РПЦ принимает дары

РПЦ получила от Смольного очередной презент. Александро-Невской лавре подарена Благовещенская церковь, где с 1932 года располагается единственный в России Музей городской скульптуры. Говорят, в числе следующих даров — Исаакиевский собор.


© Сайт Александро-Невской лавры

РПЦ получила от властей очередной презент - Смольный подарил Александро-Невской лавре Благовещенскую церковь. В ней с 1932 года располагается единственный в России Государственный музей городской скульптуры. Говорят, что в числе следующих даров — Исаакиевский собор.

На торжествах празднования 300-летия Свято-Троицкой Александро-Невской лавры вице-губернатор Петербурга Василий Кичеджи сообщил всем собравшимся, что правительство города приняло решение передать РПЦ Благовещенскую церковь. Сам музей переедет в Уткину заводь — в настоящий момент совершенно разрушенный комплекс зданий на стрелке Охты и Оккервиля, который правительство сначала Матвиенко, а затем Полтавченко ежегодно обещало отреставрировать, да все руки не доходили. В результате только в прошлом 2012 году памятник архитектуры федерального значения - Уткина дача - несколько раз горела. Теперь туда решено переместить Музей городской скульптуры.

Директор музея Владимир Тимофеев от комментариев по поводу переезда и передачи имущества церкви воздерживается. Однако из неформальных источников «Росбалту» стало известно, что мнения самих музейщиков никто не спрашивал.

«Это не первое предложение отдать церкви прекрасное здание Благовещенской церкви. Подобные предложения поступали с начала 1990-х годов, однако ни один петербургский градоначальник - ни Собчак, ни Яковлев, ни Матвиенко — не рискнули выселить музей, - сообщили «Росбалту» информированные источники. - А вот новое руководство города сомнениями не стало терзаться — отдали, и все!».

По словам экспертов, за сохранение единственного в России музейного учреждения, занимающегося охраной и реставрацией памятников монументального искусства в естественной, открытой городской среде с разной периодичностью вступались и рядовые петербуржцы, и депутаты, и даже сами чиновники. Государство в лице музейщиков брало под свою защиту, охрану и изучение основную экспозицию музея - усыпальницы и некрополи Александро-Невской лавры, где похоронены выдающиеся российские военачальники, зодчие, общественные деятели, актеры. На бывшие Лазоревское и Тихвинское кладбища (ныне — Некрополь XVIII века и некрополь Мастеров искусств) приезжают со всего мира, чтобы поклониться могилам гениальных россиян. Сейчас здесь хозяйничать будет церковь.

«Здесь не только имущество музея в обыденном понимании. Здесь собрана значительная часть всего музейного фонда РФ, история страны. Это демонтировать невозможно, - считают эксперты. - Кроме того, по закону национальное культурное достояние нельзя передавать в ведение общественным организациям, а церковь является именно общественной организацией».

По словам представителей музейного сообщества, сейчас их коллеги горько усмехаются: то, что не сделали даже большевики в 1917 году, делается сейчас. «Петербург был «криминальной столицей», потом его называли культурной, а сейчас коллеги нас прозвали «столицей мракобесия», - говорят специлисты.

Смольным решение принято окончательное, но согласны с ним все-таки, кроме музейных работников, далеко не все. Так, председатель комиссии по образованию, культуре и науке ЗакСа Петербурга Максим Резник считает, что в Петербурге клерикализация общества переходит разумные пределы.

«У меня создается впечатление, что власти уже и не знают, чтобы еще такого отдать или подарить РПЦ. Считаю, тут явный перебор. Мне кажется, что это уже вредит самой РПЦ, которой бы надо со своими внутренними проблемами разобраться, - прокомментировал «Росбалту» ситуацию вокруг Благовещенской церкви Максим Резник. - Мы обязательно будем заниматься этим вопросом на ближайших заседаниях. Степень доверия к словам чиновников, что музей не пострадает, весьма невысока. Поэтому тут надо действовать по принципу «доверяй, но проверяй». Резник пока не готов сообщить, какова будет дальнейшая судьба Музея городской скульптуры, но обещает вместе с коллегами разобраться в этом.

Между тем не все эксперты считают, что кладбище, коим являются некрополи Лавры, должны быть в ведении именно музейного сообщества. Так, историк, журналист и писатель Лев Лурье убежден, что сама идея музефикации кладбищ может быть предметом обсуждения, причем не всегда однозначным.

«По словам вице-губернатора Василия Кичеджи, процесс передачи музейного имущества и сам переезд Музея городского скульптуры в Уткину заводь будет вестись шесть лет, - сообщил «Росбалту» Лурье. - Если это действительно так, то ничего страшного в этом не вижу. Ведь люди, похороненные в Лавре, не завещали остаться музейным достоянием, и кладбища всегда находились под открытым небом, поэтому вопросы охраны и ухода тут особые. Мне всегда казалась, что передача музею кладбищ - дело сомнительное».

Однако, по словам Льва Лурье, если городская власть обеспечит музею помещения в туристической доступности, сам переезд состоится не по обычным лекалам, а максимально деликатно и обоснованно, то он бы "не возражал передаче бывшего Тихвинского кладбища церкви, ведь это не Эрмитаж".

По мнению эксперта, у него создается впечатление, что после громких околокультурных скандалов последних месяцев сейчас «власть взялась за разум и не заинтересована в шуме», поэтому переезд должен быть не столь скандальным, как предыдущие культурные события Петербурга. Однако специалисты не скрывают, что ощущают себя заложниками очередных клерикальных новаций власти и ждут в любой момент очередного «подарка». Так, например, между небой и землей — между светским и духовным — до сих пор находится Смольный собор. Ходят упорные слухи, что РПЦ давно уже косится даже в сторону Исаакиевского собора, намереваясь и его превратить из музея в церковно-приходское учреждение.

«Пока мы в лучшем положении, чем коллеги из Музея городской скульптуры — нам «благая весть» о передаче в ведение РПЦ не пришла, - рассказал «Росбалту» Николай Буров, директор государственного музея-памятника "Исаакиевский собор" (сюда же входит и Смольный собор). - Я уже спокойно отношусь к этой теме, поскольку понимаю, что Федеральный закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», подписанный в 2010 году Дмитрием Медведевым, надо выполнять. Мы владеем Смольным собором девять лет, заработали за эти годы около 200 млн рублей — причем именно заработали, а не выпросили из бюджета. Ну что ж, расстанемся... Но закон имеет две части. Это передача РПЦ ее бывшего имущества, а также возмещение затрат конкретному учреждению от местных чиновников. Следовательно, я жду от комитета по культуре соответствующих шагов».

О будущем возможном шикарном «подарке» в виде передачи церкви Исаакиевского собора бывший председатель комитета по культуре Петербурга Николай Буров говорит со сдержанным оптимизмом: «Это все пока не уровне вымыслов. Исаакиевский собор все-таки не сопоставим по масштабам ни с Благовещенской церковью, ни со Смольным собором. То, что позволено музею, не позволено церкви. Церковь не сможет содержать сама себя так, как это делает музей, это очень расходное мероприятие. У нас сейчас есть оптимальное взаимодействие музея «Исаакиевский собор» и Епархии, мы прекрасно ладим. Но мы не настолько богаты, чтобы бросать деньги на ветер, так как все желающие помолиться в соборе никоим образом не окупят его содержание».

Каким образом церковь будет заботиться о всем том богатстве, которым ее заваливают чиновники, неизвестно. Этот вопрос «Росбалт» задал новому председателю комитету по культуре Петербурга Василию Панкратову. Он обещал дать официальный комментарий, однако ответ от чиновника на данным момент не поступил.

Марина Бойцова