Психопатам можно безнаказанно мучить россиян

Невменяемые граждане могут годами избивать окружающих, избегая наказания или изоляции. В Министерстве юстиции, Генеральной прокуратуре и Совете Федерации РФ считают эту ситуацию нормальной.


© Фото Евгения Зубарева

Конституционный суд РФ сегодня рассматривал вопрос о возможности принудительного лечения психически больных граждан. Поводом стали жалобы из Красноярска и Кургана, в которых жертвы преступлений возмущались бездействием полицейских, судей и медиков.

Чудовищная ситуация сложилась в семье Марины Первовой, жительницы города Шарыпова Красноярского края. Марина развелась с мужем, Алексеем Харитоненко, и проживает в одной квартире с детьми, сестрой и отцом. Однако спокойно жить этой семье не дает бывший муж, который регулярно нападает на женщину и ее близких. Кроме жестоких избиений, Харитоненко развлекается грубыми оскорблениями и разнообразными угрозами в отношении бывшей супруги, ее детей, родителей и даже коллег жены по работе.

При этом полиция ничего не может сделать – у Харитоненко справка о невменяемости, он шизофреник. Ничего не могут сделать и медики: по российским законам избиения и издевательства, даже регулярные, относятся к преступлениям небольшой тяжести. А принудительное лечение возможно только в случае, если психопат совершит тяжкое преступление – убьет человека или искалечит его. Поэтому медики могут лишь попросить психопата пройти лечение.

Харитоненко медики предлагали амбулаторное лечение, но он считает себя здоровым. Кроме того, получает удовольствие от собственной безнаказанности и не собирается лишаться такого козыря, как возможность и дальше беспрепятственно издеваться над бывшей супругой.

Проблему попытался решить отец несчастной женщины Сергей Первов – он нанял адвоката, чтобы законным образом изолировать психопата. Но оказалось, что это невозможно – мировой суд Красноярска дважды отказал в применении принудительных мер медицинского характера, основываясь на действующем законе. Тогда адвокат Первова обратился в Конституционный суд (КС) с просьбой найти способ изолировать общество от опасного больного.

С аналогичной жалобой в КС обратилась мировая судья из города Кургана Вера Зайцева. Она также, как и ее коллега из Красноярска, была вынуждена отказать жертве преступления. Курганский психопат Григорий Анфиногенов регулярно избивает свою мать Ларису Анфиногенову. Ранее этот человек дважды привлекался к уголовной ответственности за нанесение тяжких телесных повреждений, и его принудительно лечили, изолируя от общества на пару лет. При этом каждый раз после освобождения психопат снова приступал к своему излюбленному занятию – избиению людей. 

На сегодняшнее заседание КС не смогли явиться ни потерпевшие, ни их представители – как пояснили репортеру «Росбалта» в секретариате суда, заявители люди небогатые и не смогли найти возможности лично присутствовать при рассмотрении жалоб.  Зато на Сенатскую площадь Петербурга явились представители Совета Федерации, Генеральной прокуратуры и Министерства юстиции.

Фото Евгения Зубарева

Полномочный представитель СФ в КС РФ Алексей Александров произнес на заседании пространную речь, в ходе которой несколько раз называл это дело «интересным». При этом, по мнению представителя СФ, заявители не вправе требовать от суда пересмотра действующего законодательства, поскольку «психически больные люди нуждаются в особом внимании и защите общества». 

«Уголовный процесс – это щит от произвола власти. Нужно защищать права людей, обвиняемых в преступлениях, особенно больных людей. Действительно, у нас есть вопросы по совершенствованию уголовно-процессуального законодательства, нужно совершенствовать законодательство о здравоохранении. Но необходимости менять законы в части принудительной госпитализации нет», - убежден сенатор.

Затем выступила представитель Генеральной прокуратуры Татьяна Васильева и заместитель министра юстиции Елена Борисенко. Обе эти женщины твердо заявили, что они возражают против требований жертв преступлений. При этом конкретных аргументов в защиту этой позиции репортер «Росбалта» не услышал. Во-первых, обе женщины говорили очень тихо и невнятно, а во-вторых, рассуждали не о фабуле конкретных дел, описанных заявителями, а о ситуации вообще. 

Фото Евгения Зубарева

Например, Елена Борисенко вдруг стала приводить цитаты из европейских законодательных актов о том, что «никто не должен подвергаться принудительному лечению, если не доказано, что этот человек является душевнобольным». Однако с этим утверждением никто из заявителей и не спорил – проблема в том, что человек со справкой в России может безнаказанно совершать преступления, а в Европе, на которую столь демократично кивала Борисенко, это невозможно.

Интересно, что в заседании должны были также принять участие полномочный представитель Госдумы в КС Дмитрий Вяткин и представитель президента в КС Михаил Кротов, но оба по неизвестным причинам не явились. Впрочем, глава КС Валерий Зорькин больше сетовал на отсутствие заявителей и их представителей.

Фото Евгения Зубарева

«Очень жаль, что эти люди не смогли явиться, потому что их позиция, их аргументы могли бы пролить дополнительный свет на проблему», - вслух огорчился глава КС.

Единственным государственным служащим, поддержавшим позицию жертв невменяемых преступников, оказался судья Верховного Суда Александр Червоточкин. Судья ВС говорил о выводах специалистов института имени Сербского. Согласно им, даже если невменяемый гражданин совершает незначительное преступное деяние, степень его общественной опасности может быть велика и он нуждается в принудительном лечении.

Решение КС по делу будет вынесено в закрытом порядке и оглашено публично. Предполагается, что это произойдет в мае-июне.

Евгений Зубарев