Атака на Охту - 2

Структуры «Газпрома» не прочь вернуться к проектам застройки Охтинского мыса. Здесь может появиться теперь уже не 400-метровый, а 100-метровый небоскреб. Защитники территории ждут ответа губернатора Полтавченко и готовятся к судебным тяжбам.


© proektvlahte.ru

Структуры «Газпрома» не прочь вернуться к проектам застройки Охтинского мыса. Здесь может появиться теперь уже не 400-метровый, а 100-метровый небоскреб. Защитники территории ждут ответа губернатора Полтавченко, готовятся к судебным тяжбам, а также напоминают о стамбульских беспорядках, связанных с уничтожением парка Гази.

Петербургские градозащитники вновь обеспокоены судьбой Охтинского мыса, на котором «Газпром» планировал построить 400-метровый небоскреб, но отказался от этих планов под давлением общественности. По информации активистов, монополия не отказалось от планов по застройке территории на правом берегу Невы. На месте объекта культурного наследия «крепость Ниеншанц» теперь должна появиться 100-метровая доминанта. Распоряжение о застройке мыса намерен в ближайшее время подписать губернатор города Георгий Полтавченко. Разрешительная документация якобы уже подготовлена комитетом по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и архитектуры.

В адрес градоначальника уже направлено два обращения. Прояснить ситуацию Полтавченко просят представители РОО «Охтинская дуга». Как рассказала заместитель председателя организации Елена Малышева, в электронном виде письмо губернатору было отправлено уже в воскресенье, 2 июня. В понедельник его доставили в приемную и в письменном виде.

«В связи с появившейся на интернет-ресурсах информацией о том, что губернатор Петербурга на следующей неделе должен подписать распоряжение о застройке Охтинского мыса, получившей множество откликов, просим вас безотлагательно, публично разъяснить официальную позицию правительства Санкт-Петербурга по данному вопросу. При этом просим сообщить, предполагается ли принятие каких-либо правовых актов городского правительства и его органов, связанных с Охтинским мысом», - процитировала Малышева основные требования.

Параллельно со схожим письмом к Полтавченко обратился и депутат Законодательного собрания Борис Вишневский. Он отмечает, что в том случае, если подготовленное КГИОП распоряжение будет подписано и будет дан старт реализации планов застройки, то выявленные на территории мыса культурные памятники будут полностью уничтожены. «По мнению многих экспертов и специалистов, деятелей науки и культуры, памятники Охтинского мыса должны стать основой для создания ландшафтного археологического музея-заповедника общероссийского значения. Они должны быть взяты под охрану в качестве объектов культурного наследия федерального значения», - считает парламентарий.

В Интернете организован сбор подписей и под «Охтинской декларацией» в защиту памятников мыса. На данный момент свою руку к документу приложили около 400 человек.

По словам организатора сбора подписей поэта, члена петербургского ПЕН-клуба Андрея Чернова, который с 2006 года защищает Охтинский мыс, скандал уже вышел не только за петербургские и российские границы, но стал мировым. Текст декларации не был переведен на английский язык, но уже начали поступать отклики от иностранного научного сообщества. Против застройки мыса выступают священники, академики РАН, правозащитники и пенсионеры. Чернов признается, что не рассчитывал на такой отклик.

«То, что происходит, просто невообразимо. Это преступление. Трудно представить, что власть так могла раздеться, но она разделась. Это не просто фраза «а король-то голый» - это полный моральный крах режима... Сейчас они перестроились, пошли в новую атаку. Одна доминанта у них будет на Лахте, другая на Охте! Очень хорошо, теперь можно можно протянуть от одной башни до другой веревку и развешивать после всего этого вранья штаны, постиранные в «зеленой прачечной» (green-washing – попытка бизнес-структур создать впечатление об экологической безопасности проекта - прим. «Росбалта»)», - эмоционально заявил Чернов.

Поэт отмечает что еще каких-то три дня назад в мире мало кто знал о том, что в Стамбуле существует парк Гази. Сегодня всем известно о массовых выступлениях против его вырубки, которые переросли в антиправительственные выступления. При этом турецкие власти считали, что ничего страшного не произойдет. Не исключено, что Охтинский мыс станет аналогом стамбульского парка Гази, считает Чернов.

«Скандал вышел на международный уровень. Он не остановится, будет и дальше раскручиваться в обществе. Мой прогноз простой: «Мы победим!». У нас другого выхода нет. Место должно быть сохранено. То, что происходит сейчас, это как взять жемчужину и истолочь ее, чтобы запудрить прыщик», - рассказал Чернов.

Елена Малышева из «Охтинской дуги» считает, что сегодня у активистов есть рычаги для того, чтобы не допустить застройки мыса. Другое дело, что эта работа требует определенных сил. «Нас всего несколько человек, а мы до сих пор не даем «Газпрому» начать строительство в Лахте. Мы их сдерживаем, но не кричим об этом. Это медленная, очень кропотливая законодательная работа», - говорит Малышева.

Градозащитница отмечает, что существует ряд нюансов, которые не позволяют правительству города издать распоряжение на строительство. Конечно, оно может утвердить градостроительный план земельного участка, в котором могут отсутствовать градостроительные регламенты. Эти действия могут быть оспорены в суде. Так, например, 23 мая жители Ульянки выиграли суд против ложной реновации в защиту парка Александрино. Положительный опыт в борьбе с незаконной застройкой в судах есть. Другое дело, что в России не действует прецедентное право.

«На мысу должен быть создан заповедник. Это место принадлежит не Петербургу, не Российской Федерации, а всему человечеству. Вы можете представить, что начнется стройка на месте Трои, Капитолия, Колизея? Нет! Здесь то же самое. Любая страна мира вцепилась бы в этот объект, а нам доказывают не пойми что. Как историк и экономист могу сказать, проект заповедника окупился бы, вложи в него деньги, через пять лет с большой прибылью. После застройки мыса туристическая привлекательность города резко упадет. Исчезнут петербургские виды. К нам просто перестанут приезжать», - считает Малышева.

Александр Калинин