Скелеты из шкафа дразнят историков

В Доме книги состоялась презентация книги «Скелеты из шкафа русской истории», которая стала своего рода дайджестом трехтомника «Мифы о России». Автор книги Владимир Мединский убежден: исторические факты не имеют никакого значения в самой истории.

В Доме книги состоялась презентация книги «Скелеты из шкафа русской истории», которая стала своего рода дайджестом трехтомника «Мифы о России». «Это не строгое историческое исследование, я не рассматривал в лупы берестяные грамоты и не опрашивал участников Куликовской битвы, не открывал Атлантиду или даже Трою. Просто в определенной последовательности подбирал факты и рассматривал их под определенным углом зрения», - сообщил собравшимся автор книги, профессор МГИМО, депутат Госдумы Владимир Мединский.

Мединский не стал ждать классического вопроса «Над чем вы сейчас работаете?» и сходу сообщил сам: «Сейчас я заканчиваю книгу под названием «Война». В ней я рассматриваю период с 1939 по 1945 год. Потому что об этом периоде нашей истории особенно много сомнительных мифов в литературе и кинематографе». Непростая публика из Дома книги, похоже, в основном, знатоки истории, не поддалась шуткам автора, даже когда он сообщил, что «Мифы о России» - это мифы для блондинок, и задавала автору очень серьезные вопросы.


- А собираетесь ли Вы написать книгу о конфликтах на Кавказе в наше время?

- Нет, на эту тему я ничего писать не буду.

- А будете ли вы писать о кавказских войнах XIX века? И что вы можете рассказать нам о Джохаре Дудаеве?

- Я не специалист по кавказским войнам и не могу судить об участниках. Но у меня в «Мифах» есть глава о чеченцах. Я слышал миф о том, что 63% чеченцев в годы войны были дезертирами, и потому Сталин их выслал. Я не знаю, 63% или 36%, но я знаю, за Брестскую крепость сражались сотни «выходцев с Кавказа», в их числе – и чечнцы. Я знаю об одном из них, который в одиночку сумел остановить немецкий батальон и стал Героем Советского Союза. А потом сам удивлялся, как это у него получилось. На самом деле получилось, потому что в его роду было не принято отступать. Такие факты надо противопоставлять мифам.

- Может ли история быть не cфальцифицированной?

- Нет, не может. Вся история – это мифология. Сегодня произошло какое-то событие, а завтра мы видим его в тысячах трактовок. Думаю, ученые-историки возмутятся, если я скажу им, что исторические факты не имеют никакого значения в самой истории. Все зависит только от трактовок.

- А что вы думаете о Сталине?

- Писать и говорить о Сталине – все равно, что ходить по лезвию бритвы. Мне кажется, он виноват во всех поражениях, потому что созданная им вертикальная система власти сделала его своим заложником. Но по этой же логике его заслуга и во всех наших победах...

- Вы пишите о том, что Петр Первый был недальновидным политиком. Почему?

- О, в Петербурге опасно отвечать на этот вопрос. Но, все-таки, отвечу. На мой взгляд, Петра Первого «заполировали» ему во вред. Я вижу в нем не только самого талантливого лидера России, но и воплощение жестокости и плохого организатора. Вы спросите, мол, а победа под Полтавой? Но талант прекрасного полководца – это не талант организатора. Известен миф о том, что он построил флот России. Но факты говорят, что он разрушил российский флот, который страна имела до него. Можно понять, ведь его никто не учил менеджменту. Но нельзя не видеть, что он умел учиться на своих ошибках.

- Есть ли у вас научные консультанты или вы берете ответственность на себя и за факты истории, и за их трактовку?

- У книги есть и научный редактор – доктор наук Андрей Михайлович Буровский, и научный консультант - Геннадий Владимирович Потапов. Листая книгу, участники презентации сразу как-то сразу отметили главу, которая называется «Ох уж эти сказочки!». В ней – самые черные мифы о России, выбранные автором из записок иностранных путешественников и произведений родных классиков и дошедшие до наших дней. Например: «Веселие на Руси есть пити», «У России две беды – дураки и дороги», «Ленивы мы и нелюбопытны», «Прощай, немытая Россия», «Русский бунт, бессмысленный и беспощадный», «Тюрьма народов», «Снизу доверху – все рабы». А еще такие, например: «Самые отпетые жулики из русских – москвичи». Это наблюдение принадлежит иностранцу. А вот что пишет барин Федор Карамазов своему сыну: «Россия – свинство…». А иностранные туристы и гости рассказывают, возвращаясь домой, что Россия – это водка, что Россия – это диктатура, что в России нет демократии и т.д.

На вопрос «Росбалта» о том, какие скелеты хранятся в шкафу современной истории, он ответил почти притчей: «Смотрели как-то футбольный матч русские и шведы. После 20-ти кружек пива кто-то из шведов сказал: «Русские – это свиньи». А кто-то из русских ему ответил: «Зато у нас в храмах не венчают гомосексуалистов». Это, конечно, напомнило известное «А у вас негров линчуют», но Мединский уточнил: «А вообще шкаф, где хранятся мифы современной истории, пока лучше не открывать. Все равно правды не увидеть. Эдак, лет через 50, может быть…»

Неонилла Ямпольская

О методах Владимира Мединского в трактовке «мифов», возможно, расскажет отрывок из главы «Ох уж эти сказочки» - «Ленивы мы и нелюбопытны»:

«…Самокритику не надо доводить до самобичевания. Сказал как-то Пушкин: «Мы ленивы и нелюбопытны», и мы эти слова приняли как приговор. Да, поганый народец. Ленивый, нелюбопытный – ни тяги к знаниям тебе, ни ума. Этому печальному диагнозу вторит из-за границы мощная группа поддержки: «Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет сегодня поработать?!». И мы все дружно, потупив глаза, шагаем. Они не клевещут, просто цитируют «наше все». Тут мы и повесили носы, сгорбились от стыда – лентяи. А еще припомнили Емелю, Ивана-дурака и работу, которая «в лес не убежит»… Ну, полно, господа, убиваться! Александр Сергеевич, конечно, «наше все», достояние отечественной и мировой культуры, но далеко не каждое его высказывание было историческим и объективным. Ведь он и с женой разговаривал, и с друзьями, и с детьми. Деловые переговоры вел с издателями, при этом раздражался непременно и спорил о гонорарах – кормилец большой семьи, куда деваться. О ком говорил Пушкин «мы»? Кого имел в виду? Арина Родионовна оплошала или придирчивый цензор довел? Может быть, паршивое настроение случилось, и все вокруг стало «и кюхельбекерно, и тошно»? Да нет, все проще. Сетовал Пушкин, что некому написать биографию Грибоедова. Вот цитата целиком: «Как жаль, что Грибоедов не оставил своих записок! Написать его биографию было бы делом его друзей; но замечательные люди исчезают у нас, не оставляя по себе следов. Мы ленивы и нелюбопытны...» Вполне конкретная ситуация, а выводы из этих слов сделали сами знаете какие... Масштабные».