«Больной мальчик просил у нас прощения»

Глава Комитета по здравоохранению Юрий Щербук ушел в отставку, заявив, что все что мог, уже сделал. Вероятно, последней "каплей" в его карьере стала эпидемия кори, которая стремительно развивается в Петербурге.


© Фото Дарьи Мироновой

В редакцию «Росбалта» обратились родители детей, заболевших корью в 1-й ДГБ Петербурга. Они рассказали о совсем о недетских проблемах этой «детской» болезни.

Родители малышей, находившихся в 1-й Детской городской больнице на Авангардной в середине января, сейчас вновь оказались на больничных койках. Правда, госпитализированы полсотни человек уже в другую клинику – в Детскую инфекционную больницу №5 им.Филатова. Обратившиеся в «Росбалт» мамы рассказали поразительные вещи: они убеждены, что врачи проявили как минимум непрофессионализм, а затем попытались скрыть истинную картину произошедшего.

«Я с 6-месячной дочкой лежала на Авангардной по поводу бронхита. На наше инфекционное отделение, где в основном лежали маленькие дети с ОРВИ и бронхитами, 13 января поступил 16-летний мальчик, гостивший на каникулах у родных на Северном Кавказе, - рассказала «Росбалту» мама маленькой Маши (назовем девочку так) Ирина. – Врачи в течение пяти дней не могли поставить ему диагноз: ставили сначала ангину, потом воспаление легких… Его состояние становилось все хуже и хуже, его рвало, он не мог дойти даже до туалета, терял сознание. Только на 5-й день его пребывания там, то есть 18-го, а не 16-го, как официально заявляют врачи, после третьего, кажется, консилиума его экстренно перевели в Филатовскую больницу уже с подтвержденным диагнозом «корь». Но самое ужасное, что все это время тяжело больной ребенок находился на отделении, где лежат в основном совсем маленькие дети, дети до 1 года! Весь ужас в том, что первая прививка от кори делается как раз в год! Корь при прямом контакте заразна на 100% непривитым. То есть наши дети «автоматом» заболели».

По словам родителей, медики первые дни даже не пытались изолировать ребенка с непонятным заболеванием от остальных детей. Они все ходили в общие процедурные, ингаляционные, игровые комнаты. При этом, как говорит Ирина, заболевший мальчик, якобы, предупреждал врачей о том, что во время каникул общался с сестрой, больной корью. Однако почему-то эту информацию медики в расчет не приняли.

После подтверждения диагноза врачи попросили всех пациентов купить иммуноглобулин. Однако в городских аптеках его не оказалось. По словам родителей, врачи ДГБ сами нашли партию этого препарата и прокололи всем контактным. Однако большинство малышей это не спасло.

«При выписке из ДГБ никого из нас не предупредили, что мы можем заболеть и что надо предпринимать, - рассказывает Ирина. – Мы были уже дома, когда сыпь появилась у меня, затем у малышки. Я вызвала врача, нам поставили «аллергическую реакцию». Затем начались катаральные явления, диарея, температура. Я снова вызвала врача и просто потребовала, чтобы нас госпитализировали. И вот сейчас мы здесь, в больнице им. Филатова. Тут почти все отделение забито бывшими пациентами с Авангардной. По моим подсчетам, нас около 40 человек, большинство – совсем маленькие дети, которым прививка от кори просто не была показана по возрасту».

Ирина и ее коллеги по несчастью переживают, что пострадали дети. Из-за «лошадиных» доз лекарств (им пришлось не только лечить основные заболевания, с которыми попали в ДГБ №1, но и затем корь) у малышей снижен иммунитет. При этом невольного «виновника» они ни в коей мере не осуждают – наоборот, им жалко мальчика, который, по их словам, даже просил у них прощения за то, что всех так «подставил».

У родителей больше вопросов к медикам. Они не понимают, почему подростка с непонятным в течение 5 дней заболеванием держали вместе с малышами, почему не предупреждали родителей об ограничении контактов, не говорили, на что обращать внимание после выписки и что делать, чтобы оградить себя и других от инфекции. Ведь за это время ничего не подозревающие мамы с детьми успели пообщаться с огромным количеством людей, бывали в поликлиниках, гостях, гуляли и отдыхали вместе с другими детьми. Теперь даже страшно представить, сколько человек потенциально являются заболевшими и носителями кори. При этом, как говорит Ирина, заведующая отделением в ДГБ №1 Наталья Плутова вроде бы сожалела о том, что положила подростка в «малышачье» отделение.

«Корь – неприятное, но все-таки не очень уж страшное заболевание. А что было бы, если бы это была не корь, а гораздо хуже? Нас так бы и держали все дни в неведении? Что это за организации оказания медицинской помощи, тем более педиатрической?» - недоумевают родители.

В Комитете по здравоохранению на проблему отреагировали, мягко скажем, несколько запоздало. Так, первая официальная информация о групповом очаге кори поступила лишь на 14-й день после официального подтверждения диагноза. При той ситуации, в которой находился пациент, даже немедикам было ясно, что одним случаем не ограничится. Чиновники то ли недооценивали ситуацию, то ли попросту скрывали.

«По данным на 1 февраля, диагноз корь поставлен 64 пациенту, из них 8 – взрослые, остальные дети, - сообщили «Росбалту» в пресс-службе Комитета по здравоохранению. – Тот факт, что подростка положили в это отделение, совершенно стандартный: мальчик - такой же пациент, как и остальные. Вероятно, просто не было возможности его изолировать, поэтому он мог спокойно лежать на обычном отделении. Ему ведь сначала ставили совсем другие диагнозы, зато, когда поняли, в чем дело, его моментально перевели в инфекционную больницу».

Почему это «моментально» длилось 5 дней, в пресс-службе объяснить затрудняются, ссылаясь на сложности постановки диагноза и особенности течения заболевания.
Информацию о кори, якобы, тоже не скрывали. Просто не обнародовали. Те, кому надо, ее должны были знать. Якобы в выписных карточках у всех пациентов Авангардной должно значиться, что они были контактными по кори. Но эта информация предназначена для медиков в поликлиниках, но не для родителей, многие из которых и не подозревали, что находились в опасной близости с больными и дальше, в свою очередь, разносили инфекцию. По словам родителей, при выписке устно никого не предупреждали об опасности заражения.

Сейчас специалисты даже примерно затрудняются сказать, сколько реально заболевших может оказаться. Десятки, сотни. Дело в том, что Петербург в 2011 году наконец-то получил престижный статус Всемирной организации здравоохранения как города, свободного от кори, и на эту «детскую» болезнь особого внимания не обращали. В Северной столице групповых очагов кори не было 11 лет. Сейчас, по данным Комздрава, 3070 человек отказались вакцинироваться, думая, что корь им не грозит или, идя в ногу с новомодными и крайне опасными антипрививочными тенденциями, опасаясь мифических последствий вакцинации.

Как бы то ни было, ДГБ №1 сейчас работает только на экстренную госпитализацию, инфекционные клиники Петербурга готовят койки, а мамы и папы пристально рассматривают себя и детей на предмет появления первой сыпи. И сегодня же утром председатель Комитета по здравоохранению Юрий Щербук попрощался с коллективом и заявил, что покидает свой пост, так как все, что мог, уже сделал.

Марина Бойцова