Икона нарасхват

Чудотворная Торопецкая икона, которая много лет хранилась в Русском музее, перевезена в храм коттеджного поселка под Москвой. Музей отдал ее на полгода и уверен, что экспонат вернется. Настоятель собора в Торопце, наоборот, надеется, что святыня останется там навсегда.

Чудотворную 800-летнюю Торопецкую икону накануне увезли из Русского музея в храм нового коттеджного поселка под Москвой. Отправка проводилась в условиях повышенной секретности: лишь считанные сотрудники Русского музея знали, когда, в каком фургоне и по какому маршруту повезут святыню. Сейчас икона уже в храме, который на днях будет освящен. По некоторым данным, торжества проведет сам патриарх Кирилл в присутствии Владимира Путина.

Решение о передаче ценной иконы Русского музея храму Александра Невского в новом элитном коттеджном поселке «Княжье озеро» под Москвой бурно обсуждали все: и те, кто уверен, что такие ценности надо хранить только в музеях, и те, кто убежден, что место икон – в храмах. В споре участвовали и СМИ, некоторые из которых ерничали. Мол, так олигархи будут замаливать свои грехи и т.д.

«На реставраторов было страшно смотреть», - рассказал директор Русского музея Владимир Гусев. По его словам, с того момента, как 27 октября было получено предписание Министерства культуры по просьбе самого патриарха передать Торопецкую икону на один год новому храму, в музее шли острые профессиональные дискуссии: передавать – не передавать. И хотя поводом для дебатов была судьба конкретной Торопецкой иконы, решение по этому поводу стало бы прецедентом. Спор был принципиально важен для разрешения давней проблемы - где должны храниться церковные ценности, которые в силу разных исторических процессов попали из церквей в музеи.

Именно музеи в революционные годы прошлого века, когда тысячи храмов были разрушены, сожжены и разграблены, спасли многие церковные реликвии и сохранили их для потомков. «Я не согласен с тем, что музеи должны вернуть церкви все ее ценности. Я не принимаю такой позиции, хотя и понимаю ее», - говорит  Гусев.

Директора Русского музея поддержал и директор Эрмитажа. Михаил Пиотровский как председатель Совета музеев России давно пытался  на высоком уровне решить этот глобальный вопрос о передаче музейных ценностей на временное или постоянное хранение другим организациям. По его мнению, музеи должны иметь автономию, которая поможет охранять и сохранять культурное наследие.

Новый храм Александра Невского в поселке «Княжье озеро» в Подмосковье построил православный бизнесмен Сергей Шмаков, президент строительной компании «Сапсан», реализующей проект «Княжье озеро», и благотворитель реставрируемого Корсунско-Богородицкого собора в Торопце, где до 20-х годов прошлого века находилась икона. Это на его средства золотились купола торопецкого Корсунско-Богородицкого собора, и на средства его компании в комплексе поселка на перспективном Ново-Рижском направлении возведен пятиглавый храм, по своим размерам сошедший бы за кафедральный собор. Комиссия, в которую вошли три сотрудника Русского музея и  представитель Министерства культуры, отправилась посмотреть на этого мецената и его творения. Вернувшись, специалисты вынесли вердикт: олигарх – не злодей и у него есть, чему поучиться. Более того – с ним надо сотрудничать.

По словам  заместителя директора Русского музея по учету, хранению и реставрации музейных ценностей Ивана Карлова, выяснилось также, что для Торопецкой иконы в храме приготовлена австрийская музейная климатическая витрина. На случай, если вдруг отключится электричество,  есть запасные батареи, рассчитанные на 8 часов автономной работы. Икона будет, как того требуют реставрационные нормы, находиться  только в горизонтальном положении. Компьютерная система будет постоянно вести мониторинг условий, в которых находится святыня. За результатами мониторинга смогут следить и сотрудники Русского музея. Словом, олигарх создал для Торопецкой иконы почти идеальные условия.

Решение передать икону принимал реставрационный совет Русского музея, на заседании которого по традиции мог прийти любой сотрудник музея.  «Против» высказались двое: хранитель экспоната и руководитель Отдела древнерусского искусства.

Поддержавшие решение исходили из нескольких условий. Во-первых,  Торопецкая икона не передана храму Александра Невского навсегда. Она, в том числе и по документам, отправлена туда как музейный экспонат, т.е. как на выставку. Во-вторых, икона будет находиться в храме не год, как предполагалось вначале, а  полгода. В-третьих, если через 15 дней выяснится, что условия ее хранения ухудшились, музей будет иметь право прервать договоренность и забрать икону. Наконец, рядом с пределом, в котором будет установлена Торопецкая икона, оборудовали реставрационную мастерскую. Перед отправкой была проведена фотофиксация экспоната. Поверхностный слой иконы находится под профилактическими заклейками.

Впрочем, многие опасаются - что будет, если икону не вернут?  Как сказала Владимиру Гусеву одна журналистка, «верующие могут лечь за нее под танки, а Вы ведь под танки не ляжете? Что тогда? Вы создали прецедент, который в споре музеев и храмов о том, кому хранить церковные ценности, будет явно не пользу музеев...»

Гусев ответил: «Мы пошли на мирный компромисс. Мы сделали шаг навстречу. Мы ни перед кем не «прогнулись». Я убежден, что мы действовали верно. Если в обществе есть потребность в духовном возрождении, надо идти навстречу обществу. А риск – он есть всегда и везде: и в музее, и в храме. Но я уверен – икона вернется».

По мнению Гусева, в отношениях между музеями и церковью всегда надо искать компромиссы. Например, церковь, как и в былые времена, могла бы создавать музеи, где верующие и неверующие смогли прикасаться к ее ценностям. В Петербурге, например,  местом такого паломничества вполне может стать домовая церковь Михайловского замка Русского музея.

Церковь, видимо, на компромисс идти не хочет: настоятель Корсунско-Богородицкого собора города Торопец, где икона хранилась с XVII века, сообщил журналистам, что в Министерстве культуры оформляются документы  на ее возвращение в собор навсегда. В Минкультуры эту информацию не подтвердили.

Неонилла Ямпольская

Икона «Богоматерь Одигитрия» (Торопецкая) – одна из святынь, хранящихся в Русском музее, датированая XII-XIV веками. Ее долгая и непростая жизнь отражена во множестве ее названий: «Эфесская», «Корсунская», «Полоцкая», «Царьградская». Свое нынешнее название «Торопецкая» она получила по месту своего пребывания в городе Торопец в XVII веке.

Икона считается чудотворной и полна тайн и противоречий. Она считается уникальным в художественном и историческом отношении произведением древнерусского искусства.

В 1921 году икона поступила в Торопецкий краеведческий музей из собора города Торопца. В 1936 году она была передана на временное хранение в Русский музей в связи с критическим состоянием и необходимостью проведения реставрационных работ. В 1937 году икона была отреставрирована и передана Русскому музею уже на постоянное хранение.