Церковь на песке никому не нужна?

Скоро в Ленинградской области станет одним архитектурным памятником меньше. В церкви Святой Троицы в деревне Пятая Гора Волосовского района, который является выявленным объектом культурного наследия, совсем недавно рухнул один из фасадов.

Скоро в Ленобласти станет одним архитектурным памятником меньше. В церкви Святой Троицы в деревне Пятая Гора Волосовского района совсем недавно рухнул один из фасадов. Как он только не прибил никого, ведь вокруг всегда гуляют люди.

Храм этот разрушается на глазах – дачников, Департамента госохраны, сохранения и использования объектов культурного наследия памятников Комитета по культуре и местной власти. Уникальная для сельской Ижоры классическая церковь-ротонда, овальная в плане, сложенная из светлого камня, поставленная на хорошем месте, в бывшей усадьбе, от которой остался только кусок прелестного парка на 16 гектаров, она – всего лишь «выявленный объект» для чиновников от культуры. Церковь 1829 года постройки поставили на учет только в 1994 году, куда позднее многочисленных памятников Ленину, его же явочных квартир и тому подобной «полезной» дребедени.

Увы, судьба была к этому храму немилосердна уже давно. История ее так же запутана, как и история самого поместья. Церковь Святой Троицы по документам была выстроена безутешной вдовой Брискорн, здешней барыней, чтобы почтить память своего мужа. Храм возвели из желтого елизаветинского известняка с небольшими кирпичными вставками по проекту неизвестного архитектора, но заместитель директора института «Спецпроектреставрация» Марк Коляда, осмотревший церковь, сказал, что это напоминает руку самого Николая Львова. И хотя Львов умер раньше, чем была построена церковь, но мог остаться проект, которые потом и использовал неизвестный строитель.

К сожалению, должного авторского надзора за строительством не было. В цоколь здания был заложен не прочный ижорский известняк, а мергель – субстанция хоть по виду и похожая, но совершенно нестойкая, со временем рассыпающаяся в песок. И вдова Брискорн тут, похоже, не при чем – не обязана была барыня еще и в строительных материалах понимать. Подрядчик, конечно, здорово нагрел руки: хороший известняк стоит дорого, а никому не нужный мергель рядом валяется, в урочище Донцо его навалом, знай пили да вози.

Церковь «на песке» стала ходить ходуном задолго до революции, ее даже закрыли за аварийностью. Поскольку неподалеку с двух сторон были две другие церкви – в Дылицах и в Курковицах, - приход, и так немногочисленный, рассосался и впредь уже не собирался. Правда, во время войны Троицкая церковь была еще цела и в ней даже вели службу, она числится в списке Псковской миссии. Но в 60-е годы с нею разобрались окончательно. Некий тракторист зацепил крюком крест на куполе и дернул, вместе с крестом поехала часть кровли.

Дальше храм был обречен – купол провалился, пробив собою подвал, стали сыпаться стены. Множество архитекторов, реставраторов, художников, историков, которые, в отличие от Департамента, знали о существовании храма в Пятой Горе, любовались его красотой и горевали над его состоянием. Сейчас чудом уцелели три стены, еще целы фантастической красоты наборные колонны портика, как не украли чугунные решетки проемов. Конечно, внутри все разрисовано «васями» и «машами», но тожественная красота здания еще сохраняется каким-то чудом. Кто-то повадился таскать гранитные базы колонн, выковыривая их ломом. Кто-то пытается уволакивать к себе на огород огромные куски крепчайшего желтого известняка. Дачная молодежь с радостным повизгиванием альпинирует на колышущихся блоках известняка, ломая и здание, и свои конечности. А церковь стоит безмолвно, как будто она вся уже не здесь, и ее облик – только игра света и тени в потоках воздуха. В 2004 году Марк Коляда сказал, что еще года три – и храма этого не станет. Троицкий храм прожил с тех пор 8 лет, но он приговорен. Его не увидит никто никогда. Епархия уже давно его не видит, поскольку прихода здесь нет с революции.

Храм можно спасти, заменив мергель цоколя на известняк, отреставрировав стены, реконструировав купол, но это будет очень дорого стоит. На это нужно много денег, много терпения и много веры в то, что спасенная Троицкая церковь будет нужна людям, которые удивленно поднимут на нее глаза и задумаются над ее земной и небесной красотой.

Татьяна Хмельник