексей Ермаковы являются активными противниками официальных роддомов и столь же ярыми сторонниками родов на дому. До недавнего времени, то есть до возбуждения летом прошлого года по заявлениям нескольких потерпевших уголовного дела, «Колыбельку» иначе как частным родильным домом не называли. Будущие мамы посещали занятия в центре, на которых им популярно рассказывали, как опасно рожать в роддоме и как хорошо – дома в ванне. Затем, когда наступал момент родов, к ним приезжали люди из «Колыбельки» и участвовали в процессе. Оплата зависела от платежеспособности роженицы и колебалась от нескольких тысяч рублей до нескольких тысяч долларов.

Как участвовали – вопрос особый. Сейчас Ермаковы говорят, что лишь «помогали психологически».

Первой о делах «Колыбельки» рассказала одна из учениц «Колыбельки» петербурженка Ольга В. На ее домашних родах присутствовали сами Елена и Алексей Ермаковы. Малыш появился на свет мертвым… Впоследствии медицинская экспертиза установила, что ребенка можно было спасти, если бы роженице вовремя сделали кесарево сечение. Кроме того, у ребенка была обнаружены перелом шеи и черепно-мозговая травма. Внутриутробно такие травмы появиться не могли…

Ольга и еще несколько несчастных женщин, потерявших детей, обратились с заявлением в прокуратуру. Было возбуждено уголовное дело. В официальном заявлении прокуратуры говорилось, что «вред здоровью и смерть детей явились следствием непрофессиональных действий обвиняемых». Браво прокуратуре, которой удалось довести-таки дело до суда. Потому что сделать это было очень непросто несмотря на наличие потерпевших.

Ермаковых обвиняют в занятии медицинской деятельностью без лицензии. Но дело в том, что официально «Колыбелька» не занималась родовспоможением. Согласно документам, центр родительской культуры лишь оказывал «информационные услуги, связанные с беременностью и родами». А это законом не запрещено, как и сам факт домашних родов. Никаких документов ни Ермаковы, ни их клиенты не подписывали, деньги передавались из рук в руки. И поэтому сейчас Ермаковы уверяют, что присутствие на домашних родах людей из «Колыбельки» - исключительно оказание информационных, психологических, педагогических, то есть каких угодно, но только не медицинских услуг. Что, впрочем, отчасти объяснимо. Потому что ни один из сотрудников «Колыбельки» не имеет высшего, тем более специального, медицинского образования!

Елена Ермакова отучилась в педагогическом институте, акушерском училище и Терапевтическом институте (частное образовательное учреждение – прим. автора). На сайте указано, что она закончила клиническую ординатуру в ВМА, но эта информация непроверенная: есть предположение, что там такая женщина не обучалась. Ее муж Алексей Ермаков закончил Политех, образование других преподавателей «Колыбельки» тоже сугубо техническое: ЛЭАП, ЛИТМО, институт связи имени Бонч-Бруевича. Только у Анны Фомичевой за плечами мединститут – правда, так и незаконченный.

Впрочем, эти господа полагают, что специальное образование в таком «пустячном» деле, как подготовка и помощь при родах, совершенно ни к чему. Вот их официально озвученная позиция, задекларированная в обращении на сайте: «Опыт собственных родов, знания, полученные в процессе подготовки к ним и при взращивании малыша, желание просвещать и помогать другим родителям, позволили Лене вести занятия…»

Ладно – вести занятия. Любая рожавшая женщина всегда готова дать совет подруге – это законом не наказуемо. Внимание привлекает другая фраза из той же декларации: «Днем рождения «Колыбельки» считается 1 апреля 1992 года, когда Леной были приняты первые домашние роды». Значит, все-таки приняты? Или доморощенные акушеры Ермаковы и на этот раз скажут, что лишь советы давали?


P.S. Нам удалось разыскать пострадавших от действий компании «Колыбельки». У этих смелых женщин хватает силы духа не только открыто рассказать о собственных трагедиях, но и весьма ясно донести свою позицию, которая, на наш взгляд, должна быть руководством к действию и государства, и правоохранительных органов, и всех тех, от кого зависят наши жизнь и здоровье.

«Мы не призываем к запрету домашних родов как таковых. Поскольку спрос на данные услуги существует, мы считаем, что необходимо принять меры, направленные на введение практики домашних родов в правовое поле. Например, путем лицензирования деятельности домашних акушерок, где будут четко оговорены все стороны несения ими ответственности, создания особых центров при родильных домах или каким-либо иным образом.

Уверены, что подобные мероприятия помогли бы предотвратить новые трагедии. В противном случае, число пострадавших продолжит расти, а виновные так и будут иметь возможность уходить от ответственности».

Марина Бойцова, "Петербургский Час пик" - специально для ИА "Росбалт-Петербург"

Комментарии:

Алексей Ермаков, организатор Центра «Колыбелька»:

- Мне трудно комментировать нынешнюю ситуацию вокруг «Колыбельки», потому что неизбежно придется переходить на личности. Естественно, бывают недовольные. Первый человек, который громче всех возмущался – это даже не Ольга В. – ее история вообще в уголовное дело не вошла – даже прокуратура посчитала претензии необоснованными.

- На вашем собственном сайте черным по белому написано, что «Колыбелька» началась с того момента, когда Елена «впервые приняла домашние роды». Так, значит, роды вы все-таки принимали?

- Между принятием родов и психологической помощью при них существует принципиальная разница. Но, да, надо на сайте поменять формулировку во избежание недоразумений… Мы, повторяю, медицинских услуг не оказываем. Наша деятельность – это сопровождение человека в естественном физиологическом процессе.

- А вас не смущает, что «сопровождают» рожениц люди, не имеющие высшего специального медицинского образования?

- А кто принимает роды в роддоме? Те же акушеры! И вообще: где и как рожать – это осознанный выбор взрослых людей. Мы давно и успешно занимаемся решением демографической проблемы. И почему-то наша деятельность вызывает у некоторых раздражение.

- Кому-то выгодно нападать на ваш центр?

- Не знаю, кому. Я думаю, в данной ситуации врачи себя пиарят.

- Сейчас не предпринималось попыток вас закрыть?

- К счастью, нет. Наш центр занимается совершенно легальной просветительской деятельностью.

- Озвучьте, пожалуйста, сами статистику, сколько у вас было несчастных случаев при родах ваших клиенток.

- Нет, не клиенток – друзей. Почти все становятся нашими друзьями. За 15 лет существования мы помогли появиться на свет полутора тысячам детей.

- То есть вы хотите сказать, что те 6 человек, которые фигурируют в уголовном деле – это все?

- Вы сами ответили на свой вопрос.

Клиенты «Колыбельки»:

Анна М. Рожала дома в присутствии Ермаковых. Осложнения начались во время схваток. Спасти малыша помог лишь здравый смысл Аниной мамы: она успела отвезти дочь в роддом. У Ани и малыша была сильнейшая гипоксия. Еще полчаса, и их не спасли бы.

У сына Ольги Г. тяжелая форма ДЦП. Он не может ходить, сидеть, не умеет говорить.

Долгожданный ребенок Татьяны Т. умер через два дня после родов на дому.

Ольга В. заплатила за свои роды 23 тысячи рублей, Татьяна Т. - 18 тысяч, Анна М. - около $3 тысяч. Курс лекций в «Колыбельке» - 7 тысяч рублей, гимнастические занятия 3-4 раза в неделю - от 3 тысяч рублей и выше ежемесячно. Все девушки уверяют, что плата принимается без кассы, без выдачи кассового чека и оформления любых других платежных документов. Однако ОБЭП эта ситуация, похоже, мало интересует.

Сейчас пострадавшие говорят, что за последнее время к ним с аналогичными проблемами обратились еще три женщины, рожавшие с «Колыбелькой»…