Это он, это он – виртуальный Вавилон

Антиглобализм – не более чем напрасная фобия. Мир никогда не будет однородной массой – слишком уж сильно в каждом обществе иррациональное стремление обособиться. И судьба Интернета в очередной раз это доказывает.

Антиглобализм – не более, чем напрасная фобия. В культурном отношении человечество никогда не станет однородной массой - слишком уж сильно в каждом обществе иррациональное стремление обособиться. И судьба Интернета в очередной раз это доказывает.

Виртуальное пространство, объединившее пользователей Земли, – самое главное проявление глобализма. Американский фаст-фуд, транснациональные корпорации, отсутствие торговых барьеров – все это не сделало народы по-настоящему близкими и взаимно понятными. Совсем другое дело – безграничный мир информации, где нет внутренних преград, а все точки находятся на равном удалении друг от друга.

Реальный мир слишком велик, чтобы все в нем унифицировалось. Ни у кого не получалось сделать людей единообразными даже на ограниченной территории. Эллинизация не превратила народы Азии в греков. Романизированные варвары пошли разными путями. В покоренной арабами Северной Африке уже не понимают жителей Аравии.

В реальном мире каждая группа желает подчеркнуть свою исключительность. Французы и испанцы не хотят говорить на «языке межнационального общения». Народы ЕС не спешат проникаться общим европейским самосознанием. Для каждого швейцарца, в первую очередь, важна его принадлежность к своему кантону.

Казалось, в Интернете, где свободно путешествуют из одной доменной зоны в другую и обосновываются в любой из них, будут мыслить иначе. Все - соседи по глобальной «общаге», где изначально не было языкового национализма. Язык - это лишь инструмент для обмена информацией.

Миф о Вавилонской башне показывает отношение древних к разноязычию. Они воспринимали языки как выросшие между народами барьеры, а не как стены, которыми каждая группа отгородилась, защищая свою уникальность. Древние даже понимали, что будь у землян общий язык, они могли бы сделать что-то грандиозное.

В Интернете отношение к разноязычию было таким же. Когда началось по-настоящему глобальное общение, межнациональный язык стал необходим миллионам. Во всем мире выросло значение английского. Отказавшиеся от него французы остались в виртуальной Франции.

Народам, не использующим латинский алфавит, пришлось его освоить хотя бы ради адресной строки. К тому же не все почтовые сервисы и мессенджеры изначально поддерживали национальные алфавиты. И вот, когда наследие древних римлян стало доступно миллионам, человечество опять не знает, как относиться к разноязычию. Кто-то считает, что общий алфавит сближает. Другие же уверены, что латиница препятствует разным народам осваивать Интернет. Доменные имена на национальных языках хотят внедрять китайцы, арабы и, конечно же, восточные и южные славяне.

Крошка .РУ к концу пришел

15-летие Рунета прошло тихо. Всех гораздо больше интересует судьба домена верхнего уровня на кириллице, который обещают зарегистрировать в этом году. Конкуренцию зоне .RU составит зона .РФ: русское окончание «.ру» забраковали, потому что «эр-у» выглядят как английские «пи-уай», а это – обозначение доменных просторов Парагвая.

Хотя вероятность по ошибке попасть не в ту зону была бы так же велика, как риск оказаться в Парагвае, сев на самолет до России. Парагвайцы точно не наберут свое родное «py» кириллицей. Наш человек, даже если ошибется регистром, не напишет парагвайский адрес, поскольку все они оформлены доменами второго уровня: com.py, org.py, edu,py, gov.py и так далее.

По-видимому, кириллическое «ру» не подходило по соображениям этики и эстетики. Во-первых, неприятно полное внешнее сходство с чем-то уже существующим. Во-вторых, .рф в большей степени, чем .ру апеллирует к многоэтничному пространству Российской Федерации.

От домена .ру некоторых отпугивала мысль о коварных фишерах, но в этом отношении он ничем не лучше, чем .рф. Можно представить, что россияне копируют сайт парагвайского банка, и адрес фальшивки отличается от адреса оригинала лишь тем, что зарегистрирован в русской зоне. Парагвайцы могут клюнуть на подброшенную ссылку. План действительно коварен, но нелеп в силу излишней сложности. Гораздо страшнее мысль о том, что фишеры создадут фальшивый сайт платежной системы Paypal.com, и в адресе-приманке латинская «а» будет заменена кириллической сестрой-близнецом.

Эта мысль 3 года назад заставила Винта Серфа – одного из создателей Интернета – задуматься над тем, стоит ли вообще пускать славянские знаки в международную систему доменов. Серф, возглавлявший Интернет-корпорацию для специализированных адресов и номеров (ICANN), счел, что рисковать раньше времени не стоит. Корпорация начала работу над новыми правилами, не оставляющими фишерам ни малейшего шанса, и добилась успехов. Уже в этом году Серф всецело поддержал идею кириллических доменов.

"Крошка .РУ" погиб, не родившись. Спрос на адреса новой зоны .РФ обещает быть высоким - особенно поначалу. В первую очередь, он связан с желанием россиян утвердить статус своего языка.

До сих пор для записи адресов мир обходился 37 символами: 26 букв английского алфавита от «a» до «z», цифры от 0 до 9 и дефис. Китайцам было сложно передать тона. Арабам – добрую долю своих согласных. У славян же бед с латиницей не было. Ее используют слишком разные языки Европы, в том числе – западнославянские. Конечно, возникали разные варианты передачи одних и тех же слов, но зато все мало-мальски грамотное человечество могло понять, что написано. По-видимому, главное, что не устраивает китайцев, арабов и россиян – это необходимость переключаться на «чужой» язык ради чтения и письма на своем.

Какой толк с того, что американец сможет вбить в адресную строку имя русского сайта, если он все равно не прочтет содержимое? Руководствуясь этой логикой, россияне будут развивать зону .РФ для внутреннего пользования, а зона .RU останется для информации «на экспорт». Там, например, окажутся английские версии сайтов отечественных компаний.

На первый взгляд, в этом нет ничего страшного. Но так и начнется «Вавилон». До сих пор у каждого пользователя, владеющего латиницей, был шанс попасть на любой сайт. Насколько много он там поймет, было его личным делом, но "двери" всех культур в Интернете были открыты. Теперь национальные письменности станут замками на каждой.

Начинающие учить арабский или китайский не могли понять практически ничего на сайтах газет, но у них был шанс попытаться это сделать – зайти и читать со словарем заголовки. При нынешней тенденции это станет со временем невозможно. Одно дело – освоить письменность для чтения, другое – для компьютерного набора.

«Национализация» может коснуться и интернет-адресов. Поначалу это покажется милым: один адрес – для соплеменников, другой – для друзей из-за рубежа, но это нововведение может лишь разобщить людей.

Максим Василенко