Сакральная история торгового центра

Скандал вокруг застройки у метро «Ломоносовская» - это уже вторая «скверная история» группы компаний "Макромир". Инвестор вознамерился разместить торгово-развлекательный комплекс, прихватив солидную часть сквера. Протестная реакция жителей была практически запрограммирована. Главным козырем «протестантов» стал сакральный аргумент.

Скандал вокруг застройки сквера у метро «Ломоносовская» - это уже вторая «скверная история» группы компаний "Макромир", на этот раз еще и с сакральным оттенком. Инвестор, потеряв пятно застройки на бульваре Турку, но так ничему и не научившись (или судьба у него такая?), вознамерился разместить внушительный торгово-развлекательный комплекс (около 50 тыс. кв. м) на бойком месте, прихватив солидную часть сквера. Тем самым протестная реакция была практически запрограммирована. Главным козырем «протестантов» стал сакральный аргумент.

«За» и «против»

Проект разработан, опираясь на исследования потребительского спроса, утверждает директор по маркетингу Илья Гамов. Помимо торговли, там предусмотрены: бассейн с фитнес-центром, для детей - развивающий центр. В качестве креатива – роллердром и скалодром.

Жители Невского района с непотребительским отношением к жизни написали губернатору письмо с просьбой остановить строительство. Они обращают внимание на то, что «пятно застройки» попадает на территорию бывшего кладбища. Согласно федеральному закону «О погребении и похоронном деле», такие земли могут быть использованы только под зеленые насаждения.

Застраиваемый сквер входит в список «неприкасаемых» по закону о зеленых насаждениях общего пользования. Кроме того, распоряжение губернатора (N1322 от 6 сентября 2005 года) запрещает размещение построек ближе 50-ти метров от входа в метро. Петербуржцы взывают к милосердию градоначальницы, подчеркивая, что в районе метро «осталось очень мало скверов».

На это письмо «ответили» бизнесмены. Илья Гамов заявил, что проект поддерживают многие. И вообще, «Макромир» против того, чтобы «небольшая группа людей экспроприировала мнение жителей района в целом». В мае 2008 года Агентство социальной информации провело исследование. Опрос горожан, проживающих у станции метро «Ломоносовская», показал, что 57% из них хотели бы видеть около своего дома качественные магазины, спортивные и развлекательные объекты. Удивительно, почему не все 100% проголосовали за это.

Зеленый аргумент

Как воспринял вторжение строителей народ? Народ отмечает, что значительная часть сквера огорожена забором, там уничтожены деревья, ведется подготовка к строительству. Версия застройщика - он «очищает территорию от мусора и антисанитарии», пересаживает здоровые деревья в питомник, а вырубке подлежат только зараженные деревья.

Коммерческий директор Сергей Румянцев считает, что «зеленый аргумент» — это только повод для выступления против строительства в принципе, а не конкретного проекта. По его словам, то, что называют «сквером», таковым назвать трудно – он не освещен и по вечерам оккупирован асоциальными элементами. В планах «Макромира» превратить сквер в комфортную зону отдыха: сформировать там газоны и вымостить дорожки, оборудовать детскими площадками и современной системой освещения. Возможно, озеленить и осветить прилегающие улицы.

По словам Ильи Гамова, проект предполагает «несущественное сокращение площади сквера», но при этом количество зеленых насаждений увеличится почти в 2 раза.

Сакральное расследование

Сегодня застройщик уже признает, что кладбище было. Но его границы доподлинно не известны - ухватился за следующую версию инвестор. По словам Сергея Румянцева, запросы направлялись: в Центральный архив Петербурга, Российский исторический архив, Музей городской скульптуры, петербургский филиал архива РАН и архив ГУП «Ритуальные услуги». Не смотря на это, не удалось обнаружить документов с привязкой кладбища.

Румянцев обращает внимание на то, что «пятно застройки» многократно перекапывалось в процессе послереволюционного освоения левобережья – при прокладке дорог, коммуникаций и станции метро, а также строительстве зданий. Ни одна из организаций, проводивших здесь подземные работы, не призналась в том, что сталкивалась с захоронениями. Эту информацию не подтвердили и результаты пробного бурения, заказанного инвестором, утверждает коммерческий директор.

Поскольку границы кладбища не определены, то территория предполагаемой застройки не относится к местам погребения — такой делается вывод. Тем не менее, признавая факт нахождения в этих местах захоронений, «Макромир» выступил с инициативой построить часовню в память обо всех петербуржцах, чьи могилы были стерты с лица земли.

Вердикт Совета

Как оказалось, есть-таки карта 1904 года, на которой обозначено кладбище, а при нем - приходская церковь. Кладбище было уничтожено самым варварским способом в 1920-е годы. Надгробия проинвентаризировали, с точки зрения классовой ценности новой власти. Таковой оказалась только могила Панаева. Его прах и надгробие были перенесены на Литераторские мостки. Больше никакого перезахоронения проведено не было - могилы попросту «вычеркнули» из жизни города.

В конце 1930-х годов снесли и церковь. В 1960-х годах на ее месте построили кинотеатр, который долго не простоял - в 1970-х годах он был снесен в пользу метро. Об этом специалисты Комитета по охране памятников рассказали членам Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Петербурга.

Зампредседателя КГИОП Борис Кириков высокомерно заметил застройщику, что он работает в Петербурге, поэтому не мешало бы купить за 100 рублей карту города 1904 года и поинтересоваться, что здесь было.

Член Совета Михаил Мильчик считает, что инвестору нужно отказаться от места, а город должен пойти навстречу при выборе нового участка и благоустроить этот. Он убежден, что следует «перечеркнуть дурную пренебрежительную традицию советских временен по отношению к кладбищам» и вернутся к цивилизованным традициям. В Европе сакральные места озеленяют и устанавливают там памятные знаки.

По мнению члена Совета Александра Марголиса, «в данном случае мы имеем классический вариант исторического некрополя», а проект «Макромира» игнорирует это. В Европе никто не позволяет себе подобным образом обращаться со своими предками, подчеркнул он.

Председатель КГИОП Вера Дементьева возразила на это. По ее словам, Париж уничтожил средневековые кладбища. Правда, «все косточки были аккуратно перенесены в катакомбы и там сложены одна к другой: череп, ножки…», почти ласково и подробно рассказала она.

Представитель «Макромира» попытался несколько раз вклиниться в разговор и напомнить, что, пока инвестор не пришел в сквер, там был рынок, это почему-то никого не коробило. Возможно, «на костях стоят» некоторые здания. Но на это никто не отреагировал.

Социальная безответственность

Беспокойство жителей небезосновательно. Губернатором подписано постановление о сдаче «Макромиру» в аренду территории, в которую попадает больше половины сквера. При этом документ не оговаривает ограничений в площади застройки и функциональном использовании незастроенной территории, однако предусматривает пролонгацию аренды на 49 лет. Управление садово-парковым хозяйством согласовало аренду сквера. Кроме того, за подписью Тарасова С.А. дано разрешение на снос более ста деревьев и кустарников, находящихся, согласно порубочному билету, в «хорошем» и «удовлетворительном» состоянии.

Сергей Румянцев заявил, что при согласовании проекта вопрос о том, что территория может иметь статус бывшего захоронения, ни разу не всплывал. Между тем, Вера Дементьева настаивает, что своими сведениями о нахождении здесь кладбища КГИОП поделился с застройщиком при первом же его запросе. Однако в документе, подписанном ее заместителем Алексеем Комлевым, о кладбище - ни слова. Специалисты КГИОП скрыли свои глубокие краеведческие познания и перед своим куратором - вице-губернатором Александром Вахмистровым, поставив его под удар. «Никакого кладбища на месте сквера у метро «Ломоносовская» не обнаружено. Это спекуляция», — заявил он, вызвав реакцию негодования горожан.

Складывается впечатление, что чиновники, визируя проект, нарушили все, что можно было нарушить – нежелание иметь полную информацию не снимает с них ответственности. Тем не менее, сухими из воды традиционно выходят именно они.

То, что инвестор уже наказан, понятно. Не понятно, почему он, а не «разрешители», должен знать историю места? Еще вопрос: может ли карта, купленная в киоске, быть доказательством? И почему справка КГИОП таковым служить может?

«Макромир» не теряет надежду построить у станции метро «Ломоносовская» торгово-развлекательный комплекс. Однако в связи с бурной дискуссией вокруг застройки вряд ли стоит быть в чем-то уверенным - наши чиновники обладают потрясающей мимикрией, они трудно предсказуемы, даже когда это касается законов.

Но вот остаются сомнения: если «Макромир» уйдет с площадки, будет ли территория приведена в состояние, достойное ее сакрального духа? Сегодня это, действительно, депрессивное место, однако решение по его застройке требует деликатности.

Ирина Кравцова, Росбалт-Петербург