Похищение под видом патронажа

Пропал 38-летний Сергей Пальчиков. Посреди бела дня человека схватили, затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении. Случилось это на улице Радищева, в самом центре Петербурга, в двух шагах от дома, где живет Сергей. С тех пор его никто не видел. Жив ли он, в каких условиях содержится — на эти вопросы не могут ответить люди, обеспокоенные его судьбой.

Пропал 38-летний Сергей Пальчиков. Посреди бела дня человека схватили, затолкали в машину и увезли в неизвестном направлении. Случилось это на улице Радищева, в самом центре Петербурга, в двух шагах от дома, где живет Сергей.

Жив ли Сережа?

В милицию позвонила Ольга Шмелева. Представившись неофициальным опекуном Пальчикова (он — инвалид детства, не лишенный дееспособности), она и сообщила о похищении. Вскоре при участии ДПС ГИБДД автомобиль был задержан и доставлен в 76-й отдел милиции. Потом произошло непонятное: 76-й отдел милиции вместе с муниципальными властями МО «Смольнинское» вернули Пальчикова… тому, кто его увез — Яну Фердинандовичу Гаценко.

С тех пор его никто не видел. Жив ли он, в каких условиях содержится — на эти вопросы не могут ответить люди, обеспокоенные его судьбой. Но вот странность: 26 декабря стало известно, что отдел опеки и попечительства «Смольнинского» установил над Пальчиковым попечительство в форме патронажа. И попечителем был назначен тот самый Гаценко.

По словам свидетелей-соседей, столь горячее желание поучаствовать в судьбе инвалида, скорее всего, объясняется тем, что у Пальчикова есть что отнять. После смерти родителей Сергей проживает в квартире на улице Некрасова, 44. Кроме того, у него есть не менее привлекательная недвижимость — дача в Солнечном.

Обеспокоенные судьбой Сергея, соседи отправили в 76-й отдел милиции, районную и городскую прокуратуру, а также петербургскому омбудсмену заявление (под этой бумагой пять подписей) о том, что «доведены до отчаяния», поскольку стали свидетелями беспрецедентного происшествия. «На протяжении многих лет Ольга Шмелева была близким человеком этой семьи, и все видели, что Пальчиков окружен ее вниманием и заботами няни…» — пишут они.

Минувшей осенью Шмелева (искусствовед, сотрудник КГИОПа), фактически на иждивении которой находился Сергей после смерти в 2003 году его родителей — ее друзей со студенческой скамьи, оформила квартиру Пальчикова на себя. Как она объясняет, «из соображений безопасности для подопечного».

Правда, после столь пристального «участия» в Сережиной судьбе гражданина Гаценко, квартирный вопрос, испортивший человечество, может решиться иначе. Стоит доказать через суд несостоятельность свершившейся квартирной сделки, добиться признания Сергея недееспособным и изменить статус причастности к подопечному: из попечителя превратиться в опекуна, и «золотой ключик» у новоявленного попечителя в кармане! Причем, добиться этого в наше время можно посредством денег и связей — тому, увы, существует множество подтверждений.

Ян Гаценко, которому муниципалы МО «Смольнинское» любезно и очень быстро предоставили право стать попечителем Пальчикова (речь идет о попечительстве в форме патронажа), пошел в наступление с самого начала разговора. Усомнившись в чистоте журналистских помыслов, он утверждал, что на самом деле истинный похититель Сергея — гражданка Шмелева, о чем еще минувшим летом он заявлял в соответствующие органы. Говорил он и о том, что Шмелева относилась к Пальчикову бесчеловечно, морила голодом, наносила побои (это решительно опровергает сиделка «Покровской община» Наталья Чех). Правда, никаких документов в подтверждение своих слов г-н Гаценко так и не предоставил. Более того, наотрез отказался назвать место своей работы, телефоны, по которым с ним можно связаться. И, хуже того, заявил, что категорически не согласен каким-либо образом доказывать, что его подопечный жив и чувствует себя, благодаря заботам попечителя, хорошо.

Специалист по опеке и попечительству муниципального образования (МО) «Смольнинское» Ольга Иванова, в свою очередь, сообщила, что Сергей в полном порядке, но специалисты МО сделали запрос в больницу, где Пальчиков наблюдается, и доктора посоветовали его не тревожить. Никаких официальных бумаг на сей счет муниципалы не предоставили. И по всему выходило, что в благородство Гаценко следует беззаветно поверить, исключительно исходя из его собственных слов и таких же устных заверений представителей «Смольнинского», в частности, руководителей МО — главы Владимира Секушина и председателя Гранта Аракелова, утверждавших, что «все происходит в рамках закона».

Ставка больше, чем жизнь

Двоюродная бабушка Сергея Пальчикова — Берта Абельская проживает в Атланте. Узнав о серьезных проблемах, связанных с последними событиями в старом доме на улице Некрасова, она отправила обращение генеральному консулу США в Петербурге. В этой официальной бумаге содержится просьба защитить ее родственника «от противоправных действий…», а Ольга Шмелева характеризуется как «доверенная семьи».

В этой бумаге, выданной сроком на 3 года с правом передачи полномочий другим лицам, она, в частности, утверждает, что по просьбе матери Пальчикова Шмелева О. А. не определяла Сергея в интернат для инвалидов, и вверяла ее заботам квартиру по улице Некрасова и дачу в поселке Солнечное.

Свой взгляд на ситуацию высказала пожилая женщина Галина Борисовна Давыдова — соседка, знающая Сергея Пальчикова и Яна Гаценко с детства. Когда корреспондент газеты "Петербургский Час пик" с ней встретилась, Галина Борисовна принялась вспоминать, как Сережу впервые принесли домой из роддома, как заботливо ухаживали за ним бабушка и мама. Рассказала она и о том, что это была обеспеченная семья (Сережин дедушка был известным архитектором). И, кстати, тоже подтвердила, что Ольга Шмелева знает семейство Пальчикова давно и обещала Сережиной матери, что не оставит ее сына. В свою очередь, Гаценко, который младше Пальчикова на семь лет, по ее словам, «с ним никакой дружбы не вел, не был вхож в этот дом, и всерьез «заинтересовался соседом не так давно». А последние шесть месяцев, как она утверждает, «стали происходить странные вещи: за Сережину квартиру платили дважды — Шмелева и Гаценко».

Муниципалы утверждают, что дело, связанное со страстями вокруг Пальчикова, со временем рассмотрит суд, и представители Фемиды установят, кто прав, а кто виноват. Но мы-то знаем, как бесконечно долго у нас в большинстве случаев длятся суды. Подчас гораздо дольше конкретной жизни, поставленной между чьей-то недоброй волей и недвижимостью.

Евгения Дылева, "Петербургский Час пик" специально для ИА «Росбалт-Петербург»


Советник председателя Совета Федерации Сергея Миронова Наталья Евдокимова:

evdokimova— Совершеннолетнее лицо, не лишенное дееспособности, полностью или частично может совершать любые гражданско-правовые сделки, в том числе и с принадлежащим ему имуществом. Гражданин может быть ограничен судом в дееспособности в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над ним устанавливается попечительство органом опеки и попечительства муниципального округа. Он вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может лишь с согласия попечителя. Если основания, в силу которых гражданин был ограничен в дееспособности, отпали, суд отменяет ограничение его дееспособности. На основании решения суда отменяется установленное над гражданином попечительство (статья 30 ГК РФ).

Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Так как решения суда о признании Сергея Пальчикова недееспособным не существует, то по закону он полностью дееспособен. Ольга Шмелева, которая ухаживала за ним, делала это по доброй воле, а не по закону. Квартира Сергея Пальчикова стала собственностью Ольги Шмелевой по договору купли-продажи (на основании генеральной доверенности).

В настоящий момент Сергей Пальчиков находится в неизвестном месте и может считаться без вести пропавшим. Обязанности розыска лиц, без вести пропавших, возлагаются на органы внутренних дел Российской Федерации (статья 13 ФЗ об оперативно-розыскной деятельности). Основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о лицах, без вести пропавших (статья 7 ФЗ об оперативно-розыскной деятельности). При решении задач оперативно-розыскной деятельности органы, уполномоченные ее осуществлять, обязаны принимать в пределах своих полномочий все необходимые меры по защите конституционных прав и свобод человека и гражданина (статья 14 ФЗ об оперативно-розыскной деятельности).

Таким образом, налицо противоречащие, по крайней мере нравственным устоям, действия гражданина Гаценко, а если действительно было насильственное похищение и удержание в общем-то больного человека, то это уже уголовное преступление. Налицо также бездействие правоохранительных органов, в том числе прокуратуры и милиции, которые впрямую обязаны по любому сигналу заниматься розыском лиц, без вести пропавших.


PS.

Как стало известно корреспонденту ИА "Росбалт-Петербург", у господина Яна Гаценко, попечителя Сергея Пальчикова, имеется криминальное прошлое. В частности, против него возбуждалось уголовное дело еще в 1996 году — по статьям 148 часть 2 и 144 часть 3 УК РСФСР (обе связаны с совершением противоправных действий в отношении чужого имущества).

Напомним, статья 148 — вымогательство, совершенное под угрозой повреждения или уничтожения имущества. И он даже был объявлен в розыск. Так что есть серьезные основания опасаться за его подопечного.