Детдом: закрыть и никакой "Надежды"

В Старой Ладоге закрывают малокомплектный детский дом «Надежда». 13 детей-сирот будут переведены в более крупное детское учреждение. Они не останутся на улице, но лишатся своей единственной пока семьи, потеряются "в толпе". И это при том, что чиновники постоянно говорят о разукрупнении детских домов.

В Старой Ладоге закрывают малокомплектный детский дом «Надежда». 13 детей-сирот будут переведены в более крупный детский дом.  Они не останутся на улице, но лишатся своей единственной пока семьи.

На чемоданах

Наверное, все бы прошло гладко, но история эта крайне обеспокоила группу петербургских благотворителей, в течение последнего года то и дело приезжавших в этот детдом. Как-то они - любители путешествий на джипах - решили: логично, когда у любого из перемещений во времени и пространстве есть смысл и определенная цель. Детдом как раз стал той самой целью и смыслом дальних передвижений. Они взялись помогать: доставляли обувь, одежду и заодно устраивали настоящие праздники.

О закрытии учреждения им стало известно не вдруг, но местные власти успокаивали возможной альтернативой — создать нечто вроде семейного детского дома и тем самым отвести от ребят угрозу переезда, который неизбежно грозит психологическим надломом.

"Мне позвонили встревоженные дети, и разговор с ними убедил, что дело идет к переезду. Как тут можно помочь — не знаю", — говорит Вячеслав Борисов — один из тех, кто постоянно приезжает в «Надежду». Он уже длительное время оформляет документы для разрешения брать из детдома на выходные одного ребенка и еще, возможно, кого-то из его друзей.

Поддерживал «надеждинцев» и Алексей Потемкин — человек, который сам когда-то воспитывался в детдоме, а нынче намеревался обеспечить сирот компьютерами. Но ему сообщили, что уже ничего не надо.

Хлопотала за судьбы тринадцати обитателей этого почти уже затонувшего острова и Елена Филиппова — приемная мама семилетней девочки, которую год назад взяла из детдома Волхова. Она регулярно ездила и в «Надежду», так как убеждена, что надо держать связь с детьми, которые остаются под казенной опекой, но при этом заботиться о том, чтобы больше становилось приемных семей.

dom1_427

«Закрывают «Надежду», и это как гром с ясного неба, — расстраивается она. — В разных инстанциях — в мэрии и в отделе образования — нам, конечно, уже приходилось слышать о том, что этот детдом слишком маленький и потому содержать его нерентабельно. Но речь шла и о разумном, альтернативном варианте — власти рассматривали возможность открыть в стенах детдома Центр для приемных семей и постараться оставить на прежнем месте ребят, которые там живут. Было по этому поводу даже проведено совещание при участии  психологов и педагогов…»

Без надежды

Кажется, только что чиновники говорили о разукрупнении, то есть о необходимости избавляться от монстров — густонаселенных сиротских учреждений. Потом в год семьи особенно громко беспокоились об определении сирот в семьи — но, к сожалению, массовым этот процесс так и не стал. Если у малышей еще есть какие-то шансы, то детей постарше редко берут, так же как братьев-сестер - в одну принимающую семью.
Сверху пошла установка: мы должны добиваться, чтобы детских домов становилось как можно меньше. И претворяется в жизнь страшный сценарий: их на самом деле становится меньше, но преимущественно за счет укрупнения, то есть увеличения числа обитателей.

Дети, словно пешки в игре незадачливого шахматиста. Их судьбу легко перечеркнуть.  Подумаешь, всего тринадцать — так решили благополучные взрослые люди, не задумываясь о том, например, что по статистике в России только 5-10% воспитанников детских домов адаптируются к нормальной жизни.

dom2_427

В свою очередь, благотворители, которых сегодня так взволновала судьба маленького детдома, найдут, конечно, куда ездить на внедорожниках в свободные от работы дни. К слову, уже катаются, например, в полуразрушенный Реконьский монастырь, где помогли застеклить десять окон. 

Урок лицемерия

Жестко высказался о ситуации Вячеслав Борисов: «Мне стыдно. Стыдно за государство. Расформировывается прекрасный детдом — по сути, семейный. И вот кто-то решил сослать их в обычный, большой детский дом, а освободившееся здание использовать более перспективным образом. Не верю, что у государства нет денег на сохранение этого детского дома. Не хочется верить, что происходящее — следствие государственной политики в отношении детских домов. В этом случае честные и дальновидные представители власти должны немедленно вмешаться и спасти детей. Для нас же спасти, поскольку сейчас им преподносят жестокий урок лицемерия... Думаю, государству необходимо поддерживать и развивать малые детские дома. Затраты на их содержание пренебрежимо малы по сравнению с затратами на комфорт большинства госчиновников, многие из которых этих детей просто не видят…»

Аналогичного мнения придерживается Александр Козлов, директор компании «Автокосмос», опекающий детдом: «Нас, любителей семейных путешествий на джипах, не так уж много. Мы к детям из старо-ладожского детдома прикипели душой, но вряд ли сможем так же общаться и так же помогать в волховском детдоме «Родничок», где больше ста человек. Тяжело говорить об этом, но приказ подписан, персонал переживает сокращение, дети на чемоданах. Но весь ужас в том, что проблема шире — знаю, уже закрыты малокомплектные детдома, например, в Колчанове и Пикалеве».

«Тридцатого сентября мы приезжали в Старую Ладогу — тогда никто и словом не обмолвился о переезде детей, — говорит Марина Забелина, сотрудник той же компании. — Знаю, там, куда их отправляют, в детдоме действует только особая школа с коррекционными классами. В «Надежде» дети постоянно находились рядом друг с другом. Эльмира Смирнова отлично танцует, ее сестра Симузар прекрасно поет, Даня Тягов мастерит из бумаги рыцарей и старинные автомобили… Для них и других надеждинцев сейчас рушится сложившаяся дружная семья».

dom4_427

Что касается остальных посвященных, кто-то постоит за углом равнодушно, кто-то побоится громко сказать о проблеме, решив, что лично ему это чем-то грозит, а иные привычно возьмут под козырек, получив указания свыше.

Евгения Дылева, "Петербургский Час Пик"