Россия в восприятии граждан – не государство

Что собой представляет российское общество; как можно объяснить падение популярности «ЕдРа»; возможна ли революция? На эти вопросы отвечает профессор СПбГУ, социолог Зинаида Сикевич, многие годы изучающая изменения в общественном сознании россиян.

Что собой представляет российское общество; как можно объяснить падение популярности «ЕдРа»; возможна ли революция; какие качества основных политических лидеров выделяет электорат? На эти и другие вопросы «Росбалта» отвечает профессор СПбГУ, социолог Зинаида Сикевич, многие годы изучающая качественные изменения в общественном сознании россиян.


- Недавно закончилось очередное исследование, охватившее 400 петербуржцев. Я уже познакомилась с некоторыми вашими выводами. В частности, вы пишете, что "сомнение и неучастие, социальный эскапизм становятся довольно распространенной позицией части граждан, особенно с высшим образованием. "Данные явки на выборы в Госдуму подтвердили эту мысль. Вопрос - что скрывается за этим эскапизмом - желание дистанцироваться от государства вообще или переосмысление и формулирование собственной позиции?

- Действительно, исследование, о котором вы говорите, дало интересные и во многом неожиданные результаты. Эскапизм или, попросту говоря, «бегство от действительности» характеризует представителей разных социальных и возрастных групп, но у всех имеет несколько разные причины и основания.

Люди старших возрастов замкнуты в повседневности частной жизни: сначала они стремятся не потерять работу, а после выхода на пенсию – подработать, если здоровье позволяет, обеспечить себе более-менее сносное существование. По большому счету, они находятся вне «большой» социальной среды и живут в иллюзорном мире - во-первых, той бездумной жвачки, которую им предлагает ТВ, и, во-вторых, изрядно приукрашенными воспоминаниями о счастливой жизни в советское время.

На фоне пороков существующей социальной системы советское общество им кажется предпочтительным, несмотря на все его недостатки. Оно наделяется всевозможными достоинствами, прежде всего, за счет наиболее востребованной, но не реализованной сегодня ценности – стремления к справедливости и неприятия «погони за наживой», которая, по их мнению, ведет к безнравственности и беззаконию. Свобода этим людям не особенно-то и нужна, ведь они не ездят отдыхать на Бали и довольствуются старенькой «шестеркой». Так что свобода передвижения и товарное изобилие не могут компенсировать «урезание» социальных прав (в частности, права на труд, на бесплатное образование и медицинское обслуживание). Их можно назвать стихийными эскапистами.

Несколько по-иному обстоит дело с образованными людьми активного трудового возраста. Эти люди не просто приняли демократические перемены конца 1980-х – начала 1990-х годов, они были той простодушной и восторженной частью общества, которая ходила на митинги, как на праздник, они часами стояли у Белого дома и на Дворцовой, размахивали трехцветными знаменами и, надрывая глотки, кричали «ура» Борису Ельцину. Демократия по-русски и, особенно, «дикий» капитализм девяностых, превративший их в полунищих, а вчерашних бандитов – в достойный «уважения» высший и средний класс, отвратили их от государства и от политики. Их бы я назвала идейными эскапистами. Государство предало их идеалы и ожидания.

- Если посмотреть распределение голосов по субъектам Федерации, бросается в глаза - русские области поддерживают «Единую Россию» минимально, и это при сильном административном ресурсе. Фактически «ЕР» набрала большинство за счет Кавказа и некоторых других республик. Как вам видится эта ситуация?

- В русских областях ситуация тоже разная: от, насколько я помню, 30% за «ЕР» в Ярославской области до 60% - в Кузбассе и на Урале. Очевидно, что в одном случае задействован пресловутый административный ресурс, а в другом – результаты «ЕР» отражают реальное доверие людей к правящей партии. Особенно в этом смысле примечателен Петербург, где, несмотря на все нарушения, партия еле-еле дотянула до трети голосов горожан, принявших участие в голосовании.

Теперь о национальных республиках. Северный Кавказ и сибирские автономии во многом еще сохраняют структуру и нормы традиционного общества, члены которого всегда ориентированы на своего лидера (вождя, князя, хана, президента). Следовательно, если этот лидер – член «ЕР» и, тем более, призывает за нее голосовать, никакой административный ресурс не нужен, все и без того проголосуют за того, кого надо, тем самым демонстрируя свою лояльность, верность местному «вождю».

Вообще, на мой взгляд, элита, в целом жители российских «миллионников», плохо себе представляют, насколько социальная среда традиционного общества, к которому все еще принадлежит большинство наших национальных меньшинств, их менталитет и неписаные нормы поведения отличаются не то что от европейских, но даже от русских, условно говоря, евро-азиатских.

- Выходит, в определенном смысле правы либералы, выступающие за «развод» с Кавказом? У нас и с собственными-то демократическими традициями негусто, а нас еще и Кавказ всеми силами тянет в прошлое?

- На первый взгляд, такое решение лежит на поверхности. Однако, я в этом глубоко убеждена, ни одна власть, стоящая во главе России, не может себе позволить отказаться даже от «клочка» своей территории. Возьмите ситуацию с Курильскими островами, решение которой на порядок улучшило бы отношения с Японией. Все наши правители интуитивно понимают, что народ может терпеть долго и многое, но никоим образом не «сдачу» территории.

По данным наших предыдущих исследований, Россия воспринимается именно в географическом преломлении, т.е. не как государство, а как страна, огромное пространство (не случайно, кстати, эти слова в русском языке однокоренные). Кроме этого, не пристало «державе» расставаться со своими землями.

По данным последнего исследования, каждый третий, примерно в равной степени, хотел бы вернуть России статус великой державы. Эта идея особенно популярна среди молодых мужчин со средним и незаконченным высшим образованием. Державные, этатические установки именно этой возрастной категории обнаруживались нами и в предыдущих исследованиях.

Несмотря на то, что число «державников», полагающих, что Россия должна вести себя как великая держава, даже если это ухудшит ее отношения с Западом, с 1996 года к 2011-му  снизилось с 67,6% до 53,6%, это все еще больше половины общества, прежде всего, за счет тех же молодых мужчин.

Так что расставаться даже с «неудобными» территориями власть не осмелится. К тому же не будем забывать о геополитическом значении Кавказа.

- А победа КПРФ в ряде крупных городов Сибири - Новосибирске, Иркутске, Омске - это что - желание вернуться в СССР, выражение коллективистской сущности русского народа или просто недовольство нынешней властью?

- Всего понемногу. Хотя желание вернуться в СССР заметно ослабло. Так, самое большое различие между ответами 1996-го и 2011 года обнаруживается в проективном вопросе относительно существования СССР. Вопрос формулировался следующим образом: «Представьте, что вы участвуете в референдуме о сохранении СССР. Как бы вы проголосовали, уже зная, что случится с Россией и бывшими союзными республиками за эти 20 лет?» ( В 1996 году вопрос заканчивался словами «за эти пять лет».)

Спустя 5 лет после распада СССР 67,4% граждан хотели вернуться в прошлое государство, спустя 20 лет – только половина (49,7%), причем 90% из них – люди старше 50 лет, чаще мужчины, чем женщины.

Очевидно, что к двадцатилетию распада СССР это драматическое событие истории ХХ века все большим числом людей воспринимается как свершившаяся историческая данность. Молодыми людьми, как показывают результаты наших других исследований, бывшие союзные республики воспринимаются как ровно такая же заграница, как, к примеру, Польша или Финляндия. Советский Союз постепенно исчезает из символического пространства молодых россиян как значимый образ их картины мира.

Что касается коллективистской сущности русского народа, то групповая самоидентификация, выражаясь научным языком, продолжает доминировать над индивидуализмом. И, прежде всего, потому что глубоко укоренилась в семейном воспитании. Вы никогда не задумывались над тем, что любая русская мама, говоря о своем ребенке, употребляет местоимение «мы», а не «он/она», как сделал бы представитель любого другого народа? Как долго она водит его «за ручку», не говоря уже о том, что любая русская учительница воспитывает коллектив, и коллективизм для нее – это своего рода «священная корова». Иными словами, коллективизм передается от взрослых детям как на уровне «социального бессознательного», так и вполне осознанно, в ходе социализации.

Не случайно, перечисляя достоинства советского общества и советского человека, участники нашего опроса чаще всего говорили именно об этих чертах. Вопрос предлагался в открытой форме, так что все ответы – это мнения самих людей. Советское общество они характеризовали такими понятиями как «коллективизм», «братство», «чувство плеча», «взаимопомощь» и т.п.

В отличие от человека прошедшей эпохи, наш современник выглядит, судя по ассоциациям петербуржцев, значительно непригляднее. Его отличают индивидуализм и связанные с ним эгоизм, обособленность, отстраненность, самолюбование, наплевательское отношение к окружающим. По отношению к другим людям современный человек проявляет агрессию, жестокость, хамство, враждебность, бесцеремонность, а разобщенность и отчужденность формируют чувство страха, уныния, тревожности и депрессии.

Примечательно, что такими чертами советский человек «нравится», а современный - «не нравится» не только людям, пожившим в советское время, но и молодежи, которая о советском коллективизме знает только по картинкам или понаслышке.

Что же касается недовольства современной властью, это уже стало общим местом во всех комментариях. Конечно, голосование 4 декабря – это скрытый референдум степени доверия к власти. И часть тех, кто против нее и голосовал за коммунистов, не всегда уж сторонники этих идей. Так, по данным исследования, больше половины петербуржцев и сегодня, и в 1996 году были противниками возвращения к власти коммунистов (соответственно 58,3% и 61,1%). У коммунистов сегодня, условно говоря, уходящий электорат, это люди старших возрастных групп, бывшие советские люди. Протестным, на мой взгляд, было голосование и в пользу «Справедливой России». Ее «выборщиками» стали те, кто против, но не приемлют коммунистические идеи даже в современной конфетной обертке.

- Кто-то из лидеров «ЕР» сказал, что партия проводила реформы, а реформы - это всегда тяжело, отсюда и падение рейтинга. Что говорят ваши данные, люди недовольны реформами или, наоборот, застоем и отсутствием развития?

- Мне как социологу проще обратиться к данным исследования. Вот как участники нашего опроса характеризовали современное российское общество (повторюсь, заготовленных ответов не было, все это их собственные мнения). Единственными его достоинствами петербуржцам представляются свобода, возможность самовыражения, информированность и открытость. Характерно, что положительные черты современной жизни ценят почти исключительно студенты и специалисты с высшим образованием.

Недостатки видят все, причем эти негативные стороны современной системы, по мнению участников опроса, коренятся в порочности государственной политики и самих носителей власти.

Сгруппируем основные претензии к государству. Самая главная претензия - это нестабильность и ее производные, а именно неопределенность, разруха, развал, распад, напряженность, кризис и т.п. На втором месте беззаконие, которое приводит к бесправию, беспределу, произволу, безнаказанности, вседозволенности т.п. Беззаконие и нестабильность ведут ко всякого рода преступным деяниям, в частности грабежам, криминалу, разбою, насилию и бандитизму. Коррупция и взяточничество в этом контексте рассматриваются как результат беззакония и попустительства со стороны властной элиты.

Подобное состояние общества приводит, с одной стороны, к всеобщей безнравственности (аморальности, нечестности, презрению к идеалам), а с другой стороны, - к бескультурью, бездуховности и деградации.

Для людей средних и старших возрастных групп неприемлема власть денег, жажда обогащения, стремление к наживе. Система оценивается как общество золотого тельца, в котором все на продажу.

Состояние общественных отношений оценивается как несправедливое, формирующее чувство незащищенности, неуверенности и растерянности. Один пожилой петербуржец предложил сделать лозунгом современной России слоган «Выкручивайся как можешь!»

- Двадцать лет назад прекратил существование СССР. Насколько сильно изменились люди с того времени. Насколько сильно продолжает ощущаться культурная травма?

- Культурный конфликт, возникший в ходе Перестройки, за последующие 20 лет не смягчился, как ожидалось, но сохранился, а в некоторых случаях даже усугубился. О чем идет речь? Понятие «культурный конфликт» в свое время ввел французский социолог Эмиль Дюркгейм, имея в виду ситуацию, когда социальные изменения опережают социально-психологическую готовность людей к переменам, причем препятствием на пути их адаптации оказывается ригидность, т.е. непластичность, консерватизм традиционной культуры, в рамках которой воспитаны эти люди.

Не стоит понимать традиционную культуру узко - как некий набор обычаев и ритуалов. Традиционная культура выражается, прежде всего, в системе ценностей, стереотипов и стандартов поведения, т.е. попросту в том, что для носителей этой культуры хорошо, а что плохо, что считается нравственным, а что безнравственным, что одобряется, а что, напротив, отвергается. Говоря научным языком, речь идет о норме и отклонении от нее, т.е. маргинальности.

Если спуститься с уровня общих рассуждений в нашу повседневность, становится ясно, что большинству людей в России как раз по причине культурного конфликта жить в современном обществе неудобно, потому что непонятны, а во многом и неприемлемы нормы этого общества, внушаемые стандарты «правильного» поведения.

Ориентация на успех, выражающаяся в нацеленности на материальное благополучие, вызывает не всегда осознанное отторжение в силу традиционной оценки этого критерия успешности («хоть мошна пуста, да душа чиста» или «бедность учит, а богатство пучит»). Это, кстати, вовсе не значит, что люди не хотят жить в достатке, но «достаток» и «богатство» - вещи психологически разные, достаток – это то, чего достаточно для достойной жизни, а богатство – это уже избыток, заставляющий усомниться в его происхождении («от трудов праведных не наживешь палат каменных»)

Конечно, можно возразить, что молодежь, т.е. приходящее поколение, уже вполне принимает новую шкалу ценностей, а те, кто постарше, в конце концов, относятся к так называемым уходящим поколениям и поэтому, как бы жестоко это ни звучало, рано или поздно все разрешится само собой.

Но дело в том, что далеко не всю молодежь устраивают эти ценностные ориентиры, не случайно харизма Сталина, на которую старательно закрывают глаза власть предержащие, стремительно растет именно в младших возрастных группах.

- Налицо растущая ностальгия по советским временам. Более того, у нас на глазах творится миф - будто бы жизнь в СССР была радостной и позитивной, а советские люди были носителями высоких и светлых идеалов. По вашим оценкам, какие аспекты советской жизни кажутся наиболее привлекательными сегодняшним россиянам?

- Очевидно, что советские времена в символическом сознании современных людей – уже не реальная социальная система со своими достоинствами и недостатками, а некий остров Утопия, где царит всеобщее равенство, справедливость, братство и высокая нравственность. Примечательно, что советский эскапизм вовсе не означает для опрошенных петербуржцев возвращения к власти коммунистов.

Иными словами, они хотели бы достоинства нашего времени (свободу, возможности самореализации и открытость) соединить с достоинствами прежней эпохи (справедливостью, взаимным уважением и порядочностью). Таким образом, имеется в виду модель общественного устройства наподобие так называемого шведского социализма.

- Допускаете ли вы, что капитализм в принципе не подходит заметной части населения России? Что эта часть населения со своим менталитетом никак не вписывается в рынок и, в конце концов, просто окончательно деградирует и вымрет, если государство не изменит свою политику? Как, скажем, вымирали некоторые народы при столкновении с чуждой им системой жизни, которую им насильно навязывали.

- На этот вопрос можно ответить очень кратко. И дело не совсем в менталитете, в конце концов, менталитет – это не какая-то застывшая конструкция на все времена, он тоже меняется, хотя и медленно. Жителям России, причем не только русским, «не подходит» капитализм по-российски с коррупцией, вороватостью, кумовством и беззаконием, т.е. всеми теми чертами, которые мы чувствуем, грубо говоря, на собственной шкуре. А современное открытое рыночное общество, которое обеспечивает не только свободы, но и социальные права, не доводит социальное расслоение до чудовищных масштабов, когда у одних, образно говоря, золотой унитаз, а у других – прохудившаяся будка за домом, - такое общество подходит любому нормальному человеку, независимо от его культурной традиции и менталитета. Отвергается рынок не как таковой, а доморощенный «базар», где на продажу все – и совесть, и честь, и достоинство.

Конечно, можно возразить, что мы имеем то, что имеем, потому что сами – такие. Дескать, нечего на зеркало кивать, коли рожа крива. Но дело в том (многие уже об этом забыли), что в период конца 1980-х и самого начала 1990-х уровень политической активности и социальной самодеятельности был чрезвычайно высок. Да, это были всего лишь ростки нового менталитета, нового общества, но они были. Однако эти «ростки» были с корнем вырваны даже не самими реформами, а профанацией, карикатурой на современный капитализм, которые, к сожалению, утвердились в России.

- В вашем исследовании речь шла и о персонах - ведущих российских политиках - Путине, Медведеве, Зюганове, Миронове, Жириновском... Насколько они отличаются от образа идеального политика, который рисуют себе люди? И кто из них все же ближе к идеалу?

- Участникам опроса предлагалось из 17 фразеологизмов, иллюстрирующих отдельные качества человека, выбрать по 5 словосочетаний, которые, во-первых, должны быть присущи идеальному политику и, во-вторых, свойственны реально действующим российским политикам первого ряда.

Для идеального политика важнее всего оказались душевность и совестливость («болеет душой», «работает не за страх, а за совесть»). У Медведева и Путина это качество заняло соответственно 7-е и 8-е места из 17 возможных, у Зюганова – 11-е место, у Миронова – 13-е, а у Жириновского – и вовсе 15-е, его заметили в лидере ЛДПР всего 7,1% опрошенных.

Твердость, уверенность в себе («стоит на своем»), занявшая третье место среди качеств идеального политика, отличает и некоторых реальных деятелей. У Путина это качество заняло 1-е место, у Зюганова – 2-е и 3-е - у действующего президента. Миронову и Жириновскому эта черта присуща в меньшей степени (соответственно 8-е и 9-е места).

Деловая активность («крутится, как белка в колесе»), для идеального политика поставленная на 4 место, по мнению участников опроса, реальным персоналиям присуща в слабой степени (у Медведева это качество заняло 12-е место, у Путина – 10-е, у Жириновского – 13-е, у Миронова – предпоследнее, и последнее – у Зюганова).

Энергичность, пятое по значимости качество идеального политика, в наибольшей мере выражено у Путина (3-е ранговое место), остальных политиков участники опроса энергичными не сочли (11-е место – у Жириновского, 15-е – у Медведева, предпоследнее – у Зюганова и последнее – у Миронова).

Посмотрим, какие именно пять качеств (в порядке предпочтительности), по мнению петербуржцев, характеризуют российских политиков, предложенных для оценки.

Медведев - «толчет воду в ступе», «витает в облаках», «стоит на своем», «и нашим, и вашим», «втирается в доверие».

Путин - «стоит на своем», «себе на уме», «берет быка за рога», «гребет деньги лопатой», «и нашим, и вашим».

Зюганов - «толчет воду в ступе», «стоит на своем», «язык без костей», «себе на уме», «втирается в доверие».

Жириновский - «язык без костей» (это качество приписали ему 90% респондентов), «врет без зазрения совести», «и нашим, и вашим», «втирается в доверие» и «толчет воду в ступе».

Миронов - «толчет воду в ступе», «и нашим, и вашим», «витает в облаках», «втирается в доверие» и «себе на уме».

Надо отметить, что образы, созданные усилиями участников опроса, достаточно консолидированы в том смысле, что не связаны с их половозрастными характеристиками и уровнем образования.

- И, наконец, последний вопрос – сегодня наши европейские и американские коллеги часто намекают, что в России зреет очередная революция, своего рода «русская весна». По данным ваших опросов – есть ли динамика, свидетельствующая о возможности такого развития событий?

 - Думаю, что это вряд ли возможно. Отдельные акции, кстати, не слишком многочисленные, полагаю, в течение недели сойдут на нет.

Во-первых, оппозиция расколота и не способна объединить своих сторонников на какие-то осмысленные действия. Во-вторых, российское общество по своему менталитету и нормам поведения ближе к Европе, а не к Ближнему Востоку, где немалую роль сыграл религиозный фактор. Да и Православная церковь во все времена была частью государства и служила ему. Патриархат никогда не призовет верующих на акции против власти. В-третьих, Россия за ХХ век перенесла уже столько кровавых потрясений, что нахлебалась кровью на сотни лет вперед, и память об этом сохраняется в так называемом социальном бессознательном.

И главное, движущей силой всех революций всегда и везде бывает молодежь, а не нищие старушки с пустыми кошельками - коммунистический электорат. Молодежь в своем большинстве аполитична и сконцентрирована на ценностях частной жизни, карьере и т.п. Это не та молодежь, которая, образно говоря, пойдет на баррикады, рискуя жизнью. Молодые националисты, по сути, - маргиналы, к тому же власть сегодня сама занимает позиции неявного, "мягкого" национализма. Так что и они не революционеры. Пожалуй, важно еще и то, что у оппозиции нет яркого, харизматичного лидера, который бы мог завоевать сердца людей, именно сердца, а не умы. У нас голосуют по традиции сердцем.

Беседовала Татьяна Чеснокова