Призрак Церетели пугает Ленобласть

В регионе зреет культурологический скандал. Ученые и музейщики критикуют выбор места на территории Старой Ладоги для памятника 1150-летия зарождения российской государственности. Некоторые и вовсе ставят под сомнение его необходимость.


© Фото пресс-службы музея-заповедника "Старая Ладога"

В регионе зреет культурологический скандал. Ученые и музейщики критикуют выбор места на территории Старой Ладоги для памятника 1150-летия зарождения российской государственности. Некоторые и вовсе ставят под сомнение необходимость увековечивания такого рода, что придает спорам оттенок крамольности.

В эту пятницу, 15 февраля, завершит работу выставка проектов памятников, которые должны символизировать 1150-летие российской государственности. Вниманию общественности было представлено 38 эскизов. Предполагается, что один из проектов воплотится в жизнь в сквере на Варяжской улице в Старой Ладоге. Обращение к губернатору Ленинградской области Александру Дрозденко направили известные деятели науки и культуры. Они предлагают изменить место возведения памятника в Старой Ладоге". Среди подписантов - академик РАН Владимир Дыбо, члены-корреспонденты РАН Алексей Гиппиус и Рафаил Ганелин, депутат Законадательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский, председатель Санкт-Петербургского отделения ИКОМОС Сергей Горбатенко, писательница Татьяна Толстая.

Часть музейщиков и ученых опасается, что желание увековечить дату на пользу ни поселку, ни крепости не пойдет. «Новый натиск на охранную зону», - так обозначил проблему заместитель по научной работе музея-заповедника «Старая Ладога» Борис Васильев. Похоже, что местных жителей (коим также является и сам Васильев) пугает то, что к Ленобласти подбирается «призрак Церетели». Не сам Зураб Константинович лично, но его последователи - с точки зрения объемов скульптурных решений. «Я не говорю, что среди 38 проектов нет ни одного, достойного внимания. Есть новаторские по своему решению памятники, передающие идею. Но все они большого размера. А в этом месте даже высота 2,5-3 метра — уже много. Не говоря уж о том, что охранная зона не позволяет строить объекты выше 1,5 метров. Высокий памятник будет соперничать по размерам с находящимися рядом домами, а также стенами и башнями Ладожской крепости на противоположном берегу. Если не перенести памятник в другое место, то может получиться, как в Новгороде. Втюхали без обсуждения, и теперь эта скульптура портит панораму предкрепостного пространства», - пояснил свою позицию Борис Васильев.

В общем, получается, что инициаторов появления памятника Рюрику и Олегу упрекают в желании увековечить скорее себя в истории, чем историю в памятнике -  «этот патриотический монумент может уничтожить кусочек нашей истории», а именно «сложившуюся жилую застройку Старой Ладоги». Историки напоминают, что Варяжская улица существует с IX века.

Коллега по музейной работе и по совместительству начальник Васильева, директор музея-заповедника Людмила Губчевская на проблемы подведомственного учреждения смотрит не концептуально, а с совершенно практической точки зрения. По ее мнению, гораздо опаснее для крепости не памятник, который, возможно, испортит вид в будущем, а вполне реальные постройки, которые уже это делают: «Уже год переписываюсь с администрацией нашего поселения по поводу 11 участков, которые собираются выделить под дачи. Чувствую, что проигрываю по этому вопросу. Ведь охранные зоны прописаны еще в 1984 году, а межевания не было. Этим пользуются местные власти. Три участка уже выделены, на одном уже поставлена баня. Мы хотим внести Старую Ладогу в свод наследия ЮНЕСКО. Получается, что вот так — вместе с дачами и банями XXI века - по соседству с Олеговой могилой. А коллеги, которым не нравится памятник, меня в этой борьбе почему-то не поддерживают».

Впрочем говорят, что и руководителю музея идея большой скульптуры не по нраву. Но высказываться до объявления итогов конкурса о своих предпочтениях она посчитала некорректным: «Соберется комиссия, будет обсуждать проект — как его гармонично вписать в застройку. Причем застройку, заметьте, XIX века, это даже не средневековье. Я надеюсь, что вопрос будет решен профессионально».

Зато пояснил свою позицию инициатор появления памятника, заведующий отделом славяно-финской археологии Института истории материальной культуры РАН Анатолий Кирпичников: «Мне нравится одна из работ — высотой метров 5-ти, но ведь это же не 10-этажный дом. А что касается места, то выбором тоже не очень доволен. Но оно лишь намечено. Так что сейчас этот трезвон преждевременен. Главное - определиться с проектом». В том, что такой памятник необходим, Анатолий Кирпичников совершенно уверен. По мнению историка, Рюрик за 20 лет создал крупнейшее государство в Европе - «и эта государственность непрерывно существует до наших дней», а Олег  - «добровольно уступил престол законному наследнику — Игорю».   

Напомним, осенью 2012 года - после установки закладного камня - был объявлен конкурс среди скульпторов. Победителя определит комиссия, которую возглавляет губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Сообщается, что при вынесении итогового решения будет учитываться «художественная оригинальность и пластическая выразительность образа, сомасштабность скульптуры месту размещения».

Впрочем споры о скульптуре имеют под собой более глубинный содержательный пласт. Что важнее: идентичность или целостность в прямом смысле этого слова — крепости, дорог и домов? Похоже ситуация развивается по извечному и характерному не только для Ленобоасти сценарию: нет денег и внимания власти — плохо, начинают таковое проявлять — многим кажется, что становится еще хуже. «В XVIII-XX веках Старую Ладогу обошло активное строительство, поэтому сохранился городской ансамбль с ближайшими пригородами, сформировавшийся к XII-XIII веку. И в советский период удалось согласовать проекты нового жилого строительства 1960-70 годов вне Охранной зоны заповедника», - напоминает мятежный заместитель директора музея Борис Васильев. Однако ученый, который сам живет в старой Ладоге в деревянном доме, отмечает, что с точки зрения инфраструктуры, характерной для XXI века, есть проблемы - кое-где не работают даже уличные водопроводные колонки.

С этой точки зрения, многое может поменяться. По крайней мере, власти обещают, что «грозди юбилеев» благоприятно отразятся на жизни древней столицы Руси, ныне имеющей статус села. Летом будет отмечаться 1260-летие основания самой Старой Ладоги и здесь же пройдут празднования 86-летия Ленинградской области. Обещают, что помимо работ в самой крепости из областного и федерального бюджетов будет профинансировано и восстановление инженерной инфраструктуры, и реставрация фасадов зданий, и ремонт дорог. А в будущем Старую Ладогу обещают превратить в «туристический кластер с современной инфраструктурой, включающей гостиницы, выставочный комплекс и конференц-холл».

В общем, логика «поближе к кухне — подальше от начальства» в случае с историческими поселениями не работает. Власти, которые выделяют деньги, обычно надеются и на воплощение своих задумок. И тут многое зависит от эстетических вкусов не только самих начальников, но и тех, кто предлагает им те или иные идеи.     

Марина Елецкая