«Среди конькобежцев в России звезд нет»

Президент Федерации конькобежцев Петербурга рассказал, какие медали может получить наша сборная, как выбивал квартиру для Плющенко, и почему спортсменам нельзя платить миллионы.


© Фото с сайта osprocspb.ru/

В 1976 году конькобежец Евгений Куликов выиграл олимпийское золото на дистанции 500 метров, а четыре года спустя взял серебро. На Олимпиаду в Сочи он едет уже не участвовать, а наблюдать за спортсменами в качестве президента Федерации конькобежцев Петербурга. «Росбалт» выяснил у чемпиона, какие медали может получить наша сборная.

- От Петербурга на Олимпиаду поедут четыре конькобежца и одна представительница шорт-трека. Как оцениваете этих спортсменов?

- У нас неплохая команда. Денис Коваль и Артем Кузнецов – два спринтера, с претензией на 500 метров. Насчет медалей, наверное, тяжеловато, но выступление может быть успешным по отношению к самим себе. Катя Шихова может удачно пробежать 1,5 тыс. метров и женскую эстафету, Екатетерина Малышева – спринт. А перед Софьей Просвирновой в шорт-треке я как президент федерации не ставлю никаких задач. Ей 16 лет, поэтому она просто должна получить удовольствие от участия в Олимпийских играх и набраться бесценного опыта.

- Проигрыш в таких серьезных соревнованиях не травмирует молодого спортсмена?

- Когда ты еще, грубо говоря, запасной, то ничего не давит на голову – ни груз ответственности, ни груз лидерства. Голова свободная, эмоции переполняют, желания показать себя – вагон. И можно очень хорошо выступить. Я приехал в Инсбрук на свой первый Чемпионат мира в 1974 году как запасной. И за два дня до соревнований мне тренер говорит: «Наш лидер снимается, будешь ты выступать». Я бегу 500 метров и сразу занимаю пятое место! К тому же, спорт молодеет, и сам  шорт-трек - молодой вид спорта. Там риска очень много, поэтому детская бесшабашность присутствует. Когда тебе 30 лет, уже появляется боязнь упасть, боязнь что-то поранить. А в 16 лет падаешь, и хоть бы что.

- Новые рекорды в конькобежном спорте ставятся за счет технологий – коньков и комбинезонов?

- Конечно. В физическом плане мы были даже сильнее нынешних спортсменов. Мы и так тогда опередили время. Я меньше чем за год улучшил мировой рекорд на секунду - в 1975-м пробежал 500 метров за 37 секунд. А вы знаете, что такое отставание в секунду? Это значит, что ты финишируешь, а соперник от тебя за 10 метров. Если бы у меня тогда, в 70-е, были такие коньки, я бы пробежал 500 метров за 35 секунд. В прошлом году как-то надел новые коньки, и хоть давно не тренировался, да и вес уже не тот, сразу ощутил, какой в них мощный толчок. Добежал до поворота и даже не знал, что делать.

- Сборная СССР завоевывала много медалей в конькобежном спорте, но потом было несколько Олимпиад, где мы не выигрывали ничего…

- Да, был провал. Но он закономерен в любом виде спорта. Смена поколений, смена тренеров, отсутствие преемственности – здесь много факторов. В том числе отношение руководства страны и города к этим видам спорта. 20 комплектов медалей разыгрываются в конькобежном спорте и шорт-треке на Олимпиаде, а в Петербурге есть конькобежный центр? Нет! У нас есть центр по шорт-треку? Нет! И мы пытаемся завоевать лишнюю медаль, чтобы выиграть третье место в общекомандном зачете, - это смешно. Питер всегда был конькобежным городом, но сейчас здесь нет ничего. Дети еще могут как-то тренироваться: на Удельной, на каких-то маленьких «коробочках», если есть время, и то рано утром. А мастера уезжают в Челябинск, в Коломну – все тренируются на выезде, потому что у нас нет базы. А детишек много хороших. Вот та же Софья Просвирнова - звезда, таких девочек 100 лет точно не было. Но она же появилась снизу. Два года работает с тренером нашим, и сразу проявила себя. Таких детей надо вовремя поднять наверх, а поднимать некуда.

- Вы как-то пытаетесь изменить ситуацию?

- Я все время обращаюсь к руководству города, в частности, к спортивному руководству - бесполезно. Должна быть политическая воля. В свое время я совершил глупость, когда был председателем комитета по физкультуре и спорту в городской администрации. Боялся, что меня как конькобежца обвинят в предвзятости, если я буду уделять больше внимания своему виду спорта. И поэтому я занимался всеми одинаково. Хотя тогда у меня была политическая возможность построить что-то. Но денег было мало, и финансировались только те виды спорта, в которых у нас были шансы. Недостаток финансов в тот период – еще одна из причин провалов.

- Вы упомянули талантливых детей. Можно ли сразу сказать, что из ребенка вырастет олимпийский чемпион?

- Профессиональный спортсмен – да. Есть физиологические наработки, по которым тренер может предположить, что это будет профессиональный пловец или футболист. Но все, что дальше, невозможно спрогнозировать. Хотя когда я работал в спорткомитете, ко мне как-то пришел Алексей Мишин и сказал: «У меня есть парень классный, надо ему дать квартиру, попроси у Собчака. Это будущий олимпийский чемпион». Я говорю: «Но ему же еще 12 лет!» Он: «Я тебе говорю». Так мы «пробивали» квартиру для Евгения Плющенко.

- Сейчас голландцы показывают лучшие результаты в конькобежном спорте. Можно ли сказать, что лидеры олимпийской гонки уже определены?

- Нет, когда спортсменов первой десятки разделяют сотые доли секунды, и многое зависит от везения. Хотя я думаю, что в коньках равных голландцам нет, потому что там есть школа. В Советском Союзе она тоже была шикарная. Было основание - много детских спортивных школ, спортивных обществ, и все они работали на сборную команду страны. Поэтому селекция была мощнейшей. На пять мест в сборной претендовали человек 100, а сегодня не из кого выбирать. У голландцев как было это основание, так оно и работает, а у нас оно рухнуло. Можно поднимать его с нижнего уровня, а можно пойти от обратного. Создать звезду, как Плющенко в фигурном катании, и за ее счет популяризировать вид спорта, чтобы все хотели им заниматься. Но пока такой звезды нет.Фото с сайта wikipedia.org

- А если говорить в целом про российскую сборную по конькобежному спорту и шорт-треку, то на кого нам стоит надеяться на Олимпиаде?

- Сейчас я не могу сказать, потому что пик формы спортсменов подводят к конкретному числу, когда тебе нужно бежать. Поэтому те оценки, которые спортсмены получают на кубках мира и чемпионатах Европы за месяц-два до Олимпиады, еще ни о чем не говорят. Мы ожидаем медали – это абсолютно точно, но их достоинство зависит от везения. В моем понимании, мы должны рано или поздно выйти на три-четыре золотых медали в этих дисциплинах.

- В шорт-треке у нашей сборной еще ни разу не было золотых медалей…

- Да, но сегодня наши мужчины вышли в топ. В том числе это и заслуга олимпийского чемпиона из Кореи Ан Хен Су, который теперь стал русским Виктором Аном. Это как тягач, рядом с ним начинают улучшать свои результаты те, кто был чуть похуже. В наше время девушки все время «выкатывались» за мужчинами, чтобы поймать скорость. Так что давайте не будем пессимистами и возьмем за основу медаль в этой дисциплине. Какого достоинства - не знаю. Мечтаем, конечно, о золотой, но даже если будет бронзовая - уже хорошо.

- Прошлая зимняя Олимпиада в целом для нашей сборной была неудачной, в этот раз родные стены помогут?

- Если в Сочи мы проиграем…Хотя слово «если» я вообще не люблю. Предположить, что в Сочи можно проиграть, или, скажем так, каким-то образом оказаться пятыми или шестым – я даже об этом не думаю. В тройке должны быть обязательно.

- У конькобежца Ивана Скобрева есть спонсор, другие спортсмены тоже нуждаются в такой поддержке?

- Если государство хорошо финансирует спорт, то спонсор не нужен. Я против безумных гонораров. Профессиональный спортсмен вообще должен быть голодным, потому что большое количество денег развращает. Если бы Ивану Скобреву в свое время дали несколько миллионов, он бы уже не бегал. Сегодня в сборную по конькобежному спорту вкладываются те деньги, которые абсолютно созвучны ее календарю. И сборы, и международные выезды - все это финансируется.

- А 334 тыс. долларов, которые в России будут платить за золотую медаль – это не развращение?

- Нет, это не миллионы, а разумная сумма. Это деньги, на которые можно начать обучение или бизнес после того, как сделал красивое и мощное дело во имя страны. Базис есть, можно, например, квартиру купить. А у нас базиса не было. Я как олимпийский чемпион получил 3 тыс. долларов за золотую медаль. Спорт достоин того, чтобы люди зарабатывали разумные деньги для своей жизни. А когда ты заканчиваешь спорт и ты нищий, о чем тут говорить? Наши ветераны спорта получали только знамя, патриотизм, слезы и не более того.

Беседовала Софья Мохова