Последнее танго Суходольского

Последняя пресс-конференция Михаила Суходольского должна была приподнять завесу тайны над его отставкой. Но в итоге пресса сенсаций не услышала, а сам Суходольский, кажется, искренне недоумевал — действительно, а за что его так?


Последняя пресс-конференция экс-начальника ГУ МВД по Петербургу и Ленинградской области Михаила Суходольского должна была приподнять завесу тайны над историей с его отставкой. Но в итоге пресса сенсаций не услышала, а сам Суходольский, кажется, искренне недоумевал — действительно, а за что его так?

На свою последнюю пресс-конференцию экс-начальник главка опоздал больше, чем на час. Причиной этому был ОМОН, блокировавший здание приемной начальника ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти — Суходольскому недвусмысленно показали, что больше не хотят видеть его на прежнем рабочем месте. В МВД прокомментировали, что выгоняют чиновника для того, чтобы «сотрудники могли выполнять свои служебные обязанности», сам Суходольский, собирая вещи, выразил опасение, что в ближайшее время его могут арестовать. Когда же чиновник покинул здание приемной, толпа журналистов, жаждавшая разъяснений, осталась ни с чем — Суходольский просто сел в автомобиль и уехал на брифинг, не давая никаких комментариев.

Впрочем, и на пресс-конференции петербургская пресса не дождалась откровений. Суходольский, приехавший в гражданской одежде, начал встречу с журналистами с благодарностей в адрес коллег.

«Я выполнил все те обещания, о которых заявлял при заступлении на должность — по материально-технической базе, мы создавали нормальные условия работы для личного состава. По крайней мере, сейчас у личного состава появилось уважение к самим себе, — заявил бывший глава ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти. — Плох тот полицейский, который не уважает сам себя — за профессионализм, за умение помочь гражданину, за то, что он всегда рядом и готов придти на помощь. Мы это видели, каждое благодарственное письмо от граждан было приятным».

Суходольский вскользь упомянул о смерти пятнадцатилетнего Никиты Леонтьева, которая, по мнению экспертов, была предлогом для МВД убрать главу полиции с занимаемого поста. Чиновник только напомнил о том, что лично дал команду оперативно-розыскной части по собственной безопасности отработать тему преступлений в полицейских рядах. И еще раз подчеркнул, что сделал все для того, чтобы «у ребят начали гореть глаза», а успешные массовые поиски восьмилетней девочки назвал самым отрадным случаем за последнее время.

Когда же из зала посыпались просьбы, наконец, прокомментировать собственную отставку, Суходольский нарочито отстранился от темы: в указе президента причины отставки не указаны, как она может быть связана с будущими выборами — он не знает, оспаривать указ не собирается. Даже несмотря на то, что в момент увольнения находился на больничном. Однако сразу после этого бывший главный полицейский Петербурга попытался вспомнить, что же плохого он совершил на своем посту — и не смог это сделать.

«Здесь было такое мнение, «московские приехали». Со мной приехали двенадцать человек, и я думаю, что они немножко, дай бог, внесли жизни в коллектив, — напомнил Суходольский. — Мы выполнили все свои обещания — ведь мы вышли с экспериментом, решали вопросы организационно-штатного построения главка. И за это время, хотя это и был трудный период аттестации, мы смогли выстроить такую систему, при которой вопросы охраны общественного порядка на безопасности гражданах никаким образом не сказались. Наоборот, граждане начали видеть полицию на улицах. Мы себя ощущали питерцами, которые должны были ввести новое дыхание. Мы его внесли, и только время рассудит — как было и что стало».

«Для меня ваша оценка — самое главное, чтобы моя совесть была чиста и перед вами, — отметил глава петербургской полиции в отставке. — Та тенденция, о которой, кстати, сегодня говорил наш президент, о том, что нужно сокращать аппарат управления и отдавать людей вниз — пожалуйста, мы это сделали еще в декабре. Мы с первого января сократили аппарат управления вневедомственной охраны и на девяносто сотрудников — полковников и майоров перевели в сержантов-лейтенантов, посадили в машины, в мобильные группы задержания и 15 дополнительных экипажей ежесуточно стали выходить на улицы. Все, что говорил президент, мы это уже начали делать».

Суходольский подчеркнул, что летит в Москву ближайшим самолетом и там намеревается уйти в отпуск. Когда журналисты плавно перевели беседу в прежнее русло и спросили, знает ли чиновник о каких-либо интригах, которые послужили причиной его увольнения, он заявил, что никогда сам никогда не участвовал во внутриклановых войнах и не собирается никого подсиживать в будущем.

«Я офицер советской армии, и мне стыдно, когда в Москву идут слухи, — сказал Суходольский. — Вчера, когда мы проводили «Крепость», от некоторых товарищей пошли звонки, мол, Суходольский совсем сдурел, сидит в кабинете и обвешался гранатами. И этим слухам в Москве начинают верить. Но это того стоило, потому что мы нашли девочку».

Напоследок бывший глава петербургского МВД посоветовал журналистам не гадать, каким будет следующий начальник местной полиции. Главное — чтобы следующий начальник главка был лучше, чем он сам. Еще раз поблагодарив коллег и соратников, уже не самый главный полицейский в городе отправился по своим делам, оставив петербургский криминалитет на совести и.о. начальника ГУ МВД по Петербургу и области Сергея Умнова.

Александр Пушкаш