Лучше фаллоса искусства не нашлось

Приз в 400 тыс. рублей за нецензурную брань и скабрезный рисунок в адрес ФСБ - так оценили эпатажную "акцию" арт-группы "Война" члены жюри госпремии "Инновация". "Член в плену у КГБ" оказался "Лучшим произведением визуального искусства".

Приз в 400 тыс. рублей за нецензурную брань и скабрезный рисунок в адрес ФСБ - так оценили эпатажную "акцию" арт-группы "Война" члены жюри премии "Инновация". "х*й в плену у ФСБ" или - "Член в плену у КГБ", как более политкорректно назвали акцию в шорт-листе премии, по мнению чиновников из Министерства Культуры, оказался "Лучшим произведением визуального искусства". При том что правоохранительные органы оценивают это и другие "художественные произведения" группы в несколько лет лишения свободы.

В июне прошлого года петербуржцы спорили то ли о "художественной", то ли о политической акции "Х*й в плену у ФСБ", организованной членами группы "Война". Глядя на многометровый рисунок мужского полового органа на Литейном мосту, каждый видел то, что хотел. Одни - "протест против системы", другие - "художественную инсталляцию", третьи - многометровый рисунок мужского полового органа. В любом случае, равнодушным - из-за провокационности и размеров - он не оставил никого.

Собственно, именно это - желание провоцировать и размах - и превращает в глазах неискушенного обывателя вандалов, рисующих скабрезные  изображения, переворачивающих на улицах машины, обливающих людей мочей и хулиганящих в общественных местах, в художников. Это же вызывает рефлексию и у "оппозиционной общественности", радостно аплодирующей любому, даже мнимому, выступлению против действующей власти, вне зависимости от его моральной составляющей. Яркий тому пример - уголовное дело против питерского художника Ильи Трушевского, обвиненного в изнасиловании 18-летней студентки МГУ. После возбуждения уголовного дела Трушевский тоже стал лауреатам премии - в рамках "Соратника-2010" ему вручили приз в номинации "Моральная поддержка". Пикантности ситуации придает то, что сам Трушевский вину признал, и в чем его "морально поддерживали" "соратники", до сих пор загадка.

Тем удивительнее, что теперь к этим "оппозиционным" выступлениям присоединилась и... сама власть, отметившая "художественную" акцию против собственной спецслужбы государственной премией.

"В России главные оппозиционеры и нонконформисты всегда те, кто сидит в Кремле, - поясняет известный российский писатель Илья Стогов. - Петр Первый был самым главным противником существующей власти в стране. И сейчас, в то время как большинство граждан не имеет представления о том, что такое Интернет, президент Медведев стал первым главой государства, который узнает, что происходит в стране не из докладов и справок, а из Интернета. Как в свое время Брежнев стал первым главой государства, который узнавал что происходит в стране из телевизора".    

На этом фоне, считает Илья Стогов, вручение премии "Войне" вполне укладывается в рамки государственной политики. Собственно, сама власть, в лице чиновников и кураторов премии от Минкульта, вряд ли имеет более "продвинутое", чем у обывателя, представление о современном искусстве. И почерпнуто оно из тех же источников - прежде всего Интернета, где "Война" предстает в образе главных героев и антигероев "современного искусства".

"Присуждение премии "Инновация" группе "Война" за встающий половой орган на мосту кажется мне симпатичным явлением, - говорит петербургская художница и поэтесса Ирина Дудина. - Акция была грандиозной, остроумной, многозначной. Я, как женщина, увидела в ней желание российских художников быть настоящими мужиками и хотя бы в такой форме проявить свою мужественность в противовес пидерастическому прозападному миру. Остальные события художественной жизни прошлого года были намного болеее блеклыми". 

В целом, с Дудиной тяжело не согласиться. Эпатажностью - своим, пожалуй, единственным неоспоримым достоинством - "Война" затмевает абсолютно всех своих коллег по "околохудожественному" цеху. При этом, уводя само понятие "современного искусства" из области художественного образа в пространство медиа-провокации. Без десятков прохожих, снимавших фотокамерами на телефонах рисунок на Литейном мосту, как и без фото-отчетов о других акциях в блогах сторонников группы, "Война" так и осталась бы мелкими вандалами.

"Такие люди, как "Синие носы", "Война" или совершенно съехавшие от препаратов "Агата Кристи", - это и есть главное лицо современной русской культуры, - уверен писатель Стогов. - В этом смысле премия нашла своего героя".

Премия "Инновация", подчеркивается в официальных релизах, проводится "в целях стимулирования и поддержки деятелей культуры, работающих в  области визуального искусства, выявления основных творческих достижений и привлечения внимания широкой общественности к процессам в отечественном актуальном искусстве". Получается, вручая премию "Войне", власть собственноручно выдает "художникам" индульгенцию на вандализм. Нецензурная надпись на библиотеке или разрушение исторического памятника вполне теперь могут претендовать, соответственно, на премию в области литературы или архитектуры. Но еще удивительнее то, что завзятые "нон-конформисты" из "Войны" не отказались от номинации сразу же после выдвижения их кандидатуры на государственную премию.

"Они же москвичи, а в столице граница между теми, кто сегодня сидит в высоких кабинетах, и теми, кто еще там не сидит, но завтра может туда сесть - очень зыбкая, - поясняет Илья Стогов. - Это в Петербурге всегда есть власть и всегда есть какой-нибудь Борис Гребенщиков, про которого и в страшном сне не может присниться, что он может стать губернатором города. А в то, что кто-то из арт-группы "Война" завтра может получить место советника президента по культуре, - в это верится очень легко. "Война" тоже играет по этим правилам".

Константин Петров