Смольнинские затворники

За последние 15 лет стиль общения Смольного с обществом претерпел разительные изменения. Начав с периода беспрецедентной открытости, сейчас городское начальство закрылось от граждан по всем направлениям.

За последние 15 лет стиль общения Смольного с петербургским обществом претерпел разительные изменения. Начав с периода беспрецедентной открытости (так контрастирующей со стилем заседавшей в нем до 1991 года партноменклатуры), в наше время городское начальство закрылось от граждан по всем возможным направлениям. 

Пришедший в Смольный на волне демократических перемен Анатолий Собчак всеми силами пытался проявлять свою открытость перед обществом. Владимир Яковлев — в силу специфики собственной электоральной базы — вел себя куда более закрыто, опираясь, прежде всего, на авторитет ряда крупных местных бизнес-групп. Валентина Матвиенко, переехав в Смольный в результате двухтуровой выборной кампании, в первой половине своего правления старалась демонстрировать опору на всеобъемлющее городское гражданское общество, но в результате серьезного падения своего рейтинга и назначения на второй срок из Москвы закрылась и финал своего правления провела в стиле добровольной смольнинской затворницы.

Новая команда — новые правила. Георгий Полтавченко петербуржцами не избран и, соответственно, перед ними не подотчетен. И стиль поведения его команды, и даже принципы ее формирования напоминают окружающим образы из глубин средневековья. Представьте себе замок, возвышающийся в глубине крепости, окружавшей небольшой городок, и обороняющих его людей. Доверия здесь заслуживают только люди, наиболее близкие к правителю и его окружению. То же и сегодня: истории о назначении родственников-друзей-знакомых в аппарат Желтого дома расходятся по городу. И пусть некоторые из них оказываются слухами, а еще часть — домыслами, образ «дома-крепости» в общественном сознании закрепляется намертво.

Тем более, что и оказывающиеся «в замке» нет-нет, да и внесут в эту картину новые краски. Вот только один пример. Весной этого года СМИ наперебой обсуждали назначение главой городского комитета по информатизации и связи Ивана Громова, экс-сотрудника МВД, который, вдобавок, приходится сыном генерал-майор КГБ Александру Громову, работавшему заместителем Георгия Полтавченко в президентском полпредстве в Центральном федеральном округе. А в следующий раз о комитете заговорили как раз на днях: в этот четверг, 20 сентября, должны быть подведены итоги объявленного им конкурса на поставку 5 мобильных телефонов. Каждый аппарат, как уточняется в конкурсной документации, должен весить не более 140 граммов, иметь цветной дисплей, работать в режиме ожидания не менее 6 суток. И — главное — «обеспечивать гарантированную криптографическую защиту конфиденциальной речевой информации и аутентификацию абонентов». А в случае утери не дать кому-нибудь другому возможность воспользоваться собой. Весь этот праздник души обойдется городскому бюджету в жалкие 442 тысячи рублей. Но настоящая секретность, понятное дело, — куда дороже.

Однако постояльцы нашего «замка» нуждаются не только в новомодной информационной, но и во вполне традиционной физической защите. И, если взглянуть на Смольный со стороны площади Пролетарской диктатуры, убеждаешься: там, будто чувствуя нарастающую внешнюю угрозу, все время укрепляют систему обороны.

Первые защитные сооружения перед пропилеями Желтого дома появились после монетизационных бунтов 2005 года. Подъезды к Смольному тогда перегородили специальные конструкции — более всего напоминающие противотанковые ежи. Сегодня, после прибытия новой команды, этот оборонительный редут усовершенствован в традициях XXI столетия: здесь и поднимающиеся по команде бетонные надолбы, и светофоры, в общем — чужие здесь не ездят. Но, разумеется, это лишь первый вал обороны. Дальше бдительность только усиливается. При подходе к памятнику вождю мирового пролетариата документы у вас проверят на первом, внешнем, посту охраны, а настоящий контроль ФСО вам предстоит пройти уже на входе в здание. Дополнительные посты охраны — на пути в Световой зал, а также в спецкоридор, который ведет в губернаторский кабинет.

Однако все этого начальству кажется недостаточным: свыше 40 миллионов будет потрачено на новую систему контроля. Техзадание, обнародованное весной, в частности включало в себя 71 видеокамеру, 7 видеорегистраторов, 5 рабочих станций, а также новую рентгено-телевизионную установку. Ознакомившиеся с документом коллеги-журналисты и наиболее смелые депутаты ЗакСа, разумеется, не упустили случая проявить начитанность и позубоскалить насчет «Большого брата». Однако городские начальники на подначки не поддались: вы же понимаете, в какое время живем, глубокомысленно заключают они.

И ведь на этом месте даже нельзя произнести любимое-чиновное «все так делают». Тем более, что у нас в Петербурге есть с чем сравнивать: здесь ведь базируется не только городское Законодательное собрание, но также расположен офис соседнего субъекта федерации (Ленобласти), и даже — важной федеральной институции (Конституционного суда). Ни в одном из этих уважаемых учреждений такого порядка вещей нет и в помине.

Скажем, за проходом в здание областного правительства надзирает лишь пара охранников (чаще всего миловидных барышень). Чтобы проникнуть в городскую святая святых — Большой зал Мариинского дворца — требуется миновать всего два поста: «турникет» на первом этаже и почти всегда улыбчивых полицейских на втором. Наконец, судьи главного российского суда отделены от «града и мира» лишь одним кордоном сотрудников ФСО у входа: даже перед залом заседаний у вас во второй раз никто не станет проверять документы.

Еще трогательнее смольнинские порядки сравнивать с мэриями почти любого западно-европейского города. Хочешь туда пройти — велкам! Кое-какие кордоны только перед кабинетом первого лица, но и туда вход вовсе не запрещен: записывайся на встречу и в промежутке между парой дней и парой недель (в зависимости от национальной традиции) — милости просим.

Наше же городское начальство, получается, искренне и всерьез кого-то боится — причем все сильнее и сильнее. Неужели нас с вами?

Владимир Герасимов