Чиновник встал на пути "скорой"

Фамилия Нарышкин, широко известная в Петербурге по истории с "одноименным" кладом, в ближайшее время может стать еще более упоминаемой в связи с автомобильным скандалом, в котором оказался замешан спикер Госдумы.


Фамилия Нарышкин, широко известная в Петербурге по истории с  "одноименным" кладом, в ближайшее время может стать еще более упоминаемой в связи с автомобильным скандалом, в котором, скорее всего, сам того не подозревая, оказался замешан спикер Госдумы. В Интернете появилась видеозапись передвижения чиновничьего кортежа по Всеволожску, из-за которого в пробке оказалась "скорая помощь" с умирающим пациентом. Полицейские задержали медиков на несколько минут, которых, в итоге, не хватило, чтобы спасти мужчину.

На видеозаписи (ее можно посмотреть здесь) видно, как в городе Всеволожске Ленинградской области под предлогом проезда чиновничьего кортежа сотрудники ДПС отказались пропускать машину "скорой помощи". На перекрестке сотрудники ДПС останавливают движение в ожидании проезда нескольких машин с мигалками в сопровождении автомобиля полиции. Машина "скорой помощи", врач которой кричл постовым, что они везут больного, также была вынуждена стоять в ожидании проезда высокопоставленных чиновников. На требования неравнодушного автолюбителя сотрудники дорожной полиции не реагировали. Кроме того, они отказались предъявлять свои документы - хотя и сообщили номера нагрудных знаков. На вопрос о том, что важнее — кортеж или человеческая жизнь, полицейский ответил водителю, что "скорая" возвращалась на базу". Криков доктора том, что в машине больной, гаишники, видимо, не услышали. Или не захотели услышать.

После вчерашней публикации этого видео на "Росбалте" историю подхватили другие журналисты, которым удалось узнать, что человек в "скорой" скончался за пару минут до больницы. Возможно, именно того времени, что "скорая" провела в пробке из-за чиновничьего кортежа, пациенту и не хватило, чтобы дожить до операционной.

Стоит отметить, что, по информации ГУ МВД, данный инцидент произошел еще 25 октября 2011 года. Однако он не потерял своей актуальности и общественной значимости. После предания видео гласности полицейские тут же начали внутреннюю проверку, но толк от нее вряд ли будет. Формально инспекторы ГИБДД, стоявшие на перекрестке, к которым обращались и врач "скорой", и неравнодушный гражданин с видеокамерой, вряд ли в чем-то виноваты. По словам опрошенных "Росбалтом" экспертов, полицейские в таких случаях подчиняются инструкциям. А значит, для них - что "скорая", что террористы, все едино.

"Очевидно, что приоритет проезда в данной ситуации имела "скорая помощь", - считает председатель петербургского отделения Всероссийского общества автомобилистов Валерий Солдунов. - Но у сотрудников полиции есть определенные внутренние нормативные акты, согласно которым они действуют в подобных ситуациях. Хотя, конечно, пропустить "скорую" они были должны".

По мнению председателя петербургского и ленинградского координационного совета МООА "Свобода Выбора" Александра Холодова, законодательная база передвижения кортежей высших должностных лиц страны находится под грифом "секретно", поэтому узнать, что им разрешено, а что нет, не представляется возможным.

"Изучить, оспорить, признать незаконным передвижение кортежа нереально, - поясняет Холодов. - Но здесь ситуация лежит еще и в области человеческого фактора. Полицейские могли принять какое-то решение. Может быть, просто кто-то выслужиться хотел".

По словам лидера петербургского движения автомобилистов "ТИГР" Александра Расторгуева, правительственные кортежи должны соблюдать ПДД так же, как и простые автомобилисты, например, останавливаться перед перекрестками, пропуская машины на "зеленый" сигнал светофора. По его мнению, в ситуации во Всеволожске добиться справедливости можно только при помощи обращения в правоохранительные органы и "информационного шума". При этом, по его словам, он сам не раз наблюдал ситуации, когда машинам "скорой помощи" приходилось стоять в пробках из-за кортежей.  

"В Ленобласти не часто, но периодически попадаются правительственные кортежи, из-за которых перекрывают дороги, - рассказал Расторгуев. - Чаще всего они ездят по Киевскому или Пулковскому шоссе, причем могут пересечь сплошную линию и двигаться по встречке".

Кто в тот день передвигался, а точнее пролетал, по дорогам Всеволожского района, можно предположить - достаточно посмотреть всеволожские СМИ за эту дату. Так, в газете "Всеволожские вести" от 28 октября 2011 года есть целая статья под заголовком "Поездка Сергея Нарышкина в Ленинградскую область", посвященная пребыванию чиновника во Всеволожске 25 октября 2011 года. Напомним, что нынешний спикер Госдумы в то время трудился руководителем администрации президенты страны и по совместительству возглавлял предвыборный список "Единой России" в Ленобласти. Поэтому в городах региона он был частым гостем. Так, в тот осенний день, судя по статье во всеволожской газете, Нарышкин встречался с педагогическим коллективом общеобразовательной школы №7 Всеволожска. Кстати, в самом городе чиновник отнюдь не не чужой человек: по некоторым данным, со Всеволожском связаны детские и юношеские годы нынешнего спикера нижней палаты российского парламента.

По словам активиста нашумевшей в последнее время организации "СтопХам" в Петербурге Владимира Байкова, он своими глазами наблюдал такую ситуацию во Всеволожске несколько месяцев назад. При выезде из микрорайона "Южный" полиция перекрыла дорогу для беспрепятственного следования какого-то кортежа. "Водитель "скорой" требовал пропустить его, размахивал руками, но полицейские его не пропускали", - рассказывает активист "СтопХама". Точную дату произошедшего он не помнит, но утверждает, что на видеозаписи инцидента во Всеволожске, распространенной сейчас в Интернете, заснят как раз тот случай. "Исправить ситуацию можно, наверное, только отдельным законом, регулирующим подобные случаи", - признается Байков.

Все эксперты и общественники сходятся во мнении, что любой водитель, пусть даже он везет умирающего человека на операционный стол, абсолютно бесправен перед чиновничьим кортежем. А повлиять на ситуацию, что называется, "на месте", то есть в момент проезда кортежа, нереально, поскольку невозможно найти отвечающих за его передвижение лиц. Полицейские следуют неведомым инструкциям, водители кортежей также вряд ли подчиняются собственной воле. А "достучаться" до вышестоящего начальства для простого врача "скорой" или инициативного гражданина - из области фантастики. Интересно только - заметил ли сам чиновник, пролетавший на бронированном автомобиле мимо перекрестка, ожидающую его проезда "скорую" со включенными проблесковыми маячками, или же она слилась для него с серым октябрьским пейзажем? И если заметил, то о чем он в тот момент подумал?

Константин Петров