Улица как сцена

Одни называют музыкантов и художников на площадях попрошайками, другие – альтруистами, оживляющими монументальный облик Петербурга. Сами же они уверяют, что улица дает свободу и позволяет общаться со зрителем напрямую.


© Фото Надежды Прохоровой

К уличным музыкантам и художникам относятся неоднозначно. Одни считают их попрошайками, другие – альтруистами, оживляющими монументальный облик Петербурга. Корреспондент «Росбалта» поговорил с теми, кто выходит за пределы галерейно-музейных пространств, создавая культуру города на его улицах, и попытался понять, где грань между чистым творчеством и коммерческой подоплекой.

Екатерининский сквер и площадь перед католической церковью Святой Екатерины Александрийской – традиционные места концентрации десятков портретистов. Все они – члены Санкт-Петербургского товарищества свободных художников. Свое рабочее место называют альтернативой парижскому Монмартру, пражскому Карлову мосту и московскому Арбату.

«Улица – единственное место, где можно заработать деньги. На арт-рынке – кризис. Художники больше никому не нужны - эта профессия закончилась, она невыгодна, – жалуется художник, отказавшийся представиться. – Цены на картины довольно большие. Люди приходят, но никто не хочет купить работу, однако это цена похода в кафе».

Непрофессионалов среди уличных художников нет. За плечами каждого – обучение в художественных училищах, профессиональных студиях и академиях. Лето для них – сезон самой активной работы, зимой же берут заказы на дом. В среднем услуга стоит около 1000 рублей. Главным конкурентом уличные художники считают компьютерную обработку фотографий, которая подменят собой ручную работу и создает иллюзию настоящего портрета. Но с улиц они уходить все равно не собираются, и уж тем более менять полет души под открытым небом на работу по расписанию в офисе.

Фото Надежды Прохоровой

В Европе история уличного искусства насчитывает несколько веков, петербургкий street art существует не так давно: в Северной столице художники вышли «в народ» в 1980-х годах, музыканты – на десять лет позже.

Музыкантом на улицах Юрий Морозов из Рязани работает уже восемь лет. Получив образование историка, он недолго поработал в школе, но бросил карьеру педагога и ушел на улицу – играть. «Как все пионеры, сначала я хотел исполнять «Белый снег, серый лед», но понял, что это не мой стиль. Взял «удочку», и как-то пошло». Теперь два раза в год в январе и июле, пока жена, студентка заочного отделения театральной академии, сдает сессию, Юрий стоит на Итальянском мосту и играет на блок-флейтах. В его репертуаре – популярная инструментальная музыка, такая как «Одинокий пастух» и «Улетай на крыльях ветра».

«В большинстве своем музыканты – жалкое зрелище, – считает руководитель выставочной деятельности музея «Эрарта» Павел Маркайтис. – Особенно когда, к примеру, исполнение песен группы «Кино» сопровождается речевками вроде «Помогите псковским панкам». Фальшивая флейта, часами тянущая одну и ту же мелодию в переходах метрополитена, – туда же... В определенных районах Берлина прямо на платформе метро или на берегу канала можно услышать интересные гаражные группы. В Петербурге я такого, увы, пока что не видел».

С таким категоричным мнением уличные музыканты Петербурга несогласны. Их аргумент – большинство профессионалов любят выступать на улице, более того – свою карьеру многие начинали именно там. Практически все уличные музыканты совмещают работу на улице с выступлениями в ресторанах, барах и пабах, и их профессиональное образование не ограничивается рамками детской музыкальной школы. Многие из них – студенты и выпускники музыкальных училищ и консерваторий.

«Почти все профессиональные музыканты хоть раз в жизни выходили на улицу. Это даже не подработка, а удовольствие. Контакт с публикой здесь более естественный, чем на сцене, где есть невидимая стена. Но важен не только профессиональный уровень музицирования, но и уровень внутреннего развития человека. Он может быть не супер-крутым музыкантом, но будет пытаться донести до слушателей что-то хорошее, перебирая всего три-четыре аккорда», – уверен гитарист Николай Гвоздев.

Фото Надежды Прохоровой

Среди уличных музыкантов Петербурга Николай Гвоздев – фигура, можно сказать, культовая. Он играет так уже более десяти лет, и последние три года традиционно стоит на углу Невского проспекта и площади Островского возле Екатерининского сквера и без пальца на левой руке исполняет хиты зарубежной рок-музыки 70-80-х годов. Не имея полного музыкального образования, Николай собирает толпы фанатов.

«Вот уже несколько лет я выхожу на Невский проспект с гитарой и усилителем, чтобы добавить позитивных красок в повседневную жизнь петербуржцев и гостей нашего города», – так Николай Гвоздев приветствует посетителей своей группы «ВКонтакте».

«Если бы люди ежедневно оставляли негативные отзывы, то я не стал бы этим заниматься. Разве я садист какой-то? – удивляется Николай. – Я продолжаю работать на улице, потому что это нравится людям. У них «крышу срывает». Они раскрываются, потому что современный человек настолько зажат, что ищет шанс вырваться».

О своем заработке уличные творцы говорить не любят: подозревают каждого, кто задает вопрос о деньгах, в шпионаже на налоговую службу. Считается, что если прибыль у музыкантов, фаерщиков, живых статуй – категория непостоянная и зависит от настроения, благородства и отзывчивости прохожих, то художники в финансовом плане защищены куда лучше.

Художник Владимир Никифоров с этим не согласен. По его словам, за день можно нарисовать как три-четыре портрета, так и вовсе просидеть без клиентов. Все зависит от желания прохожих, реакция которых совершенно непредсказуема.

Фото Надежды Прохоровой

Уличные творцы по-разному решают вопрос соотношения альтруистического желания оживить облик города и коммерческой составляющей. Однако практика показывает, что творчество и финансовый рынок в данном случае – такой симбиоз, где каждая из сторон общения получает пользу: художники – моральное и денежное удовлетворение (причем, по мнению большинства, первое – главнее), а прохожие – ценный результат (рисунок или фотографию с «живой» статуей) и хорошее настроение.

«Город – живой организм, и мы его звено, которое занимает свою нишу. Самое главное, чтобы все было в гармонии. Если кто-то ее нарушает, то реакция мгновенная. Жизнь не терпит пустоты. Если нас не будет, здесь появится какая-нибудь гадость, например, ларьки. Это все равно что убрать театры. Чего хорошего?» – задается вопросом художник Владис Владсон.

Архитектор по образованию, Владис рисует на улице с 1996 года, когда бросил работу из-за конфликта с руководством. С тех пор он сам себе начальник. Называет street art альтернативой официозу и пафосу, навязанному социумом. По его словам, вопрос о заработке стоит так: кому и сколько нужно?

«Спросите у Абрамовича, заработает ли он себе на жизнь, играя на улице? Я выхожу в город, когда мне хочется там поиграть. Это выплеск души и, конечно, неотъемлемая часть культуры. Город должен быть в нас заинтересован. Представьте, идете вы по набережной, где полная тишина. Или попса, которая раздается из кабаков. Это нормально? Возьмем в пример Испанию, где на улицах можно встретить мимов. Народ не ищет развлечений, они – на каждом шагу. Человек потом вспомнит выступления хороших музыкантов, и определенная мелодия будет ассоциироваться у него с определенным жизненным этапом», – рассуждает скрипач группы The compatible Виктор Абакумов.

Этот коллектив существует уже 14 лет и путешествует по России и Европе с концертами в разных городах. Образование Виктора не дает сомневаться в его профессионализме – в свое время он закончил сначала Российскую академию музыки им. Гнесиных, а потом — московскую государственную консерваторию им. П. И. Чайковского.

С тем, что уличное творчество – это важный элемент жизни любого мегаполиса, согласна и художник, куратор и журналист Марина Колдобская. «Главная задача уличных творцов – показывать неказенный взгляд на жизнь, - поясняет она. - А раз речь идет об альтернативе, то вопрос о «профессионализме» в традиционном смысле некорректен. Эстетических проблем я не вижу вообще».

Однако популярным творчество улицы стало не просто так, уверен руководитель выставочной деятельности музея «Эрарта» Павел Маркайтис. Всему виной — тотальный креативизм. «В этой ситуации каждый человек способен ощущать себя художником, имея под рукой все необходимое – недорогие музыкальные инструменты, графические редакторы и холсты на подрамниках, – объясняет эксперт. – Многие молодые авторы сознательно предпочитают улицу галерейным и музейным пространствам, поскольку общаются со зрителем напрямую».

Такие «внемузейные» авторы, как правило, являются носителями определенной идеологии, уточняет Маркайтас, в трансляции которой они заинтересованы.

И для многих этой идеологией является тот позитив, которым проникаются невольные зрители и слушатели городских артистов. «Я думаю, уличное творчество – это просто образ жизни. И не важно, какую сумму люди готовы дать за мое выступление, – подводит итог музыкант Николай Гвоздев. – Для кого-то пять рублей – огромные деньги, а для кого-то 5000 – бумажка. Гораздо приятнее, когда бомж с улицы, собравший деньги на бутылку пива, дает мне 10, а то и 50 рублей. По-моему, это очень круто!»Фото Надежды Прохоровой

Надежда Прохорова