Что продает Сбербанк?

В арбитраже оспаривается сделка, по которой долг «Фаэтон-Аэро» перед Сбербанком перешел к «Фаэтон» – сеть номер 1». При этом на аукционе этот долг планируется продать с дисконтом почти в четыре раза.


Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области принял к рассмотрению заявление внешнего управляющего компании ООО «Фаэтон» – сеть номер 1» Максима Новицкого об оспаривании сделки, в результате которой долг ООО «Фаэтон-Аэро» перед ОАО «Сбербанк России» перешел к «Фаэтон» – сеть номер 1». Это не самая лучшая новость для потенциальных участников предстоящего аукциона, назначенного на 16 декабря 2013 года.

Напомним, что на этом аукционе Сбербанк собирается продать долги «Фаэтон» – сеть номер 1» с дисконтом почти в четыре раза. Тут возникает закономерный вопрос: откуда такая щедрость? Не каждый день отказываются почти от полутора миллиардов рублей. Такие подарки априори наводят на мысли о бесплатном сыре и мышеловке. Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, обратимся к истории судебного процесса между «Фаэтоном» и Сбербанком.

Начало судебных тяжб выпало на 2009 год. Трансфер долга с «Фаэтон-Аэро» на «Фаэтон» – сеть номер 1» произошел 29 мая. К тому времени ООО «Фаэтон-Аэро» было без пяти минут банкротом, и Сбербанк, несомненно, был заинтересован в том, чтобы переуступить долг ООО «Фаэтон» – сеть номер 1». Немаловажен тот факт, что за два дня до совершения сделки, 27 мая 2009 года, ООО «Фаэтон-Аэро» обратилось в Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области с заявлением о признании себя банкротом. Значит, можно говорить не только о выгодности такой сделки для Сбербанка, но и том, что банк не мог не понимать её оспоримости.

К слову сказать, эта сделка выгодной для Сбербанка так и не стала. Всё пришло к тому, что банк только потерял время и пришел к отправной точке: долг не вернули, а должник оказался на грани банкротства. Такой долгосрочный процесс взыскания можно объяснить, с одной стороны, «неповоротливостью» Сбербанка, а с другой - действиями «Фаэтона», направленными на сохранение своего бизнеса. «Неповоротливостью» в данном случае можно назвать тот факт, что важный для взыскания задолженности период - с конца 2009 до 2011 года (до признания «Фаэтон – сеть номер 1» самого себя банкротом) - Сбербанком был просто потерян.

Стоит заметить, что совсем без движения «Фаэтон» дело не оставляет: на адрес банка отправляются письма с предложениями о реструктуризации задолженности. В свою очередь Сбербанк активно оценивает залоговое имущество. Однако до сих пор ни один профильный залог не выставлен на торги – договориться о цене пока не представляется возможным. Это еще один предмет для споров. Следовательно, процесс реализации залогового имущества еще далек от завершения. Видимо, этим и обоснована цена на аукционе: Сбербанк буквально раздает долги «Фаэтона», потому что в ближайшее время не видит логического завершения этой процедуры. Отметим, что действующий конкурсный управляющий ООО «Фаэтон – сеть номер 1» настроен решительно в отношении оспаривания сделки четырехгодичной давности.

«Объективно, «Фаэтон» – сеть номер 1» денег у Сбербанка не брал, – поясняет Максим Новицкий. – Помимо Сбербанка существуют еще интересы прочих кредиторов, и их тоже необходимо соблюдать. Банк как заинтересованное лицо должен был предполагать, что сделка, совершенная в 2009 году, может привести к банкротству «Фаэтон» - сеть номер 1», что, в свою очередь существенно ущемит интересов его кредиторов. Сделка абсолютно четко является оспоримой. Я собираюсь добиваться справедливости в суде до тех пор, пока договор не признают недействительным».

Интересно, что в соответствии с п. 2 ст. 61.2 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)" закон на стороне Максима Новицкого.

Так чей же долг в итоге будет продан: «Фаэтон» – сеть номер 1» или «Фаэтон-Аэро»? На этот вопрос ответ будет получен только после торгов. По иронии судьбы, заседание, уже назначенное судом в ответ на заявление конкурсного управляющего, выпадает на 20 декабря. Через четыре дня после аукциона обладатель права на требование сможет узнать истинного должника, при условии, что судебное разбирательство не затянется на неопределенный срок. Но стоит ли овчинка выделки, или что, собственно говоря, продает Сбербанк?

С одной стороны нужно понимать, что Сбербанк предлагает приобрести не заложенное имущество, а право его требования. В перечне залогового имущества фигурирует бизнес-центр «Шпалерная-1». По данным экспертизы, здание требует ремонта: с фасадов обрушивается штукатурка, коррозией повреждены металлические балки перекрытий, а в кирпичной кладке помимо микроорганизмов обнаружено множество вертикальных трещин, при этом «большая часть зафиксированных трещин приурочена к местам сопряжения наружных (несущих) стен с внутренними, перпендикулярными им, самонесущими стенами».

Кроме того, есть проблемы с документами - уже обнаружено, что фактическая площадь некоторых помещений не соответствует площади в документации. По всей видимости, перепланировка - самовольная. Поэтому нужно все проверять, вызывать ПИБ и оформлять новые кадастровые паспорта, что потребует времени.

Еще один проблемный залог - земельный участок в поселке Шушары. Информация в документах уже «устарела»: на участке высится автозаправочный комплекс, узаконивание которого может растянуться на годы. И тут вырисовывается вторая сторона вопроса: право требования не дает права располагать имуществом, зато с лихвой преподносит проблемы, связанные с ним. А таковых, по всей видимости, предостаточно.

В свете этой информации потенциальным участникам аукциона можно сколько угодно думать о том, что же все-таки скрывается под видом предстоящего аукциона: взаимовыгодная сделка или попытка избавиться от проблем. Ведь когда речь заходит о миллиардных суммах, то, несомненно, стоит миллиард раз подумать и взвесить все «за» и «против». Есть момент, из-за которого следует относиться к предстоящим торгам настороженно, - если уж один из самых влиятельных банков России отказывается от собственных денег, то ничего хорошего от таких «взаимовыгодных» сделок ждать не стоит. Существуют все шансы на то, что судебный процесс по взысканию задолженности, начавшийся с «Фаэтон-Аэро» более четырёх лет назад и не закончившийся на «Фаэтон» – сеть номер 1», обернётся лишней головной болью для будущего обладателя права требования долга.

Анатолий Рыжов