"Царское село" под угрозой

Пока петербургские чиновники обсуждают проект строительства города-спутника «Южный», экологи и неравнодушные жители бьют тревогу. Грядущая массированная застройка может лишить пушкинские парки Царского Села даже призрачной надежды на поступление воды.


© Фото Евгения Шабанова

Пока петербургские чиновники обсуждают проект строительства нового города-спутника «Южный», экологи и просто неравнодушные местные жители бьют тревогу. Грядущая массированная застройка может лишить пушкинские парки Царского Села даже призрачной надежды на нормальное поступление воды. А высохшие водоемы этой жемчужины садово-паркового ожерелья Петербурга вряд ли привлекут сюда гостей города и его жителей.

Напомним, что возведение города-спутника «Южный» планируется в Пушкинском районе Петербурга на площади 2 тысячи гектаров. За ближайшие 17 лет планируется возвести здесь 4,3 миллиона квадратных метров жилья, рассчитанных на размещение 134 тысяч человек. В зону застройки попадает и Кондакопшинский лес, из заболоченных недр которого вытекает река Кузьминка. Ее называют источником питания для основных прудов Екатерининского парка Царского Села.

«Город Пушкин находится на возвышенности. Не будь прудов, вода  бы просто не задерживалась в парках, уходя в сторону Приневской низменности. Поэтому так важно сохранить максимальное количество источников снабжения влагой», — утверждают краеведы. Специалисты конкретизируют этот посыл. «Болота — единственный источник питания Кузьминки в летнюю межень (осенью или весной она сможет собирать стоки со всего бассейна). Так что если болото убрать, то Кузьминка течь не будет. Меженный сток сократится до нуля, а, следовательно, парковые пруды перестанут существовать», — поясняет старший преподаватель географического факультета СПбГУ Андрей Резников.

Впрочем деятельность человека уже немало поспособствовала тому, что водоснабжение прудов затруднено — причем не только за пределами парковых ансамблей, но и в самом Пушкине. Например, водоемы Александровского парка (чуть менее известного, чем находящийся рядом Екатерининский), по словам исследователей, «лишены проточности и существуют только за счет атмосферных осадков, стоков талых и дождевых вод. Сильно заилены, отмечается угрожающая концентрация донных отложений. Зависят от степени испарения». По информации сотрудников музея-заповедника «Царское Село», из плотин, которые раньше использовались для оздоровления воды, остались только две, а остальные в прошлые годы пришлось перекрыть («для экономии воды»).

Причины для этого есть. «Водосбор протекающих через парки Царского Села рек и ручьев сильно ухудшился еще в советский период, поскольку окрестные болота были мелиорированы. К тому же вырублена часть лесного массива. Так что воды, которые раньше поступали в парковые пруды, испаряются под солнцем. Пруды балансируют на грани замкнутых водоемов», — уверяют краеведы.

Справедливости ради отметим, что некоторые кардинальные перемены произошли здесь еще задолго до наступления новой эпохи. Например, Таицкий водовод, протяженностью почти 15 километров, снабжавший пруды водой в XVIII-XIX веках, перестал действовать еще при царском режиме в прямом смысле этого слова (в начале прошлого, XX столетия). Петербургский историк, автор нескольких книг о юго-западных окраинах города Всеволод Пежемский вместе с учениками из археологического клуба прошелся по трассе водовода. Результаты «полевого исследования» подтвердили имевшуюся неутешительную информацию — водовод в запустении, некоторые участки находятся в аварийном состоянии или вовсе разрушены. «Участок между Кондакопшино и Царским Селом (до пансионата) не функционирует. Он идет там фактически по поверхности, так что исследовать было безопасно. Заполнены водой глубокие участки — от Кондакопшино до Таиц. Но и они, понятно, в нерабочем состоянии», — пояснил Всеволод Пежемский.

Другой специалист, бывший начальник отдела гидротехнических сооружений ГМЗ «Царское Село» Виктор Семенов, предлагал решить вопрос снабжения водой кардинально — раз уж не удается восстановить то, что начало разрушаться еще столетие назад. Его идея была проста: построить неподалеку от Баболовского дворца водохранилище площадью 14 гектаров, проложив к нему трубу от Таицких ключей. По его мнению, это было бы дешевле остальных вариантов.

Инвестор, выслушав теоретиков, решил действовать по-своему. Зато — с присущим размахом. Объявили о желании воссоздать исторический способ водоснабжения (читай, водовод). Отдельные энтузиасты даже начали прикидывать его размеры, но очень быстро осеклись: выяснилось, что компанию-инвестора («Старт-Девелопмент») неправильно поняли. Коммерсанты вели речь лишь о частичном подобии исторического объекта (разумеется, лишь в границах будущей застройки), да и то — в качестве «достопримечательности квартала».

Стало быть о «нашем болоте» никто и не думает. Раз так: вполне реальна перспектива того, что начало великой стройки станет и началом конца исторических царскосельских прудов.

Напомним, что реализация проекта «Южного» подразумевает застройку тех территорий, которые по состоянию на настоящий момент Генпланом отнесены к землям сельхозназначения. Это документ уже решено изменить «под проект», сейчас чиновники Смольного обсуждают конкретику. Однако озвучить подробности пока не спешат, советуя дождаться апреля, когда документ будет вынесен на утверждение правительства. После этого должны состояться публичные слушания. У противников застройки, думается, будет, о чем на них спросить. Найдется ли, что ответить городской администрации, — вопрос интересный.

Казалось бы, гигантомания, так свойственная прежней администрации Валентины Матвиенко, осталась в городской истории. Однако проект «Южного» продвигается по успешно освоенному ее командой бюрократическому руслу.

И это при том, что даже обычно готовые ко всему риэлторы со скепсисом относятся к перспективам реализации тех площадей «Южного», которые концепцией этого проекта намечено одновременно предлагать к продаже.

Однако то проблемы открытого рынка со множеством отдельных покупателей. А оптовый заказчик — в виде государства — избавляет от такой суеты. И тяготение российского бизнеса к этому варианту очевидно. За примерами далеко ходить не надо: история превращения «Набережной Европы» из комплекса жилой и коммерческой недвижимости в резиденцию высших судебных российских инстанций лишний раз доказывает это.

Перебазирование судов вызвало еще один скандал, который «прославил» Петербург на всю Россию. Но они хотя бы начались после принятия политического решения. С «Южным» бьют тревогу уже сейчас.

Марина Елецкая