Неугодные кандидаты и «журналисты-авантюристы»

В Петербурге отрабатывается технология, благодаря которой отсекаются претенденты на победу в муниципальных выборах. Ноу-хау заключается в бюрократии, убегающих и прячущихся людях и вызове полиции в любой непонятной ситуации.


© Фото Дарьи Мироновой

Мы привыкли считать, что решающий момент выборов – это голосование. Однако в Петербурге отрабатывается технология, благодаря которой претенденты на победу отсекаются задолго до подсчета бюллетеней в урнах. Ноу-хау включает в себя убегающих и прячущихся взрослых людей, много бюрократии и вызов полиции в любой непонятной ситуации. Корреспондент «Росбалта» лично убедился, что консультации конфликтолога в муниципалитетах рекламируются неспроста.

В 16:00 1 июля спокойное течение жизни избирательной комиссии МО «Светлановское» в очередной раз было нарушено появлением активиста Даниила Кена. Молодого человека тут уже знают по имени. Как-никак, это была его восьмая попытка подать заявление на регистрацию в качестве кандидата в муниципальные депутаты.

Это раньше препоны неугодным ставились во время предвыборной гонки (собранные подписи не засчитывали, результаты фальсифицировали). Теперь претендентам даже не дают в эту гонку вступить. Сначала петербургские активисты не могли узнать о дате объявления муниципальных выборов, потом тщетно искали избирательные комиссии (ИКМО). В завершении квеста предстояло добиться принятия заявления претендента, причем его образец также предоставляли с трудом. А заявление не по образцу – еще один повод для отказа.

«О том, что объявлены выборы, я узнал только спустя восемь дней. Регулярно звонил в муниципалитет, но не получал конкретного ответа. В итоге только в библиотеке Выборгского района, и то не сразу, удалось найти газету с публикацией о выборах. После этого я пошел в ИКМО, чтобы взять образец заявления на выдвижение, его мне не дали. Зато приехала полиция и забрала меня в 19 отделение за то, что я якобы нецензурно выражался в здании совета», - вспоминает Даниил Кен.

После этого походы активиста в ИКМО стали регулярными. Но то членов комиссии не было на месте, то в документах находили неточность. На восьмой заход Даниил и его подруга по несчастью Марина Киселева решили пригласить журналистов.

Нашему появлению в ИКМО были явно не рады. Председателя не оказалось на месте, а секретарь потребовала у всех представителей СМИ не только удостоверения, но и редакционные задания. Вопрос о том, какой нормой закона она руководствуется, поверг даму в ступор. «Меня сегодня об этом уведомили», - заявила она. После чего убежала «искать закон». То есть за подмогой.

 

Фото Андрея Пивоварова

Затем в коридоре возник неизвестный человек, объявивший, что будет «принимать» журналистов по одному. Оказавшись со мной в пустом кабинете, мужчина вцепился в редакционное удостоверение «Росбалта».

«Выдано в мае. Быстро же вы подсуетились!» - взвизгнул он. И продемонстрировал бумагу с выдержкой из закона о том, что СМИ «вправе подать заявку на аккредитацию в государственный орган». Как постоянная аккредитация соотносится с кратким пребыванием к ИКМО и требуемым редакционным заданием, осталось неясным. Впрочем, подробнее ознакомиться с бумагой не удалось, так как мужчина гневно вырвал ее из моих рук.

На крики неизвестного отреагировали коллеги, стоявшие за дверью. Оказавшись в окружении сотрудников СМИ, мужчина решил ретироваться. «Вы не журналист! У вас удостоверение только с мая. Я не буду вообще с вами разговаривать!» - прокричал он мне в лицо. За его спиной висел плакат с портретом депутата ЗакСа Татьяны Захаренковой с оптимистичной надписью «Нет конфликтам! Даже самые сложные семейные и производственные проблемы решаются, если вам помогает профессиональный конфликтолог». Все сразу встало на свои места. Очевидно, что конфликты здесь были делом привычным и даже профильным. «Теперь представляете, как нам тяжело было сюда приходить семь раз?» - обратилась к нам Марина Киселева.

Попытка выяснить личность мужчины так и не увенчалась успехом. Он не желал представляться и скрылся за дверью без именной таблички. Впрочем, активисты подсказали, что перед нами был никто иной, как замглавы администрации МО Григорий Ревякин. Он же является членом ИКМО с правом решающего голоса (ИКМО и администрация находятся в одном здании). Через несколько минут этот мужчина выскочил из кабинета с фотоаппаратом, чтобы заснять наши удостоверения и проверить их с помощью «своих связей». «Вы незаконно действуете, у вас нет редакционного задания, вы сюда пришли самовольно, только для того, чтобы провоцировать работу муниципалитета. Вы здесь авантюристы!» - заявил Ревякин, в очередной раз хлопнув перед нами дверью.

 

Фото Андрея Пивоварова

Однако работа действительно была «спровоцирована». На сцене появился новый герой – руководитель ИКМО Андрей Шимолин. Он изображал «хорошего полицейского» - кричать не стал, а дал понять, что журналисты все равно неправы. Из вежливости даже согласился поговорить. Но не официально, а как частное лицо, то есть без диктофонов.

По словам Шимолина, комиссия работала «постоянно», и немотивированного отсутствия ее членов не было. Лично он ругань со стороны Кена не слышал и полицию не вызывал. Но при этом уверен в вине активиста, ведь тот «не сопротивлялся» стражам порядка. А еще Кен прятался от него в кустах, заявил Шимолин.

Как раз во время обсуждения этих детективных подробностей в кабинет со словами «Это здесь конфликтная ситуация?» зашел полицейский. Участкового из того же 19 ОП вызвали некие «доброжелатели», которые проходили мимо и услышали крики. Эти неизвестные не пожелали представиться. Возможно, именно вызову полиции в любой спорной ситуации учит конфликтолог? Но стражу порядка в итоге не оставалось ничего, кроме как удалиться в поисках других, более жарких конфликтов.

Но самое главное: документы у Кена и Киселевой все-таки приняли. «Вы это видели? Два человека пришли и зарегистрировались», - довольно улыбался глава ИКМО. Хотя неизвестно, что бы было, не явись в комиссию представители СМИ.

Проблема в том, что описанный случай – не какая-то единичная история с элементами сюрреализма. Это типичное отражение ситуации в избирательных комиссиях нескольких муниципалитетов Петербурга. В ИКМО «Кронверкское» претенденту в депутаты не дали посмотреть местную газету и выгнали со скандалом. Представители МО «Коломна» вызывали полицию, чтобы избавиться от «терроризирующего» администрацию Федора Горожанко. Активист просто несколько дней ходил в муниципалитет и пытался узнать информацию о выборах, которая, между прочим, должны быть общедоступной. Не захотели принимать документы в ИКМО “Шувалово-Озерки”. А представители ИКМО «Пулковский меридиан» продолжают упорно скрываться от претендентов. Причем с проблемами столкнулись даже представители парламентских партий. У «Справедливой России» в Московском районе документы смогли подать только 40 из 80 желающих баллотироваться.

Между тем у претендентов от непарламентских партий и самовыдвиженцев есть только 20 дней с момента объявления выборов, чтобы собрать подписи. Благо, нужно всего 10-12 «автографов», однако каждый день задержки уменьшает шансы стать кандидатом в депутаты. На то и рассчитана апробированная сейчас система. «Подобная ситуация прогнозировалась, это специальные действия, которые дирижируются. Еще на этапе регистрации хотят отсечь максимальное количество кандидатов», - считает депутат ЗакСа, сторонник «Гражданской платформы» Максим Резник.

Но даже после подачи заявления и сбора подписей претендентам советуют не расслабляться. Судя по всему, дальше будет только хуже. Любая «подозрительная» подпись может быть снята, а там и до отказа в регистрации недалеко. Так что хотя бы увидеть свое имя в бюллетене на выборах удастся далеко не всем.

Софья Мохова