Последний «урок»

Двое подростков в Петербурге напали на женщину с целью ограбления. Полицейские, услышав крики жертвы, задержали 15-летнего преступника и жестоко избили его. Парень умер, стражи порядка находятся под следствием.

Двое подростков в Петербурге напали на женщину с целью ограбления. Полицейские, услышав крики жертвы, задержали 15-летнего грабителя и жестоко избили его. Парень умер, стражи порядка находятся под следствием.

ЧП произошло около полуночи в ночь на 22 января во дворе дома 12 по улице Шотмана в Невском районе. На 45-летнюю женщину, возвращавшуюся домой, напал молодой человек. Он ударил ее рукой по лицу, сбил с ног, нанес ей несколько ударов ногой по голове и вырвал сумку. Вслед убегающему разбойнику женщина стала кричать. Крики потерпевшей услышали сотрудники полиции, выходившие из помещения участкового пункта полиции (УПП), расположенного в доме 12 корпус 1 по улице Шотмана.

Фото ИА

Полицейские бросились в погоню за грабителем, задержали его и доставили в помещение УУП для разбирательства и установления личности. По предварительным данным, 15-летний Никита Л. оказывал активное сопротивление полицейским как при задержании, так и непосредственно в отделе, куда его доставили три случайно оказавшихся на месте происшествия сотрудника 75-го отдела полиции: Денис Иванов, Валерий Белоцерковский и Олег Прохоренко. Подельник Никиты сбежал с места происшествия. Когда его найдут, он, по словам юристов, будет проходить лишь как свидетель. Как сообщили «Росбалту» в правоохранительных органах, подростки на учете в полиции как неблагополучные не состояли. Данных об их семьях пока также нет. Впрочем, по некоторой информации, полицейские так и не смогли глубокой ночью разыскать родителей подростков — их не было дома.

Сначала в сводках происшествие было представлено в таком виде, в каком его описали сами полицейские: парень, скорее всего, был под воздействием наркотиков или алкоголя. Полицейские пытались его «научить» правильно вести себя со старшими, тем более — старшими в погонах. Затем с подозреваемым случился то ли "передоз", то ли эпилептический припадок, от этого он и умер. То, что он напал на беззащитную женщину и жестоко ее избил, воспринималось обществом почти однозначно: так им, отморозкам, и надо. Изначально уголовное дело было возбуждено по ч.4 ст.111 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Однако через несколько часов после известия о произошедшем один из полицейских — участковый, 24-летний Денис Иванов, сознался в том, что избил парня черенком от швабры, а также руками и ногами (кстати, средство «обучения» - черенок от швабры — на милицейском жаргоне называется «тренажером для новичков»). Примечательно, что все трое стражей     порядка в этот момент были не при исполнении.

Историю никто не пытался замолчать: она моментально обросла и фактами, и аргументами. В качестве самых весомых был вывод начальника питерской полиции Михаила Суходольского: прямо на коллегии МВД он во всеуслышание заявил, что оба начальника УМВД по Невскому району отстранены от службы до окончания проверки. Также было сообщено, что сначала трое полицейских пытались скрыть правду от следствия и отрицали факт нанесения побоев задержанному, говоря только о силовых методах непосредственно во время задержания. Почему они признались потом, остается только догадываться. Между тем источник в правоохранительных органах подтвердил «Росбалту», что на теле парня действительно были многочисленные следы побоев, причем, по словам источника, «неслабых».

Практически сразу после обнародования этой информации выступили правозащитники. Так, уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов обратился к начальнику главка Михаилу Суходольскому и губернатору Петербурга Георгию Полтавченко с требованием провести тщательное расследование трагедии, особенно обратить внимание на данный отдел полиции. Предполагаемых убийц малолетнего грабителя он назвал «палачами».

«Прокуратура должна изучить все случаи задержания. Если выяснится, что такая практика существовала и раньше, под суд должны пойти начальники, которые допустили подобное обращение с задержанными», - считает Астахов.

По мнению правозащитника (который, как известно, является юристом), «каждое преступление против ребенка должно быть раскрыто максимально оперативно, а виновные понести самое суровое наказание».

«Тем более, когда речь идет о представителях власти, которые должны защищать граждан, даже если те обвиняются в преступлениях! Вместо этого полицейские выступили палачами, жестоко расправившись с восьмиклассником. Они должны получить самое суровое наказание! Каждый ребенок (даже если он совершил преступление) имеет право на защиту, уважение достоинства, неприкосновенность, гуманное обращение», - считает Павел Астахов.

В петербургской полиции, за исключением высших руководителей, ни официально, ни неформально в беседе с «Росбалтом» действия коллег не комментируют, ссылаясь на то, что ни конкретных участников этой истории лично не знают, ни имеют под рукой материалы дела, поскольку оно практически сразу попало в Следственный комитет. Но то, что «ребята могли вспылить, глядя на обкуренных отморозков, избивающих женщину», не отрицают. И по-человечески их понять можно. Правда, только в том случае, если бы эти люди были не в погонах.

Те, кто более свободен в высказываниях, в Интернете обсуждают правомерность действий  коллег. Так, на полицейском форуме стражи порядка жалуются, что они ведут себя так, как к ним относится общество:

«На меня неделю назад 17-летний пьяный подросток с кулаками налетел, при этом он прекрасно видел, кто перед ним. Так мне надо было получить свое, спасибо сказать и топать дальше? А после доставления в отдел, в кабинете ПДН пытался описать моего напарника. Вот такие нынче молодые. Просто нас опустили, ниже некуда, вот так себя народ и ведет», - пишет на форуме пользователь под ником Nord Angel.

«Согласен: оправдывать заранее не стоит. Однако сколько же крови надо выпить у участкового, чтобы добиться такой реакции (обычно они спокойные, ведь всегда на виду). Хотя, возможно, потерпевшая его знакомаясоседкаучительница (не дай бог родственница)», - размышляют другие.

Впрочем, комментарии большинства полицейских приблизительно таковы: «Возможно, Иванов и сорвался на нарке. Всего мы не знаем. Оправдывать его ни в коем случае не собираюсь. Получит свой срок, к гадалке не ходи...»

Между  тем в Петербурге уже более двух лет формально действует местный петербургский закон №8-14 с длинным названием "Об административной ответственности за попустительство нахождению несовершеннолетних в возрасте до 16 лет в общественных местах на территории Санкт-Петербурга в ночное время без сопровождения родителей (лиц, заменяющих родителей)". Однако главные действующие лица – сами родители и дети – пока совсем не в курсе того, что им надо сидеть дома. Примечательно, что полицейские должны отлавливать малолетних ночных путешественников, «на глазок» определять их социальный статус и затем, уже в отделе, решать их дальнейшую судьбу.

"Дальнейшие действия" — вопрос тоже непростой. Представитель прокуратуры Петербурга Ольга Качанова говорит, что полицейские вправе только доставить "одинокого несовершеннолетнего" до отдела и составить протокол, причем они  должны навскидку определить, "злостный" ли перед ними нарушитель или молодой человек со скрипкой или спортивной формой возвращается из поздней секции или кружка. Если внешний вид ребенка внушает сомнения, то путь один – в дежурную часть. Пока ребенок дожидается старших в отделе, стражи порядка должны найти заблудших родственников. Если те в течение 3-х часов не находятся, ребенок по постановлению органов внутренних дел доставляется в центр временного содержания малолетних правонарушителей либо в отделения соцзащиты, попросту – в приют. В любом случае срок задержания несовершеннолетнего в отделе милиции не может быть более 3-х часов.

Кстати, Качанова, работающая в горпрокуратуре по "детскому" профилю не один десяток лет, утверждает, что раньше было хуже. В 70-80-е годы больше родителей лишались родительских прав, среди подростков чаще, чем сейчас, встречались токсикоманы, малолетние грабители и даже убийцы.

Фото ИА

Чем на самом деле занимались роковой ночью и малолетние преступники, и стражи порядка, сейчас выясняет следствие. Между тем жильцы дома 12/1 по улице Шотмана, где произошло преступление, рассказывают, что опорный пункт полиции №43 был постоянно закрыт, а преступники торговали наркотиками прямо в подъезде. При этом пресловутый район  частенько мелькал в криминальной хронике как «наркоманский». По некоторым данным, и в том самом 75-м отделении не далее как 12 января был также насмерть забит один из задержанных — некий местный наркобарон. Впрочем, эти данные «Росбалту» в полиции не подтвердили.

Марина Бойцова