Петербург - все новости
31 июля 2008, 13:51

ГБР регистрирует сделки с покойниками

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 31 июля. Есть все основания полагать, что в системе регистрации сделок с недвижимостью существуют слабые места, которые позволяют мошенникам представиться собственниками квартиры и продать ее, утверждает Уполномоченный по правам человека в Петербурге Игорь Михайлов.

Так, два года назад молодая семья Корчаго приобрела 3-комнатную квартиру на Купчинской улице. В семье рос ребенок, второй – намечался в ближайшей перспективе, и дополнительные квадратные метры были необходимы. Квартиру покупали у собственника, некоего господина Соловьева, который предоставил свидетельство о регистрации из Единого государственного реестра на недвижимое имущество ГУ ФРС по Петербургу (бывшее ГБР).

Едва супруги въехали в квартиру, как тут же появился новый претендент на жилье. Валентина Петрова объяснила новоселам, что квартира досталась ей по наследству от двоюродного брата Белоусова С. А., скончавшегося в марте 2006 года, а сейчас истекли полгода, отделяющие ее от вступления в законные права.

Никакого Белоусова супруги Корчаго не знали. Однако, просмотрев документы, обнаружили, что так звали человека, который продал квартиру бывшему собственнику – Соловьеву, у которого супруги и приобрели квартиру. Но получалось, что сделку Белоусов провел будучи уже мертвым: Валентина Ивановна настаивала, что брат умер в марте, а по данным ГБР и нотариусов он еще здравствовал. Нотариус Ильина, удостоверившая договор купли-продажи между Белоусовым и Соловьевым, утверждает, что сомнений в отношении личностей не возникло. Также в последствии выяснилось, что Соловьев был не Соловьев, а неизвестное лицо, подделавшее утерянный паспорт Соловьева. Это «неизвестное» исчезло сразу после сделки, завладев всеми деньгами от продажи квартиры.

Возбуждено уголовное дело, но злоумышленники так и не найдены. Состоялось судебное заседание по иску Валентины Петровой, аннулировавшее все сделки по квартире и признавшее истребовать квартиру у Корчаго. Все, на что имеют теперь право несостоявшиеся  владельцы квартиры, это взыскать с неизвестного лица, представившегося Соловьевым, деньги, заплаченные за квартиру.

Как отмечают в аппарате Уполномоченного по правам человека, по этой схеме осуществлено много квартирных мошенничеств в Петербурге. Поэтому есть все основания полагать, что в системе регистрации сделок с недвижимостью существуют слабые места, которые обрекают на успех действия преступников. В частности, как утверждают пострадавшие, в Едином государственном реестре на недвижимое имущество ГУ ФРС по Петербургу покойника представлял адвокат по абсолютно липовой доверенности, которую нотариус никогда не выписывала. Получается, что ГБР не проверяет подлинность доверенности, связываясь с нотариусом, а удовлетворяется визуальным сходством.

«От подобных сделок никто не застрахован, так как не проработан механизм защиты прав добросовестных приобретателей», - считает омбусман. Поэтому необходимо на законодательном уровне ликвидировать эту «правовую лакуну».