"Нужны идеи, заражающие всех"

Появится ли в Петербурге собственный Бродвей, построят ли в "спальных" районах театры, где разместится новый зоопарк и каковы итоги прошедшего Кинофорума? Об этом "Росбалту" рассказал вице-губернатор Петербурга Василий Кичеджи.


© Фото Марины Бойцовой

Появится ли в Петербурге собственный Бродвей, построят ли в "спальных" районах театры, где разместится новый зоопарк и каковы итоги прошедшего Кинофорума? Об этом и многом другом "Росбалт" побеседовал с вице-губернатором Петербурга Василием Кичеджи.

- В Петербурге завершился Кинофорум. Вы довольны его проведением?

- В целом, я доволен проведением Кинофорума. Открывая кинофорум, я, не стесняясь, признался со сцены, что впервые находился на кинофестивале. Я сам получил большое удовольствие - в город приехало много гостей, оживилась наша кинематографическая общественность. Считаю, что праздник кино получился. В эти дни я много общался с кинематографистами и убедился, что этот праздник нужен прежде всего им – для профессионального общения, для обсуждения работ друг друга, для встречи со зрителем. Впервые под одним флагом были объединены четыре кинофестиваля: международный кинофестиваль, включающий конкурсную программу, знаменитый фестиваль документального кино «Послание к человеку», фестиваль отечественных фильмов «Виват кино России!» и фестиваль студенческих работ «Начало». К кинофоруму относится и новый для Петербурга фестиваль стран Арктики «Северное сияние», который пройдет в ноябре. Во многом задуманное получилось: на сеансы кинофорума пришло более 100 тысяч человек.

- Однако в адрес организаторов раздается немало критических замечаний. В частности, и любители кино, и журналисты недовольны тем, что все городские фестивали шли в одно время, а конкурсная программа международного фестиваля показалась критикам слабой...

- Кинофорум был проведен в таком формате по предложению Дмитрия Месхиева. Он кинематографист, мы доверились его рекомендациям, его чутью. Мы эту ситуацию не раз обсуждали с директорами фестивалей. Они увидели много полезного в объединении ресурсов – финансовых, организационных. Работал единый пресс-центр – это было удобно журналистам, была сделана большая совместная рекламная кампания. Конечно, есть и недостатки такого объединения. Директор фестиваля «Послание к человеку» Алексей Учитель находится сейчас в отъезде; я обещал ему, что дождусь его возвращения, и после 10 октября мы соберемся, чтобы обсудить итоги кинофорума, его плюсы и минусы. Что касается работы отборочных комиссий, конкурсных показов, мне лично нравится, что есть критика, есть разные мнения, потому что специалисты спорят по существу вопроса, значит, есть о чем спорить.

- Некоторые коллеги сравнивали нынешний кинофорум с проведением подобных мероприятий в предыдущие годы, сетовали, что не хватает звезд.

- Что касается звезд, то меня очень уговаривали пойти на то, чтобы привезти каких-нибудь западных кинозвезд. Мы даже обсуждали имена, прайсы, райдеры. Вы же прекрасно знаете, что никто и из руководителей, которые раньше проводили крупные кинофестивали в Санкт-Петербурге, не знакомы лично с западными звездами. На участие звезд в каком-нибудь мероприятии есть расценки. Часто этим знаменитым людям все равно, куда ехать – на корпоратив или на малоизвестный фестиваль. Мне предложили несколько звезд на выбор. Во-первых, они, как правило, тени прошлого. Во-вторых, гонорар звезды за участие в открытии любого фестиваля – 200-250 тысяч евро. Плюс 10% - агенту, авиабилеты бизнес-класса, номера люкс в лучшем отеле, лимузины с шампанским, свита, охрана. Ей-богу, мне жаль народных денег. Меня удивляет позиция некоторых журналистов: вот все хорошо, но не было западных звезд. Они хотели посмотреть на них за оцеплением красной дорожки? Или взять автограф, сфотографироваться с ними? Интервью ведь тоже оговорены в райдере, так что пообщаться один на один со звездой этим критикам вряд ли удалось бы.  Вот то, что председателем жюри нашего международного кинофестиваля стал Эмиль Кустурица, – это замечательно: он и непререкаемый авторитет в мире кино, и концерт с его участием на Манежной площади был очень популярен. Я же искренне верю, что зритель был рад встрече с нашими звездами – с Василием Лановым, Светланой Крючковой. Светлана Крючкова – для меня настоящая звезда: красивая, сильная женщина, образованная, глубокая, по-настоящему знаменитая, но в то же время невероятно приятная в общении.

- Что вы можете сказать о финансировании Кинофорума? Сопоставимы эти цифры с прошлыми годами?

- Полагаю, что бюджет кинофорума этого года скромнее, чем был в предыдущие годы. Огромную поддержку кинофоруму оказал "Газпром". И я бы хотел через ваше издание публично поблагодарить эту компанию и лично Алексея Миллера за рыцарское отношение к городу и крупным городским проектам. Благодаря его участию и участию других спонсоров использование бюджетных средств в проведении кинофорума было минимизировано. Как я уже сказал, проведение четырех фестивалей в одно время – это тоже оптимизация средств.

- Вы как вице-губернатор курируете сферу культуры Санкт-Петербурга. Какие страны (или города России) вы используете для перенимания опыта? Ведь Петербург изначально был культурной столицей, и этот статус необходимо поддерживать...

- Вы правильно сказали, что Петербург всегда был культурной столицей страны и мира, поэтому необходимо изучать историю России. Как известно, до революции существовала Дирекция императорских театров, в нее входили лучшие театры страны. Они находились на полном государственном обеспечении: оплачивались новые шикарные постановки, репертуар часто обновлялся, артистам платили жалование, по выслуге лет – пенсию. Сейчас правительство Санкт-Петербурга также содержит театры – гораздо больше театров, чем царская Россия. Причем, в отличие от наших предков, нельзя сказать, что мы содержим лучшие театры – государство поддерживает театры, которые нам достались от советского строя, никакой ревизии сделано не было, несмотря на то, что мы стоим перед новыми вызовами. Если вернуться к историческому опыту, то нужно посмотреть, как развивалась культура в России в XIX веке, в начале прошлого века – за счет меценатов, таких как Морозов, Мамонтов. Я тоже мечтаю о более широком участии бизнеса в культурной жизни города, поэтому в новом сезоне больше внимания буду уделять попечительским советам учреждений культуры.

И к опыту Москвы нужно присмотреться. В Москве происходит много интересного. Например, Парк Горького из унылого наследия социализма превратился в культовое место отдыха москвичей. В Москве происходит generation shift в театрах; к художественному руководству театров приходят молодые, увлеченные профессией люди. Это - процесс непростой, болезненный для возрастных актеров, но, вероятно, власти Москвы поняли, что другого пути для развития театральной сферы нет.

Что касается опыта развитых стран, то их практика не обрадует наших деятелей культуры, которые привыкли к бесперебойному бюджетному финансированию. Крупные музеи, как и везде, содержатся за счет государства, а вот государственных театров – очень мало. В Европе финансируются, в основном, культурные проекты, поэтому деятели культуры должны постоянно быть в тонусе, предлагать что-то новое, чтобы заинтересовать своими идеями общество, исполнительную власть, политиков, спонсоров.

- Какие позиции в культуре Петербурга, по-вашему,  являются предметом гордости, а какие — напротив - требуют доработки? Что нуждается в реформировании?

- Мне нравится, что в Петербурге много разных музеев. Конечно, такие сокровищницы как Эрмитаж и Русский музей традиционно привлекают любителей прекрасного со всего мира. Но и городские музеи находятся в поиске, думают, чем привлечь посетителей. Мемориальные музеи-квартиры – это наши жемчужины, например, музей Ахматовой, музей Достоевского. Позиция, которая вызывает гордость, – это наше дополнительное образование для детей – музыкальные и художественные школы. Оплата этого образования для родителей остается на приемлемом уровне, а качество программ – очень высокое. В школах искусств работают настоящие энтузиасты своего дела. Что касается театральной жизни, то я не буду оригинальным: из наших городских театров отмечу Михайловский, Театр на Фонтанке, Театр музкомедии. Там сильные руководители, и как следствие, сильные творческие коллективы, интересный, обновляющийся репертуар. Что касается проблемных моментов, то их очень много. Я уже неоднократно высказывался на эту тему: привлечение молодежи в сферу культуры, повышение оплаты труда творческих работников, переход на контрактую систему. Главная проблема – нужны идеи, яркие, заражающие всех. Когда люди приносят действительно идею, то невозможно от нее отмахнуться, наоборот, хочется содействовать реализации такого проекта.

- На маленькие, частные театры обращается не так много внимания. Какие перспективы есть у них? Как им выживать в условиях конкуренции и может ли помочь в этом Смольный?

- Я бы не сказал, что на частные театры не обращается внимания. Ежегодно из бюджета города выделяется 15 миллионов на поддержку негосударственных театров. Если театр доказывает своим существованием: репертуаром, премьерами, гастролями, хорошей прессой, что это - не стихийно собравшаяся группа людей, даже с самыми благородными целями, а коллектив, нацеленный на успех, имеющий долгосрочную программу, то такой театр может получить со временем статус государственного. Так произошло с театром «Мастерская» Григория Козлова. С этого года частный театр стал государственным, получил свое помещение, успешно работает. Для всех, кто находится  «на рынке», - для негосударственных театров, свободных творческих групп, свободных художников существует система субсидий – грантов. Яркие идеи находят поддержку экспертного совета Комитета по культуре.

- Нет ли идеи создания в Петербурге своего Бродвея, где рядом могли бы работать разные театры?

- Как вы знаете, сейчас разрабатывается концепция развития исторического центра Санкт-Петербурга, обсуждается превращение знаковых улиц и целых зон в пешеходные. Очевидно, что эти пешеходные зоны будут интересны петербуржцам и гостям города, если в них будет жизнь. Конечно, там нужны и магазины, и кафе, но полагаю, что главенствующая роль будет отведена культуре. Без театров, галерей, музеев эти пространства будут бездуховными, бессодержательными. Не знаю, нужен ли нам Бродвей с его знаменитыми мюзиклами, пусть это останется знаковым местом Нью-Йорка. Но то, что Петербург имеет потенциал и необходимость создавать новые культурные пространства, у меня сомнений нет.

- Все крупные культурные проекты сконцентрированы в центре Северной столицы. Как быть жителям «спальных» районов? Будут ли там создаваться театры, музеи, концертные залы?

- В Комитете по культуре разработана программа «Культура рядом». Она как раз рассчитана на жителей «спальных» районов. Я бы выделил в этой программе стремление повысить роль районных библиотек: именно они должны стать оазисами культуры в «спальных» районах. Как в любом деле, многое здесь зависит от роли руководителя. Если директор не дремлет, ловит новые тенденции, сам занимает активную жизненную позицию, в такой библиотеке проходят и встречи с писателями, и общественные обсуждения, и выступления творческих людей. В то же время я не являюсь горячим сторонником создания театров в «спальных» районах. Если они возникают сами, остановятся культурным феноменом, таким коллективам мы будем помогать, но создавать новые театры в таких районах искусственно, сверху, на мой взгляд, не имеет смысла. Поход в театр для большинства людей – это праздник, выход в свет. Мне кажется, что для людей, живущих далеко от культурных институтов, поход в театр – повод нарядно одеться, выехать в центр Петербурга, насладиться красотой архитектурных ансамблей. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что петербуржцы – истинные патриоты своего города. И люди, которые живут в так называемых «спальных» районах, даже в пригородах, гордятся тем, что их судьба связана с Петербургом, поэтому они должны почаще выбираться в центр города, который им принадлежит, обязательно вывозить детей. А мы должны создавать поводы, чтобы петербуржцам захотелось приехать в исторический центр: создавать интересные праздничные программы, уличные представления, культурные акции.

- Недавно вице-губернатор Сергей Вязалов объявил, что на следующий год не запланированы средства на проектирование и строительство зоопарка в Юнтолово. Вы выступали с критикой проекта строительства зоопарка в этом месте. Как вы оцениваете решение правительства?

- «Подвергай все сомнению», - этот лозунг древних мне близок. Я не могу все принимать на веру, я должен убедиться сам, что все сделано правильно, тогда я становлюсь горячим участником процесса. В вопросе строительства зоопарка я не мог игнорировать мнения специалистов-зоологов о том, что Юнтолово  - не самое удачное место для размещения зоопарка. Вы их контраргументы знаете: Юнтолово – это заболоченная местность, требующая рекультивации, это место отдыха перелетных птиц, да и близость скоростного диаметра неполезна животным и т.д. Но все же не эти доводы гуманитарного порядка, а  именно добросовестный финансовый расчет определил решение правительства Санкт-Петербурга: проект получается крайне затратным. Поскольку его содержание, если он будет построен согласно проекту, ляжет на плечи Комитета по культуре, то я опасаюсь, что львиная доля бюджета комитета пойдет на то, чтобы охранять, убирать и держать в рабочем состоянии этот огромный парк, со всеми островами, мостами, бассейнами, тропическими и полярными зонами… В этом случае меньше средств будет отдано на поддержку свободного творчества.

- Вы являетесь едва ли не самым публичным членом команды Георгия Полтавченко. Нам, журналистам, это нравится. Но известно, что есть недовольные тем, что вы «пиаритесь».

- Сейчас много говорят о проблеме открытости власти. Мы, в правительстве Петербурга, реагируем на вызовы Кремля – готовим медиа-планы, программы по информированию населения. Я понимаю требование сделать работу власти открытой, прозрачной, известной людям - буквально. Я прекрасно понимаю, что нормальный, работающий человек не имеет возможности читать нормативные документы - он пользуется услугами средств массовой информации. СМИ перерабатывают множество различных источников информации и выдают зрителям, читателям информацию в понятном, удобном для них формате. Безусловно, и журналистов, и потребителей информации интересует мнение участников и инициаторов процессов, которые волнуют общество. Я считаю, что я просто обязан доводить официальную точку зрения властей до людей. Мой мобильный телефон, действительно, знают все главные редакторы СМИ, многие журналисты. Правда, люди в культурной столице, в основном, культурные; разумеется, мне напрямую звонят нечасто, и, как правило, просят короткий, острый комментарий по актуальному вопросу. Я всегда так работал, в Москве, например. Это и привычка, и свойство характера: я общительный человек, мне интересны люди, идеи. Иногда я забрасываю идеи, даже не до конца проработанные, и считываю реакцию. Вот недавно ко мне приходили наши уважаемые депутаты по вопросу создания Археологического музея. Мы дали информацию об этом. Не хочу их обидеть – я ведь тоже один не решаю, что нужно городу, а что нет, - про этот музей никаких вопросов ни от журналистов, ни от общества не поступает. А про музей науки и техники вопросы задают каждую неделю.

Беседовала Наталия Буш