Непокорный остров

Расходы на реконструкцию архитектурного комплекса Новая Голландия превзошли все ожидания инвестора, который теперь хочет избавиться от проекта. Эксперты отмечают: уже второй раз за последние десятилетия остров «уплывает из рук» из-за катаклизмов.

Расходы на реконструкцию архитектурного ансамбля «Новая Голландия» превзошли все ожидания инвестора. По мнению экспертов, это одна из причин, почему инвестор теперь торопится избавиться от проекта. Замечено, что уже дважды берутся за Новую Голландию и дважды она «уплывает из рук» из-за катаклизмов.

Просчитались...

Как заявил недавно председатель петербургского Комитета по инвестициям и стратегическим проектам Максим Соколов, проект «Новая Голландия» развивается динамично, выполнен колоссальный объем работ, который не виден лишь на первый взгляд - в частности, проведено полное инженерное обеспечение комплекса, укреплен фундамент арестантской башни. Построена уникальная «стенка в грунте» (это своеобразный экран под землей, призванный защищать окружающую застройку от подземного строительства). При этом выполнены все требования КГИОП. По данным чиновника, в проект уже вложено $63 млн – это одна пятая от бюджета проекта, который на сегодня оценен в $350-380 млн.

Вениамин Фабрицкий, генеральный директор одноименной архитектурной студии (он одержим идеей реанимировать Новую Голландию еще с 1975 года), утверждает обратное. По его словам, работы на острове сегодня практически остановились. И после получения заключения Главгосэкспертизы проект будет продан. Он оказался гораздо дороже, чем рассчитывал инвестор (и арендатор территории на 99 лет) - известный бизнесмен Шалва Чигиринский.
«По моей оценке, его цена раза в три больше, чем объявили. Чигиринский согласился со мной. Только на подземную часть проекта потребуется около одного миллиарда долларов. Думаю, это одна из главных причин, почему он отказывается от проекта», - рассказал Фабрицкий.

В свою очередь, Максим Соколов сообщил, что заключение Главгосэкспертизы ожидают в апреле-мае текущего года. Чиновник отметил, что проект может претерпеть некоторые «тактические, но не стратегические изменения». Например, может быть понижена "звездность" отеля, который планируется открыть на территории комплекса. При этом результаты архитектурного конкурса пересматриваться не будут, уверенно заявил председатель Комитета по инвестициям и стратегическим проектам.

Лакуна защитит от закона?

Общественные слушания по временному регламенту застройки (ВРЗ) территории острова Новая Голландия прошли на днях в режиме... секретности. Как рассказал заместитель председателя Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) Александр Кононов, он узнал о них чисто случайно - в СМИ об этом информации не обнаружилось. Необходимость проведения повторных слушаний (первые прошли несколько лет назад), по официальной версии, связана с внесением изменений в Генплан Санкт-Петербурга.

Кононов обратил внимание на два принципиальных отличия новой редакции ВРЗ. Если на предыдущих слушаниях высоту Дворца фестивалей, который планируют построить в самом центре ансамбля «Новая Голландия», предлагалось ограничить 37 метрами, то на этот раз решение вопроса оставили на усмотрение чиновников КГИОП. Кроме того, кардинально изменился контур границ ансамбля - памятника федерального значения. Все это зампред отделения ВООПИиК считает незаконным.

Дворец фестивалей стал камнем преткновения всего проекта. Эксперты неоднократно заявляли, что его возведение незаконно уже по определению – новострой недопустим в пределах территории памятника. Однако Смольный разрешил это строительство на основании наличия с 1988 года на острове т.н. лакуны – зоны регулируемой застройки. «Лакуны внутри композиционного пространства памятника – это абсурд!», - возмущается архитектор-реставратор Дмитрий Бутырин.

Когда остров передали под реконструкцию г-ну Чигиринскому, лакуна стала разрастаться, как раковая опухоль в ослабленном теле. Жертвами этого процесса уже стали памятники истории. «Снос лаборатории Менделеева, исторической радиостанции, засыпка опытного бассейна, с которым связано все наше кораблестроение – это варварство», - так считает не только Бутырин.

img_0106_427

По словам Вениамина Фабрицкого, с Росимуществом была согласована только лакуна, которая простиралась полосой вдоль Адмиралтейского канала. Она не захватывала центральное пространство: ни бассейн, ни тюрьму, ни кузницу – ключевое место, с точки зрения композиционного пространства ансамбля. Но сегодня все это отдается под застройку.

По закону, до начала работ в регулируемой зоне застройки необходимо получить одобрение историко-культурной экспертизы. Тут у инвестора вышла осечка – "не тому" заказали экспертизу. Ее провел институт «Спецпроектреставрация» в 2005 году.
Эксперты «назначили» реставрационный режим для складских корпусов, арки, внутреннего бассейна («ковша») и двух каналов. «Реставрационно-реконструктивный» - для складского корпуса XIX века, тюрьмы и бывшей кузницы. Они категорически отвергли новое строительство «в пределах центрального пространственного ядра комплекса бывших лесных складов и тюремного». Компенсационное строительство допускалось только на северо-западе острова вдоль Адмиралтейского канала. Причем, оно должно быть «ориентировано на завершение ансамбля с высотной отметкой не более 22,5 м до конька кровли».

Инвестор принял выводы экспертизы к сведению, но не к исполнению. Проект Нормана Фостера, победивший в 2006 году на архитектурном конкурсе, демонстрирует полное пренебрежение по отношению к этим выводам.

Не «остров сокровищ»

По словам Фабрицкого, к Новой Голландии отнеслись, как «острову сокровищ». В ходе конкурса проектов на первом месте были инвестиции, архитектура – на втором. Победивший проект перегружен новостроем, да к тому же и агрессивным, пример чему - Дворец фестивалей.
Также петербургский архитектор подчеркивает, что несущая способность свай исторических зданий находится в зависимости от уровня и состава подземных вод, которые реагируют на то, что происходит на земле и в ее недрах. В 90-х годах проект реконструкции острова поддержали французские специалисты. Но они категорически не советовали лезть под землю. «В противном случае мы не даем гарантий - у вас кошмарные почвы, заявили они», - рассказывает Фабрицкий.

По словам архитектора Дмитрия Бутырина, сегодня инвестор намерен застроить до 2/3 свободной территории. «Проект Фостера – это вопиющее безобразие. Десять мостов, которые он нарисовал, и крылатый дворец абсолютно разрушают историческую атмосферу», - считает реставратор. По его убеждению в Новой Голландии следует ограничиться реабилитационными работами.

Член Градсовета Борис Сергеев также считает, что проект Фостера «нужно категорически запретить». «Фостер, с моей точки зрения, величина дутая. Все, что он построил – это архитектурные фокусы, которые еще ни один город не украсили – их надо сносить. Они выдающиеся в физическом смысле, а не архитектурном», - сказал Сергеев.

"Не надо передергивать"

По мнению архитектора по Адмиралтейскому району Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) Андрея Сокольцова, негативная информация по проекту Фостера «передернута». Нужно было сохранить бассейн? Так там ничего исторического, кроме контура, не осталось – ни пульта управления, ни внутренней облицовки, заявил чиновник, призванный по службе защищать памятники истории.

По его словам, КГИОП не имеет отношения к застройке лакуны – это прерогатива Комитета по градостроительству и архитектуре. КГИОП уже внес вклад в защиту памятника: он понизил высоту купола дворца с 39 метров до 36. Чиновник не смог сказать, где проходит граница памятника по новому закону об охранных зонах, сославшись на... незнание документа.

Неуместные амбиции

Борис Сергеев считает, что комплексы такого масштаба, как новая сцена Мариинки и Дворец фестивалей в Новой Голландии, нужно строить в спальных районах - там, где много свободного места.

Между Мариинкой-2 и Новой Голландией вообще очень много общего. В обоих случаях при расчистке территории были снесены памятники истории. Автором техзаданий для проектирования и тут, и там является всемирно известный маэстро. По тому и другому объекту провели международные архитектурные конкурсы, где победили неуместные, на взгляд петербургских специалистов, проекты. Но другого и быть не могло, потому что амбиции, вложенные в техзадания, несоразмерны градостроительному потенциалу территории, особенно, с учетом исторической петербургской специфики.

Но есть и отличие. Вениамин Фабрицкий заметил - дважды берутся за Новую Голландию и дважды она «выпадает из рук» из-за катаклизмов: в 1992 году в России начались "шоковые" реформы, в 2008 году вмешался международный экономический кризис. Может быть, следует сделать выводы и ограничиться реставрацией памятников и их деликатным перепрофилированием?

Ирина Кравцова

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru