Церетели vs Растрелли

Культурная столица России может пополниться еще одним арт-объектом. Спикер Совета Федерации страны Сергей Миронов предложил перенести из Москвы в Петербург 98-метровый памятник Петру Первому работы Зураба Церетели.

Культурная столица России может пополниться еще одним арт-объектом. Спикер Совета Федерации страны Сергей Миронов предложил перенести из Москвы в Петербург 98-метровый памятник Петру Первому работы Зураба Церетели. Жители северной столицы теперь как могут отбиваются от такого весомого "подарка", сделанного третьим лицом государства своей малой родине.

Перенести что-нибудь из одной столицы в другую - давняя мечта Миронова. Например, в 2002 году тогда еще свеженазначенный спикер Совфеда подготовил наделавший шуму законопроект о передаче Санкт-Петербургу части столичных полномочий. Правда, позже выяснилось, что речь там шла о финансировании из федерального бюджета официальных государственных мероприятий, которые проводятся в северной столице. Позже выяснилось, что Миронов вообще на удивление инициативный чиновник, достаточно вспомнить его предложение увеличить срок полномочий президента до 7 лет или призыв защитить русскую выхухоль.

Казалось бы, к экстравагантным заявлениям федерального чиновника можно уже и привыкнуть. Но его последняя по времени инициатива о переезде из Москвы в Питер 98-метровой скульптуры Петра, которая вошла в список самых уродливых строений мира, не на шутку взволновала общественность обеих столиц.

Московские комментаторы чаще всего предлагают или оставить наконец-то в покое памятник, ставший уже частью культурного пространства первопрестольной, или вовсе переплавить его в нечто более нужное народу. За перенос практически никто не высказывается. И чего в этом больше - жалости к внешнему облику культурной столицы или ревности ("так не доставайся же ты никому") - непонятно.

Петербуржцы же, оправившись от первого культурного шока, уже ищут способы практического применения арт-объекта. Например, писатель Яков Гордин считает, что скульптуру можно установить в Финском заливе. То же самое, кстати, предлагал и Миронов. Правда, Гордин, исходя из исполинских размеров памятника, настаивает на его применении в качестве ориентира для кораблей.

«Я не убежден, что это необходимо городу, — пояснил Гордин, — но не выбрасывать же такое дорогое произведение».

Ясно одно, утверждает писатель, - памятнику не место в черте Санкт-Петербурга. "Я бы не стал загружать город, - сказал Яков Гордин, - учитывая, что все произведения Церетели гигантских масштабов".

Именно масштабы памятника и волнуют многих петербуржцев. Новость о переезде 98-метрового Петра легла в северной столице на очень благодатную почву, которую уже несколько лет "вспахивает" "Охта Центр". Церетелевский монумент вполне мог бы стать еще одним аргументом в борьбе горожан с "Газпромом" за "небесную линию". Словно предчувствуя это, губернатор Петербурга уже успела откреститься от нежданного "подарка" Миронова, заявив, что в северной столице и без того хватает хороших памятников. Хороших зданий, достойных стать офисом газовой империи, в бывшей столицы империи русской, видимо, нет.

Но в предложении Миронова есть вещи и более печальные, чем нарушение пресловутой "небесной линии", считает писатель и историк Петербурга Наум Синдаловский.

"Сергей Миронов - бывший петербуржец, - напомнил Синдаловский, - но, видимо, за время проживания в Москве он потерял чувство Петербурга".

Любой памятник установленный на площади в северной столице, говорит писатель, должен продолжать культурные традиции Санкт-Петербурга, которые уходят корнями на Запад, а значит, и еще ранее - в античность. В то время как творчество Зураба Церетели, по мнению Наума Синдаловского, основывается на культурных традициях Востока - именно из Азии его гигантомания.

Синдаловский напомнил, что несколько лет назад Церетели уже участвовал в петербургском конкурсе на создание памятника. Это вызвало резкое отторжение у горожан, которое выразилось в высказывании: "Поменять Растрелли на Церетели?!".

Кстати одно изваяние Церетели, имеющее облик Петра Первого, в северной столице уже есть. Место для установки шестиметрового подарка от московского скульптора в Петербурге не могли найти несколько месяцев. Пока, наконец, в Смольном не решили осчастливить видом на "Петра Великого" постояльцев гостиницы "Прибалтийская", на площади перед которой теперь и обитает бронзовый император.

"Нам сейчас не Петра из Москвы нужно привозить, - говорит петербургский историк-краевед Сергей Лебедев, - а лужковские надбавки".

По его мнению, история с переносом памятника - это попытка отвлечь внимание общества от отставки Юрия Лужкова. Впервые идея переезда памятника в Питер, утверждает Сергей Лебедев, была озвучена еще в 1997 году на страницах газеты "Час Пик". Но тогда она так и осталась не реализованной. Нынешнее предложение, поясняет историк, это популизм отдельных политиков. причем не только Сергея Миронова, но и нынешнего исполняющего обязанности мэра Москвы Владимира Ресина, который также не исключает возможность переноса скульптуры.

"Ни Петр, ни Церетели здесь не при чем", - убежден Лебедев. - Просто Ресин хочет остаться у власти, а для этого надо лизнуть демократов, которые не любят Церетели".

Впрочем, сейчас уже и не важно, что скрывалось за предложением чиновников о перемещении памятника - попытка привлечь общественное внимание или, наоборот, отвлечь его. Сам Петр по этому поводу в одном из своих указов сказал все еще триста лет назад: «Указую на ассамблеях и в присутствии господам сенаторам говорить токмо словами, а не по писанному, дабы дурь каждого всем видна была. Петр».

Константин Петров