Петербург - все новости
22 декабря 2011, 18:19

Жена экс-депутата Глущенко требует расследовать хищение «Ладоги»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 22 декабря. Жена экс-депутата Государственной думы Михаила Глущенко, находящегося под судом по обвинению в вымогательстве у семьи бывших депутатов братьев Шевченко – покойного Вячеслава и ныне живущего Сергея, направила заявление начальнику Главного следственного Управления СКР по Санкт-Петербургу Андрею Лавренко, требуя возбудить уголовное дело по факту хищения потерпевшим Шевченко принадлежавших ей акций мебельной фабрики «Ладога».

Заявление связано с экономическим конфликтом между потерпевшим и подсудимым. В ходе следствия Сергей Шевченко отрицал любые деловые связи с Глущенко. Тот, в свою очередь, утверждал, что финансировал совместный бизнес с нынешним оппонентом и всего лишь требовал свою долю в общем имуществе.

В ходе суда были обнародованы документы о том, что Глущенко владел компанией «Звук-Ультра», управлявшей клубом «Голливудские ночи», а его супруге принадлежал пакет акций мебельной фабрики ОАО «Ладога». В тех же предприятиях пакеты акций контролировала семья Шевченко.

После появления бумаг Сергей Шевченко и его родственник, директор ОАО «Ладога» Михаил Шевченко-Гомельский изменили показания и признали факт существования акций Глущенко. При этом оба Шевченко заявили, что Ирина Глущенко в 2001 году продала свой пакет кипрской фирме «Несторг Ко ЛТД» (принадлежала Сергею Шевченко), после чего офшор был ликвидирован, а договор о продаже потерялся.

В письме в ГСУ Ирина Глущенко отрицает факт продажи фабрики «Ладога». По ее словам, она договоров о продаже акций предприятия не подписывала и ни с какими офшорами Сергея Шевченко дел не имела.

В подтверждение своих слов жена Глущенко ссылается на размещенный в системе «СПАРК-Интерфакс» отчет ОАО «Ладога» за первый квартал 2003 года, согласно которой она (спустя два года после якобы имевшей место уступки всего пакета) по-прежнему значится как владелец 72% акций. По мнению автора заявления, реестр ОАО «Ладога» полностью фальсифицирован, причем относительно недавно – задним числом. Это делалось в спешке и потому крайне небрежно, поэтому документы, которые предоставляют Шевченко, полностью противоречат друг другу, утверждает она.

Действительно, в письме Михаила Гомельского-Шевченко сообщается, что у Глущенко в 2001 году было 19,73% акций, после чего она никогда и ничем на предприятии не владела. В подписанной тем же директором ОАО «Ладога» якобы семь лет назад отчете ОАО «Ладога» за 2-й квартал 2004 года фигурирует описание истории акционерного капитала, где доля Глущенко в 2001 году совсем иная – 13%. Сохранившийся в «СПАРК-Интерфакс» отчет за 2003 год, где у Глущенко обозначены 72%, тоже заверен Шевченко-Гомельским.  

Как сообщается на сайте «Ладоги», в 1990 году была проведена модернизация мощностей – закуплено новое импортное оборудование. Эти производственные линии занимали сразу несколько зданий (включая памятники архитектуры XIX века) в историческом центре Петербурга – на 12-й Красноармейской улице. Кроме того, часть мощностей предприятия были вынесены в другие здания, также расположенные в центре. Сейчас эти активы стоят более $10 млн, но даже десять лет назад рыночные эксперты не оценивали их дешевле $2 млн. 

На заседании Куйбышевского суда в четверг свидетель Сергей Однолетков, выступавший со стороны Шевченко, заявил, что согласно произведенной им в 2001 году оценке, стоимость всей «Ладоги» равнялась 37 тысячам 240 рублям (около $1200). При этом Гомельский-Шевченко ранее письменно заявил, что Ирина Глущенко продала свои акции за 140 000 рублей ($3500). На вопрос о том, кто заказывал ему оценку, свидетель Однолетков ответить не сумел. После чего адвокат Глущенко Александр Афанасьев через суд затребовал протоколы годовых собраний акционеров «Ладоги» из ЗАО «Единый регистратор».