Ума палаты, извилины дорог

В России в последнее время любят поговорить про «умные города». Тема создания с нуля комфортного во всех отношениях населенного пункта обсуждается на круглых столах, семинарах, выставках. При этом суть понятия не раскрывается.


© genplanmos.ru

В России в последнее время очень любят поговорить про «умные города». Тема создания с нуля комфортного во всех отношениях населенного пункта обсуждается на тематических круглых столах, семинарах, выставках. Пораскинув мозгами на публике, отечественные и зарубежные специалисты вновь отправляются в кабинеты. При этом вопрос, а что же это за образование такое - «умный город», - не раскрывается.

Суть подобных мероприятий, как правило, сводится к тому, что действительно «есть город, в котором тепло», и это совсем не то место, где «наше далекое детство прошло». «Всезнающие города» расположены где-то в Объединенных Арабских Эмиратах и Южной Корее, но могут появиться и «в родных палестинах». Обычные посетители при этом предстают некими «Незнайками», для которых условный «архитектор Кубик» проводит экскурсию по благоустроенному «Солнечному городу». Тут тебе и улицы из вращающихся домов, и эскалаторы-транспортеры, и тотальная система видеонаблюдения, и бесплатные игротеки с библиотеками. Зачастую на этом все и завершается. Новые перспективные проекты уходят «под воду», как Китеж-град. Впрочем, говорят, что существуют избранные, которые все же слышат заунывный звон его колоколов.

Нельзя сказать, что на одной шестой части суши прежде не возводились новые города. Наоборот, советский период был отмечен их массовым появлением. Процесс этот характеризовался не только тем, что была станица, а стала районная столица. Стройки действительно шагали по стране. Процесс их появления был незамысловат: ставился завод, комбинат, электростанция, вокруг которых и вырастали рабочий поселок или город. Со временем советская романтика сошла на нет. Кого сегодня привлечет «ткацкой фабрики гудок», подпевающий электричкам? Сбежать из моногорода-аутсайдера - мечта любого здравомыслящего обитателя условного Пикалево. Вот только куда?

На рубеже нулевых и десятых была предпринята попытка реализовать программу развития малых городов и районов России. Локомотивом ее выступал Институт демографии, миграции и регионального развития (ИДМРР). За десять лет «на основе усадебно-ландшафтной урбанизации с наличием всех необходимых для качественной жизни инфраструктур и условий XXI века» планировалось построить порядка 1 тыс. «хайтековых городов». Пока что не слышно ни об одном подобном проекте.

Тем не менее, идеи продолжают витать - и не всегда в облаках. В начале июня в Москве состоялся двухдневный форум "Умный город будущего". В целом петербуржцы мероприятие манкировали. Будто и нет у нас планов ни по строительству жилого комплекса в составе квартала "Морской фасад", ни по новому городу-спутнику «Южный», ни по реновации центральной части Петербурга. Причин для отмалчивания достаточно - градостроительная политика и основные векторы развития города до сих пор не определены, а концепции Большого Петербурга пока нет даже в планах. По сути, на форуме город на Неве представил лишь один проект - «Новый Берег».

Как известно, проект подразумевает создание намывных территорий в акватории Финского залива между Лисьим Носом и Сестрорецком.

На конкурсе проект «Новый Берег» представил доктор архитектуры, профессор, советник РААСН, главный архитектор ОАО «НИИП Градостроительства» Сергей Митягин. Он рассказал не только о новых подходах к созданию городской среды, но и проблемах, которые сдерживают применение инновационных схем в Петербурге. «В законодательной базе есть нормативы, которые не дают применять инновации. В то время как нам ничего не мешает решать сразу комплекс различных проблем в рамках одного проекта - улучшение экологической ситуации депрессивных территорий, развитие альтернативных точек роста города, повышение качества жизни прилегающих районов, освоение новых территорий и расширение города», - подчеркнул эксперт.

Интересно, что «Новый берег» позиционирует себя именно как «первый умный город в Европе», не говоря уже о России-матушке. Мастер-план территории готовился японским архитектурным бюро Nikken Sekkein. Ранее компания-инвестор проекта - ООО «Северо-Запад Инвест» - подписала меморандум с консорциумом SmartCityPlanning, объединяющим самые инновационные компании в мире. В мае 2013 года, в ходе визита экономической миссии Японии в Россию, было подписано еще одно соглашение - о разработке NikkenSekkein, под патронажем консорциума, концепции адаптации проекта для нужд и потребностей маломобильных групп населения.

В прошлом месяце о курировании проекта с точки зрения экологии объявила Российская Академия Наук (что будет с этими выкладками в свете предстоящей реформы РАН - неизвестно). Генеральным подрядчиком по созданию гигантского острова, вероятнее всего, станет иностранная компания - специалист в гидронамывных технологиях, а архитектурный облик определится в ходе серии международных конкурсов, которые должны стартовать уже в 2013 году.

Вот только непонятно, собственно, почему проект города на намывных островах под Сестрорецком считается «первым умным городом в Европе».

Выступая на московском форуме, соучредитель и глава правления Совета по экологическому строительству в России Алексей Поляков выделил несколько критериев «умного города»: самодостаточная экономика, углеродная нейтральность, преимущественное использование общественного транспорта, экономия ресурсов, восстановление территории, возвращение ее в ткань города. Конкурентоспособность «умного города» - это интеллектуальный и социальный капитал. А оси, на которых он держится, - это экономика, мобильность, окружающая среда, люди, образ жизни, управление. Мировые примеры умного подхода - Донгтан (Китай) с использованием энергии солнца и ветра, транспортом на биотопливе и переработкой 80% отходов, Масдар (ОАЭ) с экотранспортом и 99% переработки отходов, сниженным на 50% уровнем потребления воды и ее вторичное использование, Нью Сондо (Корея) - 40% города составляют общественные пространства.

При желании действительно можно провести определенные параллели между перечисленными экспертом «умными городами» и «Новым берегом». Так, все перечисленные населенные пункты соседствуют с крупными мегаполисами. Нью Сондо (он же - U-City) расположится в 64 км от Сеула, Масдар - в 17 км от Абу-Даби, Донгтан - совсем неподалеку от Шанхая. Немаловажный фактор - близость к «большой воде». Донгтан, например, и вовсе расположен на острове (правда, не намывном) в устье реки Янцзы, как раз в том месте, где она впадает в Восточно-Китайское море. Вот только говорить о том, что эти города действительно существуют, пока что рано. Проекты стартовали в середине 2000-х годов, завершить строительство планируется в 2020-2050-х гг. Суть их сводится к тому, что и корейцы, и китайцы, и арабы выбрали себе полигоны, на которых можно будет протестировать разного рода жизненные инновации. Теоретически, если идеи зарекомендуют себя с хорошей стороны, то их ждет повсеместное внедрение. У нас же почему-то говорят об этих строящихся с нуля городах, как уже о существующем новом напичканном электроникой Эдеме: здесь и беспроводные сети, и футуристический общественный транспорт, нулевой уровень парниковых выбросов, напичканные энергосберегающим оборудованием здания и не обделенные интеллектом мусорные бачки.

Нужны ли России подобные полигоны? Безусловно. Промедление, конечно, еще не подобно смерти, но близко к этому. Перспектива «отстать навсегда» существует и в градостроительной сфере. В конце концов, сколько можно плодить «хрущебы», а потом уплотнять их новыми «картонными коробками»? Другое дело, что разговоры про «умный город» не должны завершаться исключительно «болтологией» на конференциях.

Константин Семернев