Казус Милонова

Петербургские парламентарии решили позаботиться об изрядно пошатнувшемся за последнее время собственном имидже. Они шумно «прокатили» своего коллегу Виталия Милонова, не дав ему признать в эмбрионе человека и гражданина.

Петербургские парламентарии решили позаботиться об изрядно пошатнувшемся за последнее время собственном имидже и шумно «прокатили» своего коллегу Виталия Милонова, не дав ему признать в эмбрионе человека и гражданина.

За инициативу Виталия Милонова внести изменения в Конституцию РФ и признать за эмбрионом права полноценного человека и гражданина проголосовали 7 депутатов, 3 воздержались, остальное большинство – против. Более того: таких бурных дискуссий, пламенных речей и ни одного сбежавшего от скуки журналиста Мариинский дворец не видел, наверное, со времен другой милоновской инициативы – пресловутого «гомофобного закона». Впрочем, в последнее время депутаты стали настоящими ньюсмейкерами, радуя прессу то требованием запретить апокалипсис, то признать права эмбрионов, то разрешить эвтаназию (впрочем, последнее предложение депутата Тимофеева решили пока не обсуждать, рассудив, что Заксобрание и так уже напоминает, по словам депутата Марины Шишкиной, булгаковскую «нехорошую квартирку»).

Тон сдержанно-рабочий, без шуток и прибауток, с самого начала заседания задал спикер ЗакСа Вячеслав Макаров. Он заявил прессе, что постановка подобных вопросов не укрепляет авторитет и имидж Заксобрания, но, поскольку каждый депутат имеет право на свое мнение, то заявленный Милоновым вопрос обсудить все-таки придется, хотя спикер уверен, что он не будет принят. Спикер также сообщил, что они вынуждены были исключить из повестки дня законопроект об эвтаназии. "Мы должны заботиться об авторитете Заксобрания, а вопросы о конце света, правах эмбрионов или эвтаназии вредят его имиджу», — добавил Макаров.

Чуть позже вышедший к журналистам Виталий Милонов признал, что знает о негативном отношении коллег к своей инициативе, но это его, похоже, ничуть не смущает, а только огорчает. «Реакция коллег прогнозируема. Но, поверьте, не все будут против, - заявил отращивающий бороду Виталий Милонов. – Мы говорим даже не про законодательную инициативу, а про внутренние убеждения. Если вот коллеги могут полчаса говорить про убитых собачек (имеется в виду выступление Григория Явлинского с требованием принять меры к догхантерам – Прим. ред.), таких хорошеньких, хвостиками виляющих, то тела убитых младенцев никого не волнуют! А ведь начиная с 1991 года в абортариях было убито столько людей, сколько составляет население Украины! Гораздо интереснее обсуждать какой-то снесенный домик или убитых собачек. Об этом мы говорить готовы, а вот о тех, кто убивает детей, отправляя их в абортарии, говорить неинтересно!».

По словам Милонова, государство обязано бороться за жизнь каждого человека, а не только «пьяного рыбака на льдине». В том, что даже крошечный зародыш в чреве матери является полноценным человеком, у Милонова никаких сомнений не вызывает. При этом он ссылается не на научные, а на религиозные обоснования этого факта.

К непосредственному обсуждению милоновской инициативы депутаты шли долго, прерываясь то на «дела собачьи», то на иные важные вещи. Обсуждение началось только лишь после обеда новой пламенной речью «героя дня».

«Эти люди (имеются в виду зародыши – Прим. «Росбалта».) отличаются от нас только тем, что не могут попросить их не убивать, - заявил с трибуны ЗакСа Милонов. – Все религиозные учения говорят о том, что жизнь человека возникает раньше, чем человек получает паспорт, и вся разница между нами и человеком в утробе матери – в способе получения кислорода». Замечание вице-спикера Сергея Анденко, являющегося по профессии врачом, о том, что основополагающим является все-таки мозговая деятельность человека, которая и отличает его от прочих живых существ, особого результата не возымело – Милонов подчеркнул, что у него иное образование, основанное на религиозных нормах.

Милонов заодно проехался по «либеральным ценностям», которые, по его мнению, чуть ли не пропагандируют наркотики и детскую проституцию, и помянул имя Григория Явлинского, чем вызвал негодование в «яблочных» рядах и замечание спикера.
Затем на трибуну поднялась коллега Милонова по фракции «Единая Россия» Людмила Косткина. Ее выступления заставило зал притихнуть.

«Мне стыдно стоять на трибуне и обсуждать этот вопрос, - заявила Косткина, долгие годы курировавшая в Петербурге социальную сферу. – Это мракобесие! Ни одного биологически подтвержденного факта! Мы это все уже проходили, и надо понимать, что такую проблему запретами не решить. Я надеюсь, что Заксобрание поставит барьер на пути невежества, основанного на собственном пиаре».

Косткина также привела общемировую классификацию, согласно которой до 8 недель беременности зародыш именуется эмбрионом, от 8 до 22 недель – плодом, и лишь после 22 недель при весе от 500 гр зародыш имеет право называть ребенком. Она также со ссылкой на научные данные сообщила, что средства контрацепции используют лишь 15-16%, и при этом количество абортов за последнее время снижается.

«Я тоже против абортов. Но надо понимать, что абортов меньше там, где их делать попросту незачем. Поэтому все силы и средства надо направить на решение социальных проблем», - заявила Косткина.

Ее выступление коллеги встретили аплодисментами, и на трибуну активно засобирались представители едва ли не всех представленных фракций. Некоторые откровенно резвились, предлагая ввести уголовную ответственность для мужчин за мастурбацию. Другие предлагали наделить правами человека сперматозоид и яйцеклетку. Третьи решили, что пора выдавать не свидетельство о рождении, а свидетельство о первом сердцебиении.

Явлинский привел целую статистику количества криминальных абортов, детской и материнской смертности за те годы, когда аборты в СССР были запрещены (напомним, с 1936 по 1955 годы). Согласно научным данным, в Ленинграде четверть всех преступлений составляли убийства новорожденных, а количество криминальных абортов возросло на 30% всего лишь за пару лет. Напомним, именно об этом с щемящей болью говорилось в знаменитом романе Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого» - однако Виталий Милонов его, похоже, не читал.

Затем депутаты вновь вернулись к собственным проблемам.

«Своими последними законопроектами мы открыли ящик Пандоры, - заметил Максим Резник. – У нас действительно очень буйная фантазия: то эвтаназия, то эмбрионы, то конец света. Виноват ли в этом Милонов?.. Не думаю. Дело в том, что природа не терпит пустоты. Такова и природа парламента. Если мы не обсуждаем важные вопросы, то появляется пустота, которая и заполняется всей этой чушью. Надо заполнять пустоту делом – это гораздо важнее».

Коллегу поддержал Алексей Ковалев, заметив, что петербургский ЗакС уже скоро всерьез перестанут воспринимать, называя парламентариев «этими, которые с эмбрионами».
«Скоро могут заказать экспертизу наших актов на предмет вменяемости, - заметил Ковалев. – Надо попросить Виталия Валентиновича больше с такими вопросами к парламенту не обращаться».

В итоге реакция большинства парламентариев журналистов все-таки порадовала, поскольку показала некоторую вменяемость народных избранников. Впрочем, был ли это честный поступок умных людей или очередной пиар ход – неизвестно.

Марина Бойцова