Стоит ли Петербургу повторять ошибки Ярославля?

В Петербурге определится, кто из девяти подавших заявки архитектурных мастерских будет допущен к конкурсу по второй сцене Мариинского театра. Самым дешевым из заявленных проектов обещает стать работа компании, плоды деятельности которой заставляют задуматься.

Сегодня станет известно, кто из девяти подавших заявки архитектурных мастерских будет допущен к конкурсу по второй сцене Мариинского театра. Самым дешевым из заявленных проектов обещает стать работа ООО «Ведущая проектная реставрационная компания», возглавляемая Алексеем Денисовым. Однако плоды деятельности этого архитектора заставляют задуматься о том, насколько велика может оказаться другая цена – та, которую придется заплатить историческому Петербургу.

Эскизный проект Алексея Денисова по Мариинке-2 презентовался как поддерживаемая ВООПИиК альтернатива «имеющимся предложениям иностранных авторов, чужеродных и дисгармоничных по отношению архитектурно-градостроительной среде Театральной площади и вообще Санкт-Петербурга». Заявленный тандем с заслуженной общественной организацией (петербургское отделение которой имеет в городе на Неве репутацию непримиримого борца за культурное наследие) призван был, очевидно, успокоить и настроить на благожелательный лад даже самых ревностных защитников старого города.

Однако использованный прием на поверку оказывается, мягко говоря, не вполне корректным. Во-первых, ни Центральный совет ВООПИиК, ни его отделение в северной столице проект Денисова не поддерживали. Одобрен он был лишь московским отделением ВООПИиК. Во-вторых, подход Алексея Денисова к новому строительству в охраняемом историческом центре, продемонстрированный им при «воссоздании» Успенского собора в Ярославле, заставляет серьезно сомневаться в том, насколько этот архитектор способен учитывать и уважать сложившееся архитектурное окружение.

«Реализация проекта Денисова в Ярославле привела к чудовищным результатам, - убеждена ученый секретарь совета по наследию Союза архитекторов России Ирина Заика. – В августе 2005 года он победил в конкурсе на восстановление Успенского собора – уникального памятника XVII века, утраченного в 1937 году. Однако его реализация показывает, что по сути осуществляется новое строительство – денисовская версия собора в полтора раза выше исторического храма (не говоря о таких «мелочах», как подземные этажи и лифты). Как так могло произойти, что всего лишь через полтора месяца после того, как исторический центр Ярославля был включен в список объектов Всемирного наследия, в конкурсе победил проект, грубо попирающий регламенты, действующие в историческом центре города?» – недоумевает эксперт.

Итог того конкурса британский журналист и один из руководителей московской организации по охране памятников MAPS Эдмунд Харрис назвал «позором». Примечательно, что участвовали в нем четыре творческих коллектива, и только один из них отвечал действовавшему регламенту и заложенному в условиях конкурса условию – воссоздание в габаритах собора XVII века. «Законопослушный» проект поддержали и большинство опрошенных горожан. Однако победил не он, а работа Денисова.

«Почему же конкурсная комиссия, в состав которой входило значительное число грамотных опытных архитекторов, прекрасно знающих градостроительное законодательство и регламенты, пошли на это грубое нарушение? – задается вопросом Ирина Заика. - Ответ напрашивается один. Очевидно, что проект, выигравший конкурс, лоббировался».

Высказываемые экспертом подозрения в лоббизме падают на руководство Центрального совета ВООПИиК, членом которого является Алексей Денисов. И то, что Центральный совет дважды поддержал проект Денисова (протоколы заседаний от 06.09.2006 и 05.10.2007), а председатель ЦС ВООПИиК Галина Маланичева первой поставила свою подпись на листе согласований по строительству Успенского собора (24.10.2006) расценивается Ириной Заикой как «предательство дела сохранения историко-культурного наследия». К сожалению, адресованные Галине Маланичевой упреки в «соглашательстве» звучат в последнее время все чаще. Так, депутат Законодательного собрания Петербурга и член Президиума петербургского ВООПИиК Алексей Ковалев был крайне возмущен известием о том, что госпожа Маланичева обеспечила поддержкой Центрального совета ВООПИиК и чрезвычайно опасный пакет поправок к федеральному закону об охране наследия.

«Как это так, мы бьемся изо всех сил, чтобы не допустить дальнейшее выхолащивание этого закона, выступаем категорически против исключения положения об обязательной историко-культурной экспертизе и других заложенных в этих поправках «мин», мотаемся в Москву, ведем работу с думским комитетом по культуре, а тут такой нож в спину!» – негодует депутат Ковалев.

marriin_427

В сопровождающих «мариинский» проект Денисова текстах приводятся выдержки из заявлений московского отделения ВООПиК о том, что эта организация «не только стремится охранять памятники, но и готова участвовать в проектах с целью максимальной адаптации новых сооружений к архитектурной среде русских городов».

Но вот как оценивают такую «адаптацию», осуществленную в Ярославле, ведущие специалисты Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН) и Союза архитекторов России: в резолюции совместного заседания этих организаций содержится решение обратиться в уполномоченные государственные органы с просьбой приостановить строительство нового Успенского собора вплоть до приведения проекта в соответствие с федеральным законодательством об охране объектов культурного наследия и с международными обязательствами России. Участники заседания констатировали, что реализация проекта Денисова угрожает сложившемуся соотношению доминант, нарушает исторический силуэт города, способна негативно повлиять на целостность восприятия исторического Ярославля как объекта всемирного наследия.

Дважды проект Денисова был отвергнут Федеральным научно-методическим советом по охране и сохранению культурного наследия при Министерстве культуры РФ. А присутствовавший на совместном заседании заместитель начальника отдела охраны объектов культурного наследия Росохранкультуры Кирилл Зайцев подчеркнул, что его ведомство одобрило лишь саму идею воссоздания собора на прежнем месте и в исторических габаритах, но не рассматривало и не согласовывало проектную документацию, по которой идет строительство. «Эта стройка абсолютно незаконна», - резюмировал Зайцев.

Все высказанные критические замечания и указания на нарушения действующего законодательства не помешали Алексею Денисову горячо настаивать на том, что его «главная задача – сохранить неповторимый облик этого чудесного города, который совершенно справедливо принят в состав всемирного наследия ЮНЕСКО именно как памятник градостроительства».

Примерно такими же заклинаниями сопровождается теперь и представление его проекта для исторического Петербурга.

Кстати, последствия творчества Денисова наряду с другими новостройками в Ярославле уже заставило Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО дважды включать в повестки дня своих ежегодных сессий вопрос о потенциальных угрозах сохранности исторического центра Ярославля. В 2007 году Центр Всемирного наследия ЮНЕСКО обратился к руководству России с просьбой предоставить подробный доклад о состоянии сохранности объекта, включая подробную информацию о проектах, способных негативно на него повлиять – в том числе, и о проекте «воссоздания» Успенского собора. Рекомендация ЮНЕСКО не была исполнена, в связи с чем на сессии 2008 года приняли решение о направлении мониторинговой миссии.

Побывавшие в Ярославле эксперты представили свой доклад на 33-ю сессию 2009 года. В нем, в частности, отмечалось, что «изменения горизонтального визуального восприятия объекта (исторического центра Ярославля) в результате строительства нового Успенского собора в пределах границ объекта всемирного наследия сказываются неблагоприятным образом на восприятии его визуальной ценности».

Не правда ли, очень напоминает развитие истории с небоскребом «Охта центра» и выносимыми в этой связи предостережениями ЮНЕСКО? Так может, Петербургу уже достаточно одного опасного эксперимента?..

Анна Зарецкая

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru