От "Сайгона" до войны

Петербургу не хватает музыкальной культуры, которую подменила "попса глобализма" и "пошлый шансончик", звучащие повсюду. Так считает герой проекта "Петербургский авангард" композитор Игорь Дункул.


© Фото Ирины Дудиной

"Росбалт" продолжает проект "Петербургский авангард", посвященный горожанам, которые находятся впереди, в авангарде культуры и искусства. В данный топ-список уже попали яркие деятели арт-сцены Петербурга, чьи достижения выходят за рамки города, часто находя признание в Европе, минуя всероссийскую известность. Следующий герой "Росбалта" — композитор Игорь Дункул.

Музыка композитора Игоря Дункула похожа на журчание кристально чистых горных рек, сопровождаемое мелодиями ангелов славянского неба. В музыке Дункула соединяются классическая традиция, русский мелодизм, импрессионичность и джазовая импровизационность. Дункул - идеальный композитор для кинематографа, к сожалению, еще не нашедший в этой сфере спроса. Музыка Дункула трогает душу, унося ее в очаровательные миры гармонии человека и природы, человека и космоса, в миры любви, грусти, надежды и веры.  

Игорь Дункул родился в Мурманске в семье морского офицера, вскоре семья оказалась в Ленинграде. Играть на фортепьяно Игорь начал в 5 лет,  параллельно ходил во Дворец пионеров в секцию бокса. Но в борьбе музыки и бокса победила музыка. Первым  педагогом Игоря была знаменитая Антонина Никифоровна Волкова, ученица Нейгауза. Дункул закончил музыкальную школу и музыкальное училище им. Мусоргского по классу фортепиано, стал дипломантом международного конкурса им. Шопена.

В 16 лет Дункул впервые попал в «Сайгон». Началась жизнь Игоря в золотом Бермудском треугольнике - Училище на Моховой, «Сайгон» и «флэт» родителей, из которого он сделал «вписку». У Дункула были длинные волосы, правда, не такие длинные, как у его друга хиппи Фрэнка, которого Игорь неоднократно пытался устроить в свое музыкальное училище. Преподаватели, которые терпели Дункула, Фрэнка уже вытерпеть не могли. Они сказали, что допустят музыканта для прослушивания, только если он обстрижется. Этого он сделать уж никак не мог. Фрэнк так и не получил профессионального образования, написал несколько великих песен и умер молодым. По словам Дункула, Фрэнк «был единственным достойным челом после Башлачева».

В 1993 году Игорь Дункул попадает в Белый Дом во время его штурма. Находится он на стороне красно-коричневых, а не на стороне новых русских, потому что вообще считает, что всегда надо находиться на стороне слабых: сильные и так пробьются. После суток, проведенных под обстрелом, Дункула с сотоварищами выводят из опасной зоны бойцы Альфы, но тут неудачников в политике жестоко избивают сторонники новой власти, и на свой  концерт в Гамбург через три дня Игорь Дункул прибывает с ужасными кровоподтеками на лице. «Попал в аварию», - объясняет он изумленным немцам.

Игорь Дункул организует свою студию для записи музыки на Пушкинской-10. К нему обращаются с просьбой сделать аранжировки многие музыканты. Дункул делает аранжировки группе «Форум», но не делает группе «Колибри», которую считает поверхностной.  

С 1985 года Игорь работает в «Мюзик-Холле», через год в оркестре Госцирка и в «Ленконцерте». В 1994-95 годах - в Академии русского балета и Балетной школе Владимира Гельвана в Берлине.

В Лондоне Дункул знакомится с писателем Эдуардом Лимоновым, они даже собираются вместе отправляться воевать в Боснию. Через несколько лет Дункул звонит Лимонову и предлагает ему вывесить красный флаг над Рейхстагом, так как по решению Постдамской конференции флаг должен висеть на Рейхстаге вечно, а ушлые американцы забрали с собой купол Рейхстага вместе с флагом и куда-то к себе унесли. Лимонов соглашается с тем, что это отличная акция, но его арестовывают, что мешает дункуловско-лимоновскому совместному действу осуществиться. В Лондоне Дункул пишет музыку к тексту ирландской группы «Рибекка», из получившейся песни делают клип и показывают по МТВ, но все равно жизнь в Лондоне неимоверно скучна по сравнению с жизнью в Петербурге. Дункул уезжает в Аргентину - ставить «Щелкунчика» в качестве концертмейстера с солистами Мариинского театра.

Фото Ирины Дудиной

Серьезно относиться к своему сочинительскому  дару Дункул начинает в 2001 году, когда предприниматели Владислав Кораблин, а потом Сергей Дашковский предлагают   композитору деньги на запись  диска. Так рождаются авторские диски Let”s fly и «Импрессионизм». Игорь Дункул пишет музыку для франко-немецкого фильма «Воздушный мост», и фильм получает специальный приз за лучшую музыку на Швейцарском  кинофестивале. В этом же фильме он играет роль музыканта, играющего на пианино свою музыку среди дымящихся руин Берлина. Затем Игорь Дункул пишет музыку к балету «Анна Ахматова», который ставит бывшая прима-балерина Кировского-Мариинского Валентина Ганнибалова. Затем – музыка к американскому спектаклю «История Анастасии» о трагедии царской семьи. Спектакль идет в Александринке в течении 7 часов, и Дункул вдруг ужасается тому, какими пошлыми, меркантильными, мелочными американцы показывают представителей нашей царской династии. «Это как взгляд плебея на Жития Святых», - объясняет свои чувства композитор. Взбешенный, прямо во время спектакля, он забирает фонограмму из радиорубки, и спектакль больше нигде никогда не показывают. Сейчас, годы спустя, когда стала доступной информация о том, как представители царской семьи без жалости покидали Россию, набив свою одежду драгоценными камнями и бриллиантами, Игорь Дункул раскаивается в содеянном. Американцы были правы.

Также в воспоминаниях Дункула изменилось отношение к «Сайгону». Может, это и не было лучшим местом, где собирались лучшие люди. «По-настоящему замечательных людей можно встретить только на войне, - считает Игорь Дункул.- Предназначение мужчины - это быть воином, творцом или ученым, а все остальное - это от лукавого. И еще – поэтом». Настоящих поэтов и мужчин Дункул встретил на войне в Сербии. После того, как Дункул познакомился с боснийским художником Сладжичем в Берлине и с девушкой Сашей, дочерью дипломата, он осуществляет таки свой замысел - отправляется в Боснию, где едва не попадает в плен. Оттуда его вызволяет сербский спецназ. «Лучше пишите музыку», - говорит композитору югославский посол. Игорь Дункул написал пьесу «Сербия» для фортепьяно и оркестра.

В том, что все же лучше писать музыку, Игорь Дункул еще раз убедился в новогоднюю ночь 2003 года, когда ему позвонил секретарь самого Мориса Бежара, поздравил Игоря с праздником и передал ему слова маэстро: «Ничего интереснее в современной классической музыке, чем музыка Игоря Дункула, я не знаю». Морис Бежар предлагает Дункулу работать у него концертмейстером, но у Дункула теперь другие амбиции. Он слишком много концертмейстерствовал - у Эйфмана, у Аскольда Макарова, в Мариинке, в Малом Оперном. Теперь ему хочется быть только композитором. Дункула благославляет Тихон Хренников. По его словам, «Игорь Дункул является, пожалуй, единственным продолжателем традиций Г. Свиридова». В сентябре 2006 года состоялась премьера драматического спектакля «Маленький принц» на музыку Дункула в  Хельсинки.
     
 Сейчас он пишет свой третий диск. 14 октября состоится концерт с балериной Махалиной в Пушкине в проекте «Русская персона».

На вопрос о Петербурге Дункул отвечает: «Петербург - мистическое место, самый нерусский город в России. Здесь культивировалась прозападная мысль, Петербург перемалывал лучших людей. Но в каждом доме Петербурга жили люди, которые составляли честь и славу Российской империи. Сейчас, к сожалению, это город хамов и быдла. Городу не хватает «культурки», что называется. Не хватает музыкальной культуры. Ее подменила  попса глобализма и пошлый шансончик, звучащие повсюду. Население города похоже на папуасов, которые меняют золото души на стеклянные бусы глобалистических утех. Не симпатичен мне и так называемый андеграунд, который втайне исходит злобой и завистью к успешному гламуру.

Ирина Дудина

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга